Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

ЛЕВ ЛЕБЕДЕВ. ИТОГИ ВОЙНЫ. РАЗЛОЖЕНИЕ "СОВКОВ".

...Русский Народ был доуничтожен физически, то есть завершил свою историческую Голгофу, уйдя из земной области бытия полностью. Некоторое количество его представителей, т. е. подлинно православных русских людей, ещё какое-то время сохранялось. Но оно было уже столь незначительным, что не могло стать основой возрождения народа, и им можно было пренебречь.

Взамен Русского Народа на территории России начал жить новый, другой народ говорящий на русском языке, правда, неуклонно искажающемся, так что ныне в деловом языке сохраняется только 16-17 % русских слов, и как будто по крови происходящим от Русского Народа, но по духу, по мiровосприятию и мiровоззрению, уже ничего общего с Русским не имеющий.

По советской статистике в 1950—1970 годах в СССР насчитывалось до 20 миллионов (иногда писали — 15) православно верующих. Данные заниженные, к тому же приблизительные. Они основаны на сведениях с мест о примерном количестве посещающих храмы. Но, как мы видели, вскоре же после войны, когда спала волна общего ликования и «примирения», в храмы могли ходить только люди, в основном, пенсионного возраста и положения. Множество других стали «верующими в душе», т. к. иначе они могли бы лишиться и работы, и учёбы, и перспективы карьеры. Таких «скрывающихся» православных было в несколько раз больше, чем тех кто мог позволить себе открыто ходить в церковь. Поэтому не будет преувеличением сказать, что до половины советских русских стали православно верующими.

Главное для нас теперь в том, чтобы хорошо рассмотреть, что это за вера?

Как видим «скрывающиеся» скрывались в своей вере от глаз начальства потому, что хотели жить в этом мiре соответственно своим земным влечениям, способностям, мечтам, т. е. заниматься той работой, или наукой, или искусством, на какое кто был способен. Иными словами, чувствуя Бога, преклоняясь пред Ним, они не считали для себя Божий заповеди, Божию правду, самую свою любовь к Богу тем главным в жизни, ради чего можно и нужно и душу и голову свою положить! Они полагали достаточным «иметь Бога в душе» так, чтобы стараться «не делать зла другим», как чаще всего и говорили. Спросим себя: та ли это вера, с которой мы в общих чертах познакомились на протяжении истории? Если это и вера, то явно — не Русская! — не та Православная Вера Православного Русского Народа, которой он и созидался как Народ, и жил изо дня в день с XII в. по начало века XX-го! Оставим поэтому веру «скрывавшихся».

Посмотрим, что происходило с верою тех, кто, не боясь, пошёл и всё советское время ходил в православные храмы?

Все они попадали под бдительный надзор большевицкой и «патриархийной» властей. Взаимодействие их устраивалось так. Совет по делам религий при Совете Министров СССР (эта «забегаловка КГБ», как его называли) имел в каждой области уполномоченного, ведавшего всеми церковными вопросами. В каждом городском и сельском районе этими вопросами ведали вторые секретари райисполкомов, по всем данным делам подчинённые не своим первым секретарям, а областному уполномоченному. Он «крутился» между местной партийной властью (Обкома) местным УКГБ и своим «Советом по делам» в Москве. «Совет по делам», в свою очередь зависел от двух инстанций — ЦК КПСС и КГБ. Московская «патриархия» во всех делах подчинялась непосредственно «Совету по делам», её архиереи на местах, в епархиях — областному уполномоченному. Священники на приходах формально подчинялись епархиальному архиерею, но во всех практических делах довольно крепко зависели от уполномоченных и вторых секретарей райисполкомов. Ни сарайчика построить, ни покрасить крышу храма без разрешения местных властей или уполномоченного никто не мог. С 1961 г. вся финансово-хозяйственная деятельность приходов была изъята из ведения священников и целиком передана в руки так называемых церковных «двадцаток», из прихожан, во главе которых стояли староста, его помощник и казначей (бухгалтер), практически назначаемые райисполкомами и нередко — из полных атеистов. Образно говоря, ни одна мышь не могла без ведома сов. власти ни проскользнуть в храм, ни выскользнуть из него. Обо всех прихожанах всё доносилось местным властям. Ни один новый человек на приходе не мог оставаться без того, чтобы о его появлении не сообщили «куда следует». Все церковные деньги, «старушкины рублики» поступали... безбожному государству!Приходам оставлялось только то, что нужно было на зарплату (!) священнослужителям и иным штатным церковным работникам, на покупку «церковного товара» (свечей, крестиков и т. п.), а также в исключительных случаях и по особому разрешению — на ремонт храма или покупку новых облачений, сосудов и т. п. Остальные деньги (более половины доходов) приходы, т. е. их старосты с казначеями, обязаны были сдавать в банк, откуда они никогда не возвращались Церкви (со счёта могли снять какую-то сумму только с разрешения уполномоченного и только в чрезвычайных случаях!) Кроме того, 25%, а в иных случаях и более, дохода в добровольно-принудительном порядке отдавалось в Фонд защиты мира, который в основном и существовал на эти деньги. На них, на «старушкины рубли» кормили чёрной икрой и поили коньяком безчисленные делегации «друзей» из развивающихся стран... Брались с Церкви и иные поборы, одноразовые и регулярные. Все вопросы «кадров» Церкви — назначения и перемещения епископов и священников решались только совместно с «Советом по делам», его уполномоченными, часто непосредственно — с КГБ, часто — прямо по требованию этих инстанций. Ясно, что при такой системе мнимого «отделения Церкви от Государства» на все ключевые места и посты,— епископов, настоятелей городских и крупных сельских приходов «патриархия» назначала людей не по признакам их духовности, честности, иных добрых качеств, а исключительно по признакам их угодности властям и способности дружить с властями! Так на всех ключевых, самых видных, ответственных местах и приходах «патриархии» оказались самые худшие представители советского духовенства (и без того уже сформированного не из лучших православных людей!). Подлейшие предатели, доносчики, сребролюбцы, властолюбцы, прожжённые жулики и негодяи стали во главе церковной жизни Советской России! Среди них (наипаче — среди монашествующих) почему-то сильно распространился гомосексуализм. Ныне монастырь — это очень часто рассадник мужеложства, о чём говорят так много, что и слушать надоело. А церковного суда в «патриархии» нет. Да и кто был бы судьями, если едва не каждый третий епископ «патриархии — повинен в том же грехе. А уж епископы, имеющие тайнах жён, и епископы-блудники — это притча во языцех! Ничего подобного никогда не было в русской истории, ничего подобного невозможно себе и представить по отношению к тому русскому епископату, который жил ещё до 1927 г. и (в тюрьмах и ссылках) даже до 1937 г. и к тому, что ныне имеется в Русской Зарубежной Церкви! Перед нами некая особая порча епископата и монашества, свойственная исключительно только Московской «патриархии». Но как правило, именно эти порченные — самые активные хозяйственники, администраторы, восстановители храмов, организаторы церковных школ и иных начинаний!

Полный текст http://fatherlev.narod.ru/ch39.htm

</div>
Tags: социология
Subscribe

  • Eat At Joe's

    I go to work from 10:30 until 6 a.m Raking up those dimes and quarters Slinging eggs and ham Scrambled,poached or over easy Coffee black and…

  • Об интервенции

    Многие критики современной историографии довольно давно потребовали пересмотра учебников, посвященных русской главе новейшей всемирной истории, и это…

  • Männer muss man loben

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments