Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

МЕЖДУ ВОЙНОЙ И ПОЗОРОМ (Пороки внешнеполитической доктрины России). IVa

Оригинал взят у miguel_kud в МЕЖДУ ВОЙНОЙ И ПОЗОРОМ (Пороки внешнеполитической доктрины России). IVa
(Продолжение. Начало в трёх предыдущих частях:

  1. Теория заключения соглашений.

  2. Теория соблюдения договоров.

  3. Теория взвешивания альтернатив.)


4. Итоговое рассмотрение: быть или не быть?

Перед тем, как перейти к итоговому рассмотрению стоящего перед Россией выбора, следует сделать несколько замечаний об эволюции политической системы страны и о том, почему кажущиеся решения этой системой насущных проблем со временем оборачиваются ещё более тяжёлым положением. Начнём со второго.

1) Симулякры вместо работающих систем

Россию ждут трудные времена. Необходимость мобилизационного усилия для преодоления цивилизационного тупика станет вскоре настолько общепринятой и очевидной, что даже телеэкраны заполнятся лоснящимися от жира сибаритами в дорогих костюмах, напоминающими населению, как русский народ проявлял терпение и совершал подвиги в прошлые эпохи. В этот момент бенефициарами статус-кво будет предпринята ещё одна попытка повернуть Россию и русских от реальной борьбы за свои права к изображению этой борьбы – быть может, жертвенному и эффектному, но относительно безопасному и бесполезному, не наносящему реального ущерба врагам и не приносящему реального результата стране. Как и 15 лет назад, вместо действительного возрождения России народу будет подсунут его симулякр в духе небезызвестного «вставания с колен».

Представляется, что именно такой симулякр может стать одной из главных опасностей сегодняшней России, а задачей страны является вовремя распознать подделку и отказаться от неё. И чтобы не поддаться на новый обман, необходимо разобраться хотя бы с теми подделками, которые распространены в наши дни.

Мы вообще живём в эпоху массового использования симулякров, создатели которых решают сиюминутные задачи, однако совершенно не понимают, что подрывают не только будущее страны, но и своё собственное. Симулякр не только крайне опасен, но и дорого стоит, вводит в заблуждение, уводит в сторону, задаёт неправильные посылы. Этим он принципиально отличается от обёртки – классической западной технологии прикрытия неприглядной действительности. Под обёрткой у Запада всегда прячется какая-то сущность, представляющая самостоятельную ценность, функционирование которой оправдывает и окупает поддержание обёртки. Под симулякром же не прячется вообще ничего: он не прикрывает, а заменяет суть. Прикрывает он только пустоту.

Таким симулякром в российском случае является, например, демократия. Попытка построить функционирование государственной системы по лекалам скомпилированной из чужих образцов конституции, не выросшей историческим или логическим образом из естественных потребностей российского государства, приводит к огромному расходу ресурсов на ненужную возню, изображающую демократические процедуры, но не позволяет построить действия государственной власти на принципах целесообразности и ответственности. Есть ли какой-то смысл в разрешении Совета Федерации на ввод российских войск на территорию Украины, если сначала войска были использованы в Крыму без этого разрешения, а затем – не использованы на Юго-востоке, когда разрешение было? Если реального мандата от представительной власти на определённые действия фактически не нужно, то зачем ломать комедию с парламентским голосованием за спущенные сверху решения?

Массовая штамповка симулякров заменяет для российской власти реальную работу по развитию страны. Пропагандисты могут усиленно делать вид, что та или иная сомнительная сделка была удачной (как, например, недавний газовый контракт с Китаем), и уже сами власти начинают действительно усердствовать и тратить ресурсы на выполнение сделки и достижение других таких же «успехов». В разобранном нами интервью Примаков специально пришёл на телевидение, чтобы прямо обманывать зрителей, хоть и академик РАН. Его позвали на поддержание симулякра заботы верховной власти об интересах страны и о мире на Украине. Тут, конечно же, были учтены старые заслуги Евгения Максимовича на поприще создания симулякров, ведь когда-то он, перефразировав Горчакова, сказал «Россия должна сосредоточиться» и усердно изображал сосредоточение России, разворачивая самолёт над Атлантикой накануне агрессии НАТО против Югославии. Югославии это не сильно помогло, но народ удостоверился в патриотизме Примакова.

Симулякром защиты российских интересов стали ритуальные выступления Чуркина в Совбезе ООН, не предназначенные ни для убеждения других участников заседания, ни даже для пропагандистских достижений в глазах населения Третьего мира. Да и вся деятельность МИД по выражению «глубокой озабоченности» и достижению «мирного урегулирования» стала фактическим симулякром гуманистической деятельности и защиты русских. Всем давно очевидно, что деятельность МИДа – никого не интересующая условность, попытка следовать когда-то усвоенным урокам дипломатического этикета без понимания внутреннего смысла соответствующих действий, то ли карго-культ, то ли дань имперскому прошлому. И Козырева убрали не за то, что сдавал национальные интересы России, а за то, что плохо изображал борьбу за них. Но все продолжают строить серьёзную мину, наблюдая за бессмысленными экзерсисами Чуркина-Лаврова и соучаствуя тем самым в продлении постыдной клоунады.

Попытки смягчить общественные проблемы по рецепту «бабло побеждает зло» тоже давно превратилось в симулякр реальных долгосрочных решений. В результате применения этого рецепта расшаталась система отношений, страна отучается функционировать в нормальных исторических условиях без массового заливания нефтедолларами наиболее наглых просителей и саботажников.

Симулякром стала деятельность российской власти, вырастающая из идеи 90-х, что мы нужны Западу и станем его частью. Потом на место этой идеи пришли тезисы об «энергетической сверхдержаве», «либеральной империи», «мягкой силе» и «русском мире», помноженные на внешнеполитическое убеждение о возможности рассорить Европу с Западом ради решения приграничных проблем России. В дополнение к этой каше возникла мысль, что мы «перезападним» Запад, дадим ему фору в свободном развитии предпринимательства и в либеральных ценностях, что мы можем быть привлекательнее Запада даже для западных граждан. Для наведения лоска последнему симулякру из Франции выписали Жерара Депардьё, фрондирующего своему правительству по вопросам налогообложения. Ясно, что, в отличие от математика Эйлера, скульптора-отца и архитектора-сына Растрелли, градоначальника де Рибаса, никакого вклада в развитие российской культуры престарелый актёр внести уже не может. И деньги, потраченные на закупку подарочных квартир для него, были растратой народных средств на имитацию тех времён, когда европейские дворяне шли на службу российской короне и приносили пользу стране. Да и то, после нескольких лет, проведённых в эскорт-услугах у русофобствующего президента Ющенко, внезапная страсть подержанного актёра к России выглядела не слишком убедительно.

Значительная часть нынешней активности привластных структур по поддержке восставшего Донбасса тоже является симулякром. Всё более неосмысленной и бесплодной становится агитационная деятельность центральных телеканалов, переливающих из пустого в порожнее на бесконечных ток-шоу и в слюнявых репортажах о слезинке ребёнка. Много сил положено на то, чтобы во главе Новороссии были удовлетворяющие Кремль фигуры, абсолютно не популярные и не нужные на местах. В конце концов, с огромным трудом и немалой потерей собственного авторитета на Украине, российской власти удалось сделать спикером парламента Новороссии О.Царёва, но ведь реальной власти у него всё равно нет! Стоило ли стараться? В расчёте заполнить кадровый вакуум в Новороссии после её освобождения, на территории России стали проводить курсы-семинары для будущих политических деятелей новой республики, стали писаться «политические правильные» (с точки зрения кураторов) программные документы для восстания (ничего общего не имеющие с настроениями восставших). Тем самым сделана попытка скопировать американскую технологию подготовки агентов влияния с помощью грантоедских программ, но упущено из рассмотрения, что на данном этапе противостояния тема революций по Шарпу и политических лидеров демагогического типа, красиво выступающих на ток-шоу или водящих за собой толпу на митингах, стала абсолютно неактуальной. Что идущая война выдвинет элиту совсем другого типа, намного более качественную, которой предавший Новороссию Кремль не сможет манипулировать. Своей запоздалой попыткой подействовать на Украину методами из западного арсенала ушедших десятилетий мирного времени российские структуры показали только непонимание сути и границ применимости этих методов.

Попугайское повторение за Западом привело к тому, что Россия не в состоянии использовать сильные черты собственной цивилизации. Все методы действий на внешнеполитической арене, взятые Россией на вооружение – блёклое и неэффективное повторение Запада. Даже блеф, используемый Кремлём (угроза экономических санкций, военные манёвры на границах более слабых стран), дипломатические предложения – такие же, как и у Запада. Поэтому, в частности, Западу так легко просчитать российские действия и предпринять контрмеры. В попытке воспроизвести Запад, Россия заимствовала все его минусы, но не плюсы.

Украинский кризис показал, что Россия уже стоит не перед вопросом «кто мы?» или «что нам делать?», а перед вопросом «зачем мы?». Россия не сможет достичь цивилизационной привлекательности, слепо воспроизводя непонятные ей ритуалы Запада. Бледная ублюдочная копия Запада не нужна ни миру, ни собственному народу. Позорный симулякр, не способный к реальному формулированию и отстаиванию своих интересов, не будут терпеть нигде, ибо даже угасающий потенциал России в нынешнем её состоянии представляет угрозу всевластию Запада в случае, если Россия повернёт к возрождению. Элита может сколько угодно стелиться перед Западом, упрашивая не губить её и обещая продавать интересы страны по дешёвке, но зачем платить, если можно вообще не платить? А сегодняшний кризис показывает всему миру, что отобрать что-то у России можно и просто так. Никто не будет терпеть на столь важном мировом перекрёстке откровенную помойку, не желающую сформулировать и отстоять свои интересы!

Симулякром во внутренней политике России является всесилие политтехнологов, будто бы способных компенсировать провалы в строительстве государства. Можно сколько угодно смотреть на графики, на движение рейтингов, но нельзя забывать, что их действенность сохраняется только в рамках российской «суверенной демократии», которая, в свою очередь, сама является симулякром. Для иллюстрации ничтожности того значения, которую имеют рейтинги и политтехнологии в минуты испытаний, полезно вспомнить истории свержения Каддафи и Януковича. Первый пользовался реальной любовью большинства населения, но государственная машина Ливии вообще не строилась для мобилизации народа на что-либо, соответственно, цена этой любви при штурме Триполи оказалась нулевой. Второй победил на выборах, имел отлаженную систему государственного подавления и согласие населения на правление до конца срока, но не смог досидеть на своём посту оставшийся год, потому что оказалось достаточно направить на госучреждения критическую массу недовольных – и построенный на политтехнологиях режим парализовало. А ведь правительства Каддафи и Януковича консультировали не последние умы!

Вместе с тем, целый ряд реальных факторов, влияющих на устойчивость государства, но пока не отражающихся на рейтингах, нынешней системой полностью игнорируется. Например, на фоне крымской эйфории и невиданного взлёта популярности действующей власти под ближайшее будущее России заложена мощная мина в виде нерешённой крымско-татарской проблемы. Поразителен казус Джемилёва и Чубарова – ведь это же просто мелкие клопы, раздавить которых вместе с антироссийским Меджлисом можно и нужно было одним движением пальца (либо репрессировав, либо дискредитировав), но и эту ничтожную проблему российская власть не смогла решить и оставила врагов гадить дальше!

(Показательно, как небрежно, на фоне внимания к графикам популярности политиков, власти относятся к глубинным настроениям масс по фундаментальным вопросам и к возможности их изменения. Российский президент гордится тем, как он учёл секретный опрос общественного мнения в Крыму и решился на присоединение полуострова. Ряд наблюдателей стали делать вывод, что на Юго-востоке Украины такие опросы дали другие результаты, поэтому Путин ничего и не предпринял для его присоединения. Если это действительно так, то, выходит, власти России сами так и не поняли, что произошло в Крыму. Ещё год назад там не было такого убедительного большинства за переход в Россию. Настроение жителей Донбасса резко поменялось за последние полгода, точно так же можно было сделать и на Юго-востоке. «Мнение народа» может радикально меняться под воздействием обстоятельств и пропаганды. Непонимание этого факта ведёт к тому, что радикально пророссийские настроения крымчан начинают считать постоянным, имманентным свойством и проморгают изменение этих настроений под давлением наступающих событий. Эти процессы легко могут привести к потере Крыма и других регионов.)

На фоне взлёта рейтингов властью был запущен симулякр собирания земель – опаснейшая для российских перспектив подделка, ведь если воссоединения не получится, если русский народ радуют без повода, то разочарование в борьбе ведёт к «выгоранию». И теперь, когда все видят, что российская власть не заинтересована в воссоединении, шансов на возрождение оптимизма будет меньше, чем было бы без запуска этого симулякра. Чего, например, стоил симулякр поддержки Россией Януковича от 2004 года и симулякр решимости Партии Регионов отстоять свою тогдашнюю победу? Тогда минимум четверть Киева была за Януковича, притом что добрая половина оставшихся представляли «болото» и примкнули к «оранжевым» в самый последний момент, уже под влиянием идущей капитуляции режима. Потом сторонников Януковича сдали без боя, и теперь тогдашние активисты – абсолютно раздавленные люди, многие из них перешли на сторону нынешнего Майдана. А что они могут сказать своим детям, как они могут их воспитывать в гордости за русский народ и за Россию – рассказать, как их предали те, на кого были возложены все надежды?

Особый вред создаёт нелепое пристрастие российского руководства к «отложенным решениям», «отложенному статусу», причём в ничем не обоснованных ситуациях, когда есть все возможности сразу и полностью решить конкретный вопрос в свою пользу. Это превратилось в какую-то постоянно действующую установку, подчёркнуто бессмысленную и нелепую. Вот таким симулякром решения грузинской проблемы стала война 2008 года. «Решена» она была только в представлении России, зарывшей голову в песок и не пожелавшей видеть реальность. Грузины затаили злобу и дожидаются своего часа, нормальное развитие Абхазии и Южной Осетии торпедировано, в момент критического ослабления России Грузия, под одобрение всего мира, может попытаться взять реванш. Получается, что «отложенное решение» – не решение вовсе, а замыливание проблемы, создание видимого решения (симулякра) ради ухода от принятия необходимых действий. Совершенно бессмысленного, потому что в большинстве случаев окончательное решение даже кратковременно несёт меньшие издержки, чем отложенное.

Собственно, в контексте украинской проблематики России, чуть ли не единственным источником оптимизма на фоне повсеместной «измены, трусости и обмана» является то, что с другой стороны тоже наблюдается засилье симулякров. Люди, мечтающие о великой Украине, убирает из рассмотрения, что, как только и если фактор России исчезнет, они перестанут быть нужны нынешним покровителям, а, значит, «европэйська нация» и её будто бы значительная культура, включая всю творческую интеллигенцию Киева, вернутся к родимому статусу холопов. С точки зрения Запада «европейская» Украина – обёртка для тарана, направленного против России, но с точки зрения сколько-нибудь вменяемых целей украинского населения это симулякр, заменяющий государство, нацеленное на свои интересы. И если в прокремлёвской пропагандистской среде принято радовать последователей победными хрониками, по которым армия Новороссии уже десяток раз должна была войти в Киев, то с противоположной стороны слышатся не более убедительные заверения, по которым число «уничтоженных террористов» в несколько раз больше общего числа ополченцев. Поэтому хорошо, что выгорание оптимизма, к которому ведёт привычка прокремлёвских пропагандистов радовать аудиторию без настоящего повода, компенсируется аналогичным явлением с украинской стороны.

2) Что будет при сохранении текущих тенденций

Теперь у нас есть всё необходимое, чтобы сделать выводы о выбранной в России линии самоустрания от украинского конфликта с минимальной помощью своим, но ровно настолько, чтобы не подпасть под санкции, не поставить под удар большую страну.

Да, в самом деле, российский истеблишмент не идёт на эскалацию конфликта со своей стороны и решительные ответные меры, потому что боится изоляции страны, изъятия заграничной собственности, преследования живущих за рубежом родственников и т.д. Так же поступали и все другие режимы, попадавшие в аналогичные условия, – Милошевича, Януковича, Каддафи. Они остаются в пределах заботливо развешанных вокруг них «красных флажков», как при охоте на волков. И гарантированно несутся к своей смерти.

Правы ли аналитики, которые в своих аргументах за нынешнюю практически «невмешательскую» политику России страшат страну большим ущербом от санкций?

Вообще, нет уверенности, что именно минимизация ущерба для России от санкций – ведущее сображение для российской элиты. Скорее всего, речь просто об оправданиях текущей политики, продуцируемых пропагандистской машиной, привычно глядящей в рот начальству. Расхождение интересов истеблишмента с интересами всей страны проявило себя куда сильнее реальной заботы о России.

Но можно поспорить и с этими пропагандистами. Мы живём в жёстком мире геополитической конкуренции, и жёсткость санкций к противникам, приговорённым к уничтожению (а Россия для Запада – именно приговорённый противник), зависит не от того, как плохо себя этот противник ведёт, а от того, как он на эти санкции сможет ответить.

И вот, чем больше Россия будет прогибаться, тем жёстче с ней будут себя вести, а не наоборот. Если бы Россия завоевала Украину, присоединила Белоруссию и Казахстан, захватила Прибалтику и навела там порядок, то её позиции у были бы только сильнее: больше экономика, меньше ущерб от чужих санкций, больше ущерб противника от российских санкций, легче организовать оборону. Ну ладно, допустим, Европа отказалась бы покупать российский газ. Её ущерб был бы куда больше тех 30-50 миллиардов, которые потеряла бы Россия из-за необходимости прекратить добычу и продажу этого газа. Россия вполне пережила бы прекращение газового экспорта в Европу. Поэтому именно отказ от закупок газа – маловероятная санкция. А вот попытка Европы, например, прекратить закупку нефти ни к чему бы не привела: нефть можно направить и на другие рынки. А все другие санкции на Россию и так рано или поздно наложат, как наложили все возможные санкции на Милошевича.

Уходя от столкновения сейчас, улучшает ли Россия свои позиции в неизбежной войне? Милошевич тоже, вместо того чтобы сразу взять Загреб, уходил от эскалации и укреплял армию, «готовился» на всякий случай к обороне. Он даже понемногу помогал краинским и боснийским сербам: первым – ровно настолько, чтобы те де-факто разделились с враждебной Хорватией и получили «отложенный статус», вторым – присылал сербскую милицию для «зачистки» мусульманских формирований в районе Зворника, чтобы во время боевых действий не страдали приграничные деревни на территории Сербии. Полной и быстрой победы не захотел. А когда напали уже на СРЮ, у него не хватило даже мужества ударить ни по одной из натовских стран, хотя Будапешт и города южной Германии находились в пределах досягаемости югославских ракет. В итоге потерял всё.

(Интересна следующая параллель: подобно тому, как российские войска сохранили под своим контролем Крым, под фактическим контролем СРЮ при разделе с Хорватией остался спорный стратегически важный полуостров Превлака, прикрывавший вход на единственную оставшуюся базу югославского флота. По соглашению 1992 года полуостров был демилитаризован, туда пришли наблюдатели ООН. После 2002, с уходом наблюдателей, Хорватия стала односторонне развивать в этой зоне туризм. Черногория, правда, продолжает претендовать на полуостров и обижаться на Хорватию.)

Судя по всему, так же будет и в России с нынешним руководством. Если у нас такая элита, у которой собственность и дети на Западе, то и «ядерный чемоданчик» всё равно, что пустой. Так что о подготовке к контрмерам на случай дальнейшего обострения отношений с Западом и войны речи вообще не идёт. Лучшей подготовкой было бы присоединение Новороссии или всей Украины в марте-мае – это бы сделало Россию намного сильней и по экономическому потенциалу, и по культурному, и по солдатам. Вместо этого залезли в кусты. Так ничего не наготовишь!

Пора понять, что именно нынешнее «миролюбие» Кремля максимально повышает вероятность полномасштабной войны с Западом. Паралич властной системы показывает, что механизм принятия решений не успевает работать со скоростью изменения ситуации, значит, механизм не адекватен ситуации, ни в динамике ее изменения, ни (скорее всего) в статике, кроме той, на которую был рассчитан и под которую создан. Возможность начала новой мировой войны именно в этом и заложена – в понимании всеми сторонами, что одна из важнейших сторон может быть выведена из игры в силу своей неадекватности любому изменению ситуации, впадения в ступор и полной неспособности выработать необратимое решение. Пока Россию спасает деградация элит по «ту» сторону и понимание скрытых рисков (потенциал существования внутри или около элит личности, способной пойти до конца). Но как только все утвердятся в осознании неспособности одной из сторон ответить, или же как только внутренние напряжения внутри одной из элит перестанут уравновешиваться, в том числе и угрозами внешнего сдерживания, война против России станет неотвратимой.

При сохранении нынешних тенденций Россия вполне может не только сдать Новороссию, но уже в ближайшие годы потерять Крым и Калининград, потом «полыхнёт» Северный Кавказ, пойдут диверсии с территории нацифицированной Украины. Произойдёт ли это до, после или на фоне устранения Западом же угадившегося модератора в Кремле, замены «Милошевича» на «Коштуницу», уже второстепенно. После каждого нового поражения элита будет заверять, что теперь-то точно вынесла все уроки, что теперь-то подведена последняя черта нашему отступлению и проведена красная черта для наглости Запада, что правильно мы сделали, не пойдя на крайние меры, ибо потеряли бы ещё больше, зато наконец-то появился шанс спокойно и без истерик модернизироваться в новых условиях, подняться с колен, возродить со временем былое величие. Быть может, отдельных представителей проштрафившейся элиты отдадут на растерзание раздосадованной толпе, а отдельных деятелей старой власти отправят в Гаагу. Быть может, на определённых этапах власть будет отдана радикальным националистам-уменьшителям или радикальным сторонникам глобального левого проекта, которые настолько завязли в любимых идеях, что не смотрят вокруг и гарантированно приведут страну к новому поражению. При этом русских окончательно рассорят либо с малыми народами России, которым не понравятся привилегии для этнических русских и ограничения на передвижение по стране для остальных, либо с народами других стран, которым не понравится несомый Россией коммунистический интернационал нового глобального «красного проекта». Российская цивилизация пойдёт по пути увядания и распада.

С другой стороны, ближайшее будущее не настолько предопределено – есть объективные предпосылки для того, что Новороссию так просто задавить не удастся. Украина очень слаба, а массированная помощь ей со стороны Запада связана с деятельностью кураторов, которые вполне могут ошибиться в деталях или провороваться. Влиятельные силы в Москве попытаются не допустить быстрой гибели Новороссии, как и Запад не допустит быстрого поражения Украины, возникнет ситуация длительных «качелей» по типу боснийской войны. Может быть, украинские войска не смогут до зимы даже взять Донецк, начнутся переговоры. Кремль «кинет» на урегулирование ситуации своих парламентёров, а дипломатия – это для России такой фронт, что на нём можно всё проиграть, ничего не заметив. Проблему в очередной раз попытаются переложить на потомков, как это бесконечно делают российские правители, оставляя последователям намного худшую диспозицию, чем имеют сами. Но получится ли это, не продлятся ли мнимый мир и благополучие всего лишь несколько месяцев, с намного худшими стартовыми позициями новой войны? Закладывая тлеющие мины под следующие поколения, Путин начал с дальнего угла огорода, пока была свободная земля, затем подбирался ближе и ближе к дому. Вот уже дымится из земли под самым порогом, в руках вот-вот взорвётся новая мина, а закопать её негде, нельзя даже добежать до дальнего угла огорода и там оставить!

В рамках нынешней парадигмы развития и внешней политики Россия обречена на то, чтобы любой её шаг и любое решение вели к ухудшению ситуации. Сейчас много говорят о значительном укреплении России в годы правления Путина, указывая на объём ВВП, состояние социальной сферы, продолжительность жизни. Слов нет, всё это очень важно. Но есть и другой аспект: мы вступили в геополитическое противостояние, в котором материальное благополучие – только один из факторов выживания цивилизации. Повысились ли за годы правления Путина шансы России на выживание в геополитическом противостоянии? Стало ли устойчивей её положение по совокупности характеристик? Если включить в рассмотрение фактор Украины, то уже нельзя быть в этом уверенным. Из мертворождённого ублюдка, временного государственного недоразумения с разгромленной экономикой и нежизнеспособной идеологией, в котором большинство населения питало симпатии к России и было готово к новому союзу, в котором Кучме пришлось прибегать к массовым фальсификациям, чтобы выигрыть выборы у сторонника воссоединения Симоненко, Украина за 15 лет превратилась в мощное фашистское чудовище, массово убивающее русских и этому радующееся. Из временно отторгнутой от России земли, население и экономика которой в трудную минуту (после минимального преобразования) стали бы воевать за Россию, Россия получила открытого врага у себя под боком с многомиллионным населением, которое уже не так сложно заставить воевать против России. Перекрывает ли прирост российского ВВП этот чудовищный фактор последних пятнадцати лет? Наверное, нет.

А ведь ко всему этому добавился односторонний характер модернизации российской экономики за последние годы. Полная технологическая зависимость от Запада, отсутствие собственного производства важных медицинских субстратов, разложение трудовой этики и нежелание молодёжи идти на заводы, отсутствие кадров для обрабатывающих отраслей и создания технологий – вот плоды «удвоения ВВП» в направлении Саудовской Аравии. Утрата моральных ориентиров, проявившаяся в свободном распространении циничных аргументов за невмешательство России на Украине, в признании жителей Украины другим народом, не имеющим права на защиту российской армией, – это только видимая часть того, к чему привело разрушение гражданской этики и настоящего патриотизма, вытесненных потребительством. Потребительство ударило по стране сильнее, чем войны, потери территории, приватизационное разграбление и разрушения.

(Окончание см. здесь.)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments