Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Уж не надо прямых параллелей. Новый чекизм имеет свои оттенки

Оригинал взят у kosarex в Уж не надо прямых параллелей. Новый чекизм имеет свои оттенки
http://ukhudshanskiy.livejournal.com/3479096.html
Да, большевики брали родственников в заложники. Да, комиссары под угрозой расстрела заставляли генералов и полковников обучать и вести в бой их отряды неумех. Однако майдан показал нечто иное. Майдан показал прнципиальное нежелание делать ставку на единомыслие и идеологическую спайку. Где и когда большевики всерьез предпочитали сознательно верующему в компартию и бредни Маркса сомнительных личностей? Сомнительных личностей подставляли, использовали, но предпочитали своих. Хотя своим приходилось выделять жирные пайки, посылать их на учебу, давать жилплощадь и даже право голоса на съездах. С простым народом обходились жестоко, мухлевали жутко, врали нещадно, расстреливали, пытали, но для своих ввели хоть подобие партийное демократии.

Майдан это нечто иное - берутся чужие, прежде всего сомнительные личности, которые на крючке за разные проступки, например, уголовные. Вперед, на трибуны, вперед, сотниками и десятниками. Так дешево, так не надо кого-то в чем-то убеждать. Зато борцы за идею это подчиненные. Пусть они рискуют бесплатно, гонорары своим, то есть профессиональным стукачам, бандюкам и прочим уголовникам. Наркоманка? Пусть борется за демократию и ведет вперед. Ведь она уже побывала в тюрьме за торговлю наркотой, знает, что с кураторами лучше не спорить. Пойман на краже? Вот вам и лидер для народа, пускай ведет в атаку на Грушевского.

Ценный опыт майдана у нас тоже используется. Миронов отсидел за антисемитизм? Отлично, он битый и покорный, пускай агитирует и понты кидает. На Бабая заведено уголовное дело, он официально в бегах - лепим из него образ идеального борца за Новороссию, а реальных энтузиастов в сторону. Крылов рвался на Болотку, но за слишком большой прайс? Великолепно, откроем на него уголовное дело, а потом введем в Совет Оппозиции. Навальный рвется в лидеры? Будет лидером, но с угрозой сесть в тюрьму.

Для всех оперативников самая большая опасность - проникнуться нравами уголовной среды, где полицейские и преступники испытывают своеобразное чувство общности. Возникает свообразное противопоставление - мы и законопослушные граждане. Мы друг друга понимаем, а они нас нет. Мы знаем, как с друг другом общаться, как наказывать и как награждать, а эти законопослушные просто скользкие, непонятные типы, нормально не соврут, не обманут, не аргументируют свои речи и поступки, с ними некомфортно. Они, сволочи, даже расценок не знают и в тюрьму сесть не хотят.

Короче, перед нами последствия криминализации общества. Начало сего неславного пути лучше всего выразила Маринина, когда заметила - преступники и мы в целом одни и те же люди. Хочется возразить, если одни и те же, то почему вы вынуждены сажать одних и не сажать других, почему одни совершают преступления типа грабежей, серийных убийств, сложных видов мошенничеств, а другие нет. Максимум, влезут в случайную драку, а не тренируют годами пальцы как карточные шулера. Впрочем, в большинстве случаев и так понятно. В школе мы четко делили, кто склонен к преступлениям, обижает младших, может своровать, врет без нужды, кто просто срывался, а кто имел иммунитет. А, если человек не видит разницу, значит, у него начались проблемы с нравственностью.

Когда у человека начались подобные проблемы с нравственностью, он начинает напоминать идиота-полковника, давшего в Вольтеры фельдфебеля студентам МГУ и непонимающего, почему фельдфебеля не приняли за интеллектуала. Как в армии было принято решать данные проблемы, я знаю. Составлялся список потенциальных лидеров и умников, их сознательно опускали и возвеличивали назначенных идиотов. Получалась в итоге жесткая дедовщина, а лейтенантам присваивалась сомнительная кличка шакалов.

Понятно, что социологи и психологи высокой квалификации последствия подобной практики предвидят четко. Но на практическом уровне масса практиков искренне верит - все в порядке, не может быть, чтобы подобное жульничество раскусили бы. Если раньше чекист расстреливал профессора Петербургского университета или поэта Гумилева от ненависти, вызванной осознанием собственного убожества, то теперь майданщик готов расстрелять профессора Киевского университета от осознания собственного величия. Причем, если раньше чекист имел толстый том Маркса для подкрепления веры в собственную исключительность, то теперь майданщику этого не нужно. Хватит веры, что он нужен власти, а профессор не нужен. Приблизительно как в лагере уголовник может мнить себя выше, поскольку он нужен ворам в законе, а профессор не нужен. При таком подходе не удивительно, когда народ начинают скопом записывать в быдло. Мол, мы это те кто нужен, а остальные не нужны. В этом и есть криминализация сознания - силовик приравнивается к особой касте воров в законе, подчиненные к шестеркам, желающие честно трудиться к мерзкому быдлу, несогласные подчиняться к врагам.

И революция при таком сознании неизбежно начинается со странных лозунгов, а достигает апофеоза в традиционном загуле и блатной романтике - как-то шли мы с дела, я и Рабинович, Рабинович выпить захотел... Действительно, к чему стремиться, кроме как к выпивке и пострелушкам после выпитого на фоне бегущих прочь из ресторана Революция посетителей? Парижские коммунары ставили таких буйных к стенке, а потом на месте расстрела писали "смерть ворам".


Tags: геноцид, социология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Eat At Joe's

    I go to work from 10:30 until 6 a.m Raking up those dimes and quarters Slinging eggs and ham Scrambled,poached or over easy Coffee black and…

  • Об интервенции

    Многие критики современной историографии довольно давно потребовали пересмотра учебников, посвященных русской главе новейшей всемирной истории, и это…

  • Männer muss man loben

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments