Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Category:

Итак, странные моменты войны 41-45 и 37-ой

Оригинал взят у kosarex в Итак, странные моменты войны 41-45 и 37-ой
http://kosarex.livejournal.com/1764861.html
Действительно, что мы знаем? Мы знаем, что идея уничтожения русских и немцев была присуща Ротшильдам во имя господства Британии над всем миром. Аналогично она была присуща американцам, взрастившим Троцкого. С еврейской общиной понятно - после захвата Палестины (будущего Израиля) англичанами у турок и немцев во время Второй мировой, они стали разрываться между двумя центрами (Британией и Америкой) и не тремя (Британией, Америкой и Германией). СССР пытался стать третьим центром притяжения, но социализм тогда был для многих малопривлекательным явлением.

Соответственно, идеи геноцида немцев и русских несколько отличались. Если же прочитать Майн Кампф Гитлера, то он был за проанглийский проект с поправками в пользу Германии. Германия захватывает Россию и становится третьей силой мира. Британия царствует над колониями. Вместе они составляют противовес США. Япония это тактический союз. Даже в 1937-39 гг. Германия продолжала кое в чем помогать Чан Кайши. Немецкий консул пытался спасти китайцев от резни в Нанкине.

Имел Гитлер и своего троянского коня. Это Муссолини, именно Муссолини продолжал втягивать Гитлера в авантюры, мешающие попыткам мира с Британией. Сперва он напал на Грецию, втянул Гитлера в нападение на Югославию. Кстати, это нападение задержало операцию против СССР. Затем он прямиком напал на Египет со стороны Ливии. Причем, воевал Муссолини омерзительно, заставляя Гитлера спасать своего союзника и благодетеля - помог с объединением Германии и Австрии. Интересно, по чьему совету помог, поскольку уж больно авантюрен, агрессивен и бездарен был этот проходимец? Взрастили-то его англичане на денежки миланской общины англичан, которая очень богата и влиятельна в Италии, хотя нам о ней мало говорят.

С влиянием Британии в СССР многое непонятно, но не стоит забывать, что выходцы из Германии и Польши в рядах большевиков больше склонялись к Британии, если брать традиции. А Троцкого воспитывали в США. Изгнание Троцкого и резкое увеличение процентного числа евреев в НКВД, жестокости коллективизации это все один проект. Теоретически остается допустить, что при Сталине сторонники Великобритании почувствовали себя легче, чем при конкуренции Троцкого. Тем более, Великобритания приложила руку к созданию в США Великой депрессии и переделу собственности в пользу своих сторонников. Говоря современным языком, мягкая сила Великобритании в 30-ые была сильнее мягкой силы США. Хотя недаром прообразом бала Сатаны в Мастере и Маргарите у Булгакова стали впечатления о празднике в американском посольстве. Советский бомонт любил американское посольство. Очень приятное здание на Садовом кольце, зато английское посольство к Кремлю ближе и совсем рядом со знаменитым домом на набережной, этим коммунистическим гетто, где кинотеатр Ударник.

Впрочем, все эти рассуждения прямого отношения к приказу сдать патроны и снаряды на склад, отданный за день до нападения Гитлера, прямого отношения к приказу не имеют. Важнее иное, приказ отдали из Генштаба, а потом расстреливали за паникерство и измену армейских генералов, то есть исполнителей, а не отдавших приказ. Разгром был потрясающим. Возможно, недоучли заодно эффективность немецкой авиации и степень выучки немецких войск. Кадровая армия была уничтожена или попала в плен. Гитлер расстрелял 5 миллионов военнопленных и позабавил своих сторонников на захваченных территориях еврейскими погромами тех, кого большевики физически не могли успеть вывезти.

Союзники ошалели от немецких успехов и были вынуждены помогать Сталину как могли. А война велась путем бросания плохо вооруженного ополчения под танки. Многое можно списать на бардак тех времен, хотя удивляют действия Жукова в Ленинграде, который не оказал необходимой помощи погибающим от голода. Удивляет гибель от голода десятков тысяч людей в Архангельской области рядом с битком набитыми продовольствием складами, которые поставили союзники, удивляют весьма сытные пайки еврейских беженцев. Многое удивляет, включая бессмысленную гибель миллионов людей в районе Ржевско-Вяземского выступа, когда надо было сделать перерыв в бессмысленных атаках, а высвободившиеся силы бросить на спасение жизней умиравших ленинградцев.

Но главное иное - со стратегической точки зрения война приобрела патовый характер. Система железных дорог в СССР была такова, что, не взяв Москвы, трудно было идти дальше. Остальные направления были тупиковыми. Взяв Ленинград, немецкие войска уперлись бы в болота. Южное направление тоже было тупиковым, пресловутый Сталинград это тупик. А более поздний анализ советских военных показывал, что, если бы не грубейшие ошибки, победить Гитлера можно было в 1944, причем весной или летом. Желающих отсылаю к мемуарам Майнштейна, точнее, к комментариям советских специалистов.

Я уже писал, что принципиально стала меняться порочная тактика советских войск только после Харьковской катастрофы. А это время, когда нехватка людских ресурсов заставила Сталина бросить на фронт узбеков и таджиков, развернуть шире мобилизацию среди грузин и азербайджанцев. Во времена самых тяжелых потерь советской армии эти народы от широкой мобилизации берегли. Национальные отряды объявили недееспособными и расформировали, то есть отправили в тыл. Под Москвой с бутылками под танки бросали в первую очередь русских. К лету и осени 1942 года оказалось, что переусердствовали - некого было ставить к станкам. От тринадцатилетних русских ребят за станком было больше проку, чем от взрослых грузин. Танки КВ, единственные серьезные танки до усовершенствования тридцатьчетверок, не выпускались. Рабочих то ли уморили голодом, то ли убили под Ленинградом, качество трансмиссии упало. Были бы живы ветераны, они много бы рассказали про проблемы с качеством продукции.

Была еще одна проблема. Мой дядя Коля, помню мальчишкой, как напьется, то орал, что Сталин угробил в 1942 под Харьковым цвет русской нации. По его словам, в 1942 офицерами и солдатами часто воевали образованные, культурные русские люди. Их бросили на смену погубленной в 1941 кадровой армии. Потом лейтенантов набирали из ребят со школьным образованием, брали бывших отличников и хорошистов, направляли на срочную службу. С майорами и полковниками было легче, они в атаку не ходят. Представьте, что могло бы случиться, если бы в 1943 году не сменилась бы тактика, а воевали бы как в 1941-1942. Оставался только один резерв людей, чье образование позволяло заменить русских отличников и хорошистов. Это герои Ташкентского фронта. Например, папу Жириновского пришлось бы отправить на фронт и заставить поднимать роту в атаку под Курском. Я говорю про один миллион беженцев из Западно Украины и Польши и еще про пару миллионов иных уклонистов, которые не имели никакой ценности для работы на реальном производств. Только тогда перестали класть солдат как на Заячьей горе под Юхновым, как подо Ржевом и как на Мамаевом кургане.

А теперь посмотрим на реальные действия летом 1942 года. Керченская катастрофа это ошибка, которая готовилась месяцами. Войска сознательно поставили так, чтобы немец могли совершить прорыв. Можно ругать Буденного, но ведь есть проверяющие из Генштаба. А Буденный был потом снят за то, что не ослушался приказа, не рассредоточил войска в глубина на лишний десяток километров. Ну, хорошо, Буденного отправили в почетную отставку, иначе армия могла подумать о подставе наверху. Но положение мог спасти Черноморский флот и выдающийся еврейский флотоводец контр-адмирал Октябрьский. Он категорически отказался спасать армию, подвести хоть один крейсер и открыть огонь. За это Сталин защитил его от всех критиков и потом наградами не обижал, хотя флотоводец был действительно выдающимся по степени бездарности проведенных им операций.

Харьковская катастрофа была вызвана предельно бездарными действиями. Советская армия словно забыла все уроки 1941 года и зимы-весны 1942. Еще история Второй ударной Власова, боев под Демьянском, попытки сделать котел Гудариану и многое иное показали - нельзя фронт рвать одним ударом в одном месте. Нужны вспомогательные удары. Нельзя давать приказ войскам идти дальше на прорыв, если место прорыва не расширяется ударами во фланги. Когда несколько ударов, то можно. Там есть свои нюансы, но бить только в одно место нельзя. Под руководством Генштаба были допущены все ошибки сразу. Войска гнали вперед, видя, что противник отступает по центру и успешно держит фланги. Войска гнали в степь, туда, где не было железной дороги. Короче, более идеальной подставы представить себе нельзя.

Кстати, потом говорили, что причина ошибок в том, что ждали наступления немцев на Москву, поэтому ударили на Харьков. Они, так сказать, не знали, что Гитлер будет на юге наступать. Вся проблема в том, что Гитлер тоже не знал, что он будет наступать на юге. Если бы он хотел наступать именно на юге, то он не перебросил бы Манштейна с войсками с пресловутого юга под Ленинград, где послал Манштейна в наступление. У нас очень постарались представить дело именно как коварство Гитлера и генералов. Нет, Гитлеру просто дали возможность наступать на тупиковом южном направлении и спокойно убить несколько миллионов русских солдат. Кстати, о наступлении в центре. Оно все-таки состоялось летом 1942 года. Немцы продвинулись к Москве и потеснили советские войска на флангах направления удара. Что, кстати, еще раз говорит, о своеобразной трактовке замыслов противника.

Самое интересное, что ошибки советского командования совпали по времени с интересной ошибкой англичан при сопровождении конвоя PQ-17. Дело не только в особенностях ложного сигнала, послужившего основанием, что конвой оставили без защиты. Дело в том, что потом помощь по Севмор пути прекратилась аж на 7 месяцев. То есть для Гитлера это могло быть сигналом из Лондона - побеждай Совдепию, мы мешать не будем, а победа станет основанием для сепаратного мира в ущерб интересам США. То есть, Гитлера тоже побуждали активнее класть солдат на поле боя.

И тут интересна иная ошибка Гитлера. Он до 1943 года не спешил провести полную промышленную мобилизацию, призвать женщин на производство, ввести более жесткое нормирование ресурсов. Он слишком медленно принимал меры по увеличению военной продукции, хотя анализ соотношения военного потенциала союзников требовал обратного - надо спешить, если не воображаешь, что победу тебе выкатит на блюдечке с голубой каемочкой сам противник.

Действительно, как только Гитлер пытался выйти за определенные рамки, у большевиков срочно появлялись силы. Пытался Гитлер прорваться в любимую Сталиным Грузию и не смог. Пытался прорваться к Баку - не помогло даже восстание чеченцев в тылу Красной армии. А там степи, авиация и танки могли идти вперед без проблем. Пытался летом 1942 под шумок Сталинграда подойти к Москве и осекся.

После странных событий 1942 года что-то шелкнуло в голове советского генштаба, стали воевать умно, хотя солдат вроде клали безжалостно, но боялись окончательно остаться без людских ресурсов. Что-то щелкнуло в голове у Гитлера, он с 1943 года стал куда более жестоко репрессировать евреев. А это признак желания нагадить Британии, поскольку именно через еврейские общины Британия влияла на политику европейских стран в 1920-30-ые годы. Видимо, Гитлер окончательно понял, что его подставили с идеей похода на Восток.

Концы прятали в воду довольно ловко. Например, в 1943 году Муссолини отрешили от власти и арестовали в Италии. Он много мог бы рассказать о том, как помогал Гитлеру прийти к власти и как своими войнами срывал возможность сепаратного мира с Британией, на который так надеялся Гитлер. Но Отто Скорцени "спас" Муссолини, то есть, в итоге Муссолини не попал в руки наступавших тогда на Рим американцев, а попал к повесившим его партизанам. Интересно не то, что Отто Скорцени в итоге стал героем для Гитлера, он также стал героем для англичан, а потом его стали пиарить среди американцев. Этакий редкостный эсэсовец, годный на роль рыцаря зла без страха и упрека. Британия сделала все, чтобы запутать историю с конвоем PQ-17. Советская историография спасла Жукова от обвинений в сознательном геноциде ленинградцев. Приказ о разоружении перед нападением немцев стали списывать на боязнь Сталина спровоцировать войну, а сейчас говорят о неком агенте Гитлера в Генштабе. Историю Харьковского позора не разбирают. Вроде, Генштаб не понял генералов на местах, а генералы на местах не поняли немцев.

Но самое интересное произошло с оценкой войны. После войны Сталин подчеркнуто избегал надевать награды, которые он себе выписал вместе с друзьями по власти за победу. Для населения война была не торжеством советского строя, а историей грубейших ошибок и тяжелейших потерь, историей голода и смертей. В некую скрепу общества стали ее превращать только при Хрущеве и, особенно, при Брежневе. Оправдание советскому строю народ нашел не в победе над Гитлером, а в полете Гагарина. Но это та истина, которую скрывают от нас по сей день. Все 50-ые упоминание о войне и возможности новой, победоносной войны наводило на народ ужас. Даже в конце 70-ых события на Даманском вызвали у народа не вплеск ура-патриотизма, а панику. Нам же на военном деле в школе с горечью говорили, что при Ташкентском землетрясение в воинских частях, где подумали о начале войны, солдаты стали бегать с паническими криками "война" и только единицы бросились к стойке с оружием. После войны было нормой, что по пьяни генералы ругались и обвиняли в потерях своих войск других генералов и общее руководство.

Но дело 37-го года жило и побеждало. Все понимали, что ужасы коллективизации были во многом связаны с сознательным геноцидом населения, а сказать нечто подобное о странностях ведения войны в 1941-45 гг. и даже о Финнской кампании не могли. Тем более, после войны Сталин организовал новую волну репрессий.  Геноцид населения продолжился.

Но я хочу сказать одно - в теме должно было быть довольно много человек, не только Сталин, Каганович, Молотов, Хрущев, Жуков, Шапочников, Мерецков и прочие. Кое-кто обязан был догадываться. Например, генерал Власов. Он отличился под Москвой. Он был очень грамотным генералом, вдобавок, рожа у него была подлая, а подлецы куда лучше историков понимают, где ошибки, а где подстава и кого подставляют. Похоже, что он отлично понимал, что Гитлер проиграет, но обозлился, что его оставили умирать вместе с рядовым составом. Все генералы, понимающие, что они по приказу центра подставляют подчиненных, очень грозны и смелы, пока дело не доходит до них самих. Генерал Рохлин недаром подался в оппозицию. Во время штурма Грозного он должен был идти вперед с солдатами, ему ударили бы в тыл и принудили к отступлению. Он чуял подставу и понял, что подставляет. Поэтому он сам вперед не пошел, погнал подчиненных, а сам засел на вокзале. Потом это выдали за воинскую хитрость против чеченцев, а не за борьбу за жизнь против решений генштаба. А те, кому вовремя давали отходить в тыл, те молчали и будут молчать. Поэтому никаких честных мемуаров на свет не появится. Но моя идея, что ошибки во время 1941-45 гг. можно разделить на ошибки и на сознательные действия, направленные на геноцид русского и ряда иных народов, на мой взгляд, имеет резоны. Да и логика репрессий 1937 года получает свои основания. Какой-нибудь Якир мог возопить - к черту геноцид русских, в Варшаве страдают евреи, не будем подставлять войска, будет грамотно наступать. Вот за это его могли расстрелять в порядке общего воспитания - делай как говорят, не думай башкой о ненужных для выполнения приказа вещах. На этом пока завершу. Могу продолжить для уточнения, но это уже мелочи.

Tags: геноцид
Subscribe

  • О привычке «мыслить категориями XIX в.»

    Оригинал взят у salery в post Четверть века назад находилось достаточно людей, уверовавших в наступление эры некоего «нового мышления»…

  • Прэлестно...

    В Москве откроют бесплатную киношколу для инвалидов В киношколе "Без границ" смогут обучаться люди с нарушением опорно-двигательного аппарата,…

  • Месть Сталина

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments