Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

Зачем ЦБ отпустил рубль?

Очередное повышение ключевой ставки процента по кредитам, эмитируемым Банком России в целях рефинансирования коммерческих банков сделало кредит окончательно недоступным для большинства предприятий реального сектора экономики. При средней рентабельности обрабатывающей промышленности в 7,5-8% кредит, выдаваемый по ставкам 10% и выше, не может использоваться большинством предприятий ни для инвестиций, ни для пополнения оборотного капитала. За исключением ряда отраслей нефтегазового и химико-металлургического сектора, реальная экономика этим решением отрезается от кредитных ресурсов, эмитируемых государством.

До этого вследствие бума потребительского кредитования, загнавшего в 10-триллионную долговую яму миллионы граждан, реальная экономика лишилась сбережений населения, которое превратилось в нетто-должника. В дополнение к этому Правительство изъяло из нее пенсионные накопления. Санкции стран НАТО лишают экономику основной части внешнего кредита. Для финансирования оборотных средств и инвестиций большинству предприятий остаются только собственные средства, которых явно не хватает для обеспечения не только расширенного, но и простого воспроизводства. Объем прибыли предприятий в этом году составит (с учетом падения цен на экспортные товары) не более 10% ВВП при необходимой норме инвестиций 25-30% ВВП. Нет ничего удивительного в том, что вследствие такого рода решений на фоне оживления экономики почти во всех странах мира в этом году, российская испытывает неожиданный спад инвестиций и производства.

Согласно объяснению самого ЦБ, решение о повышении процентной ставки было им принято ввиду внешних обстоятельств: «В сентябре-октябре внешние условия существенно изменились: цены на нефть значительно снизились, при этом произошло ужесточение санкций, введенных отдельными странами, в отношении ряда крупных российских компаний. В этих условиях происходило ослабление рубля, что наряду с введенными в августе ограничениями на импорт отдельных продовольственных товаров привело к дальнейшему ускорению роста потребительских цен» (О ключевой ставке Банка России, 31 октября 2014). В обоснование предыдущего решения о повышении процентной ставки, ЦБ утверждал, что «возросли инфляционные риски, связанные, в том числе, с усилением геополитической напряженности и ее возможным влиянием на динамику курса национальной валюты, а также обсуждаемыми изменениями в налоговой и тарифной политике» (О ключевой ставке Банка России, 25 июля 2014). Еще ранее решение о повышении процентной ставки ЦБ объяснял «более сильным, чем ожидалось, влиянием курсовой динамики на потребительские цены, ростом инфляционных ожиданий, а также неблагоприятной конъюнктурой рынков отдельных товаров (О ключевой ставке Банка России, 25 апреля 2014).

Эта аргументация не выдерживает критики.

Любой предприниматель, имеющий дело с реальной экономикой, а не с утопическими моделями рыночного равновесия скажет, что повышение процентной ставки влечет удорожание кредита. Это ведет к росту издержек предприятий-заемщиков и, соответственно, к повышению цен на выпускаемую ими продукцию. Повышение процента сверх нормы рентабельности по активам не имеет смысла для финансирования инвестиций, а сверх рентабельности выпускаемой продукции – для пополнения оборотного капитала. Следствием этого становится сокращение производства, вызывающее рост издержек на единицу выпускаемой продукции и дальнейшее повышение ее цены. Невозможность кредитования инвестиций лишает предприятия возможностей снижения издержек путем увеличения масштаба и технологического совершенствования производства, что закрывает основные пути снижения цен.

Все вышесказанное многократно доказано теоретически и подтверждено практическим опытом. Повышение процентных ставок и сопутствующее им сжатие денежной массы всегда во всех странах приводило к одним и тем же последствиям – падению инвестиций и производства с одной стороны и росту издержек с другой, следствием чего являлось обвальное банкротство множества предприятий, столкнувшихся с невозможностью дальнейшего рефинансирования производственного процесса. И сегодня, так же, как в 90-е годы, эта политика загоняет экономику в стагфляционную ловушку, лишая ее возможностей развития.

По всей видимости, руководители ЦБ руководствуются фантазиями, почерпнутыми из учебников по макроэкономике для студентов начальных курсов. В некоторых из них, для облегчения восприятия учащимися рыночных механизмов, последние упрощаются до примитивных математических моделей равновесия, почти столетие назад привнесенных в экономическую науку из классической механики. В этих механистических моделях экономика представляется как множество ориентированных на максимизацию прибыли экономических агентов, обладающих совершенным знанием, работающих в условиях совершенной конкуренции и моментальной доступности любых ресурсов. В них увеличение предложения денег, как и любого товара, влечет снижение их цены, что равносильно повышению инфляции. И наоборот, повышение цены денег (процентной ставки) влечет снижение их предложения и падение инфляции. На этом основании в излюбленном монетаристами тождестве Фишера постулируется прямо пропорциональная зависимость между ростом денежной массы и цен. И, хотя она статистически не подтверждается, апологеты этой теории упорно исповедуют догму о прямой линейной зависимости между приростом денежной массы и уровнем инфляции, а также, соответственно, обратной зависимости между последним и процентной ставкой. В силу своей простоты дилетантам она кажется очевидной, благодаря чему легко навязывается общественному мнению. Это все равно что лечить все болезни кровопусканием, которое практиковали средневековые врачи в отношении доверчивых пациентов.

В реальности ни одна из предпосылок, принимаемых в качестве аксиом в моделях равновесия, не соблюдается. Руководствоваться ими в экономической политике – это все равно, что строить социализм по Коммунистическому манифесту Маркса и Энгельса. Без учета разнообразия людей и создаваемых ими институтов, без различения предприятий, отраслей и технологий, без механизмов развития. Эта экономическая «теория» вырождается в схоластику, непригодную к практическому употреблению. Поэтому в развитых странах никто из управленцев теорией равновесия не руководствуется, извлекая прибыль на неравновесных ситуациях и развивая экономику путем ее усложнения. Механистическая картинка равновесной экономики остается для дилетантов и используется для убеждения их в ненужности государственного вмешательства в экономику. С особой настойчивостью она вдалбливается в общественное сознание развивающихся стран, чтобы лишить их способности к творческому развитию своих институтов, которые подменяются «свободной игрой» рыночных сил, управляемых монополиями развитых капиталистических стран. К сожалению, наши денежные власти охотно «ведутся» на эту мифологию, не понимая элементарного смысла функции кредита в современной экономике. Этот смысл необходимо разъяснить.

Читать полностью
http://www.contrtv.ru/repress/5023/</div>
Tags: Ресурсная Федерация
Subscribe

  • Об интервенции

    Многие критики современной историографии довольно давно потребовали пересмотра учебников, посвященных русской главе новейшей всемирной истории, и это…

  • Моцарт и маргиналы

    В январе 2010 года британская местная пресса рассказала, что одна из школ в центральной Англии, West Park School (Derby) начала применять довольно…

  • Два мира

    Оригинал взят у watermelon83 в Два мира - старый и новый. Когда-то давным-давно я выкладывал в качестве отрицательного примера…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments