Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

КТО ТАКИЕ ГУМАНИТАРИИ И КАК С НИМИ… БОРОТЬСЯ? (Окончание поста "Работать будут другие")

Оригинал взят у domestic_lynx в КТО ТАКИЕ ГУМАНИТАРИИ И КАК С НИМИ… БОРОТЬСЯ? (Окончание поста "Работать будут другие")
Вообще-то я не собиралась больше писать насчёт дамского образования, но огромное количество комментариев (кажется, никогда так много не приходило) показало: читатели не вполне понимают мою мысль. Наверное, я сама недостаточно внятно её выразила.

Многим показалось, что я убеждённая противница гуманитарных дисциплин, гуманитарного образования, а заодно и его носителей. На самом деле, дело обстоит несколько иначе.

Говоря о мире гуманитарного знания, надо различать, по меньшей мере, три отдельных сущности, три аспекта, если угодно.
1) Сам объект гуманитарного знания – человек и его деятельность как общественного существа.
2) Гуманитарные науки, которые изучают всё это.
3) Гуманитарное образование, т.е. организованное и государственно санкционированное обучение молодёжи с выдачей ей соответствующих дипломов государственного образца.

Если валить всё в одну кучу, то, правда, получается, что я имею зуб на всё гуманитарное, чего на самом деле нет.

Объект гуманитарного знания – это человек как НЕбиологическое существо и его хозяйственная и культурная деятельность. Примерно так.

Объект этот – самый сложный из объектов всех наук. Самый простой объект - у самой сложной для восприятия науки – у физики. Объяснение этого непреложного факта – простое: это самая развитая из наук, она дальше всего продвинулась в познании своего объекта. Вот и успела наворотить таких формул и всяких теорий, что без особых мозгов лучше не соваться. Вообще, в полной мере науками могут считаться, наверное, только физика и химия. Критерий? Элементарно, Ватсон. Способность предсказывать явления (кое-что можно предсказать даже на уровне школьной физики: где будет, например, шарик, к которому приложили такие-то силы), а также их использовать для дела. Химия – наука, потому что умеет синтезировать вещества. А биология всё-таки слегка недонаука, т.к. ещё не сумела создать даже самое фиговенькое живое существо, хоть самую плёвую бактерию какую-нибудь.

Когда-то больше ста лет назад Энгельс очень хорошо объяснил это дело в неглупой книжке «Диалектика природы» - люди старшего поколения её помнят, а младшие легко могут найти в интернете. Там автор даёт список видов «движения материи» - так он это называет. Каждый следующий вид – более сложный по отношению к предыдущему и, что важно, не сводим к нему; это особая сущность. Вот этот список:
- социальный
- биологический
- химический
- механический.

То есть самый простой, низший вид движения материи, - это то, что изучает физика. Посложнее – химия. Ещё повыше – строение и работа живой материи. А уж ещё выше располагается материя социальная – то самое, что изучают те самые гуманитарные науки, столь мне, по мысли моих читателей, антипатичные. Разумеется, Энгельс жил в 19 веке и находился на уровне науки своего времени, но сама его классификация ничуть не устарела. Чем ниже мы опускаемся в этом списке, тем проще объект познания и, соответственно, «научнее» наука об этом объекте. Чем выше поднимаемся – тем более наука напоминает смесь шаманских заклинаний с художественным прозрениями, украшенными словесными фиоритурами.

Кстати, вот я написала, что книжку Энгельса знает старшее поколение, и тут же поняла, что это не так. Не всегда так. Вспомнился древний курьёзный случай. У меня в юности был приятель – студент физфака. Он очень серьёзно относился к науке и особенно к себе в науке. Гордился научностью своей науки, а к гуманитарным дисциплинам относился со снисходительной иронией. Как-то мы прогуливались по Арбату, тогда не пешеходному, и он излагал свои воззрения, эдакий современный Базаров. «Ну, понятно, физика ведь имеет дело с самым простым объектом, потому ей и удаётся его так хорошо описывать», - парировала я (я тоже была не лыком шита). Будущий учёный так оскорбился за свою науку, что тут же распрощался и ушёл; больше я его не видела. О чём, впрочем, нимало не пожалела: в кафе «Метелица» не водил, да ещё нудьгу его слушать, охота была…

Так вот. Чем проще объект, тем дальше продвинулось человечество в его познании и научном описании. Но даже такой простой вид движения материи, который изучает физика – и то сложный, очень даже сложный. Потому настоящее знание, а в физике оно настоящее, - сложно. На этом знании стоит техника – лучшее доказательство того, что знание - истинное.

Гуманитарное знание сегодня находится на том уровне, на котором физика находилась – ну пускай не во времена Аристотеля, но уж во времена Леонардо да Винчи – максимум. А так вообще-то всё находится на описательном этапе. Что, конечно, тоже ценно: без описания, простого накопления фактов, - никакая наука развиваться не может. Это детство науки, это её база, основа.

Гуманитарные науки пока не вышли из детства. Ничего сконструировать и паче того предсказать они не могут. Достаточно напомнить неоспоримое: знаменитый кризис никем предсказан не был, напротив, все сулили золотой век и нефть по 200 баксов. Дело тут, разумеется, в крайней сложности объекта их исследования. Его и вычленить-то трудно. Вот экономика. А сколько в ней психологии! Её вообще нельзя понять вне психологии, а ведь пытаются, бедолаги…

К тому же в гуманитарных науках невозможен эксперимент, да и каждый факт почасту уникален. Была такая вот революция, а следующая, при всём сходстве, всё-таки иная: иная страна, другие руководители, да погода другая – вот и всё другое. Это что-то на грани науки и искусства: что-то от художественного проникновения в предмет, некоего перевоплощения, к примеру, в исторических персонажей. Недаром, крупные историки часто и большие писатели. Ярчайший – Карамзин. Но и помянутый кем-то в дискуссии со мной Ключевский (неужели и это не наука?) – тоже художник. Прочтите его блестящую статью «Евгений Онегин и его предки» - и вы увидите: художник. И это вовсе не плохо: художество – это тоже способ познания действительности. Не рационально-аналитический, а эмоционально-синтетический.

То же касается и психологии. Много написано, кое-кому удаётся кое-в-чём помочь, но всё это на уровне скорее шаманства, чем технологии.

Помню, в процессе юридического образования мы изучали не просто тебе гражданское (или иное) право, а бери выше – НАУКУ гражданского права. Вместе с тем, кто-то умный (не помню, кто) ещё в 19 веке сказал: «Одно слово законодателя – и тома сочинений учёных-юристов обращаются в прах». Хороша наука!

Гуманитарные науки испытывают некий комплекс неполноценности перед науками естественными и потому охотно уснащают свои писания сложной терминологией, математическими формулами, моделями и т.п. Как удачно выразилась писательница и математик И.Грекова, математика сегодня – это боевая раскраска дикаря. Особенно продвинулась в этом деле экономика. Но на самом деле критерием «научности» науки является одна неприятная вещь – её способность предсказывать явления и конструировать новые объекты на базе понятых закономерностей. А уж есть или нет у неё многочленные формулы – это дело второе. Пока гуманитарные науки очень далеки от результатов.

Нужны ли гуманитарные науки? Нужно ли вообще гуманитарное знание? Абсолютно уверена: очень нужно. Это самопознание человечества, его мысли о самом себе. Да, практические результаты пока невелики, но, может быть, в будущем... Поэтому всё следует культивировать – и искусствоведение (образец непрактичной науки), и историю, и политэкономию. И философия нужна. (Это уж точно не наука, но этот вид знания необходим человеку). Гуманитарные учёные, на мой взгляд, должны обладать художественной интуицией, тогда они что-то смогут интуитивно схватить в своём объекте. Если этого нет – их штудии превращаются в бесплодную и пустопорожнюю жвачку. В этом сочетании эрудиции, способности собирать многочисленные факты, работать с источниками и, с другой стороны, художественным даром - и заключается тот самый гуманитарный склад сознания, о котором часто говорят, не понимая, в чём он состоит. А состоит он вовсе не в том, что человек туп в технике и не понимает математики. В этом случае он просто дурак, а не гуманитарий. (Хотя, возможно, сегодня «гуманитарий» – это политкорректный эвфемизм «дурака»).

Гуманитарный склад сознания может быть присущ людям разных специальностей и разного образования. Например, химик Кара-Мурза обладает этим даром, и ему удалось кое-что открыть в том, как было устроено и функционировало советское общество. Я знала математика по образованию с ярко выраженным гуманитарным умом. А вот физик Сахаров, взявшись за социальные материи, придумал невообразимую чепуху – значит, не было у него этого склада. (Впрочем, сейчас пишут, что он был не виноват: на него жена плохо влияла; известное дело – всё зло от баб).

Но тут хочется обратить внимание вот на что. Насколько же мало научна эта наука, если химик может в неё прийти и достичь вершин. Просто так, даже без специального образования. Вообразите, социолога, который решил в зрелом возрасте вот так сходу призаняться химией… Я, между прочим, посещаю научные семинары на экономическом факультете МГУ, выступаю в аудитории, где сплошные доктора тех самых наук, и всё это воспринимается вполне нормально; даже печатаюсь иногда в их сборниках.

Теперь об образовании. О гуманитарном. Поскольку науки соответствующие находятся в донаучном состоянии – то, что преподаётся в вузах под вывеской гуманитарного образования, - это чрезвычайно лёгкая в усвоении, ни к чему не обязывающая разговорная материя. Иногда она более занятная, иногда серая и нудная – это целиком зависит от красноречия и остроумия преподавателя. В любом случае, закончить вуз по какой-нибудь там экономике или психологии значительно проще и бесхлопотнее, чем по обработке металлов резанием, к примеру. (Вообразим человека заурядных способностей, не имеющего жгучего интереса ни к тому, ни к другому). Ещё в мои школьные годы говорили попросту: в технический вуз поступить легче, а учиться труднее, а в гуманитарный – наоборот. Поступить тогда было труднее, потому что их было крайне мало, процентов 80 были технические и естественно-научные.

После революции 91-го года, когда на дороге истории был словно выставлен знак «конец всех ограничений» и восторжествовала полная беспрепятственность во всём, - гуманитарными стали процентов 80 студенческих мест. И это понятно: если задача состоит в том, чтобы просто получить диплом, проще всего получить гуманитарный: суеты меньше. А работа, что работа… Для большинства работ вообще никакого выраженного образования не требуется. Поинтересуйтесь в обычном офисе, какие дипломы у сотрудников. Наверняка рядом сидят экономисты, психологи, юристы, социологи, культурологи… И делают они одно и то же. Что это значит? Только то, что для работы никакого образования и не требуется.

Гуманитарное образование нужно, но оно должно быть редким и штучным. И очень качественным. Тут нужен и большой отбор студентов и большие требования к преподавателям. Когда-то большевики отменили гуманитарное образование – как бесполезное для рабочих и крестьян. Но потом, уже в 30-х годах, открыли ИФЛИ – институт философии, литературы, истории. Он был маленьким и потому туда попали люди, действительно способные к гуманитарному знанию. Именно поэтому ИФЛИ помнят и поныне. Закройся завтра какой-нибудь эколого-политологический – о нём забудут на следующий день.

Между прочим, вузы – не единственные рассадники гуманитарного знания. Есть музеи, лектории, публичные семинары – несть им числа. Учись, кому охота. Полезны народные университеты культуры. Так что никто из интересующихся не обделён возможностями. Но большинство гуманитарных студентов не знаниями интересуются, а дипломами.

Вот примерно так обстоит дело с гуманитарными знаниями и гуманитарным образованием.

Tags: педагогика, социология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments