Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Немножко об образовании и глупости

О порочности ЕГЭ не говорит только ленивый. За границей большинство стран или ЕГЭ не используют в качестве инструмента для поступления в ВУЗ, или воют от горя и жаждут провести реформы. Например, ФРГ просто мечтает скопировать систему приемных экзаменов по российскому образцу, существовавшему до пресловутых реформ. Молчат у нас о другом – ЕГЭ и коррупция оказались неразделимы. Это видно по результатам ЕГЭ на юге России, откуда регулярно приезжают учиться в Московские ВУЗы южане с идеальными оценками по русскому языку, но которых надо учить понимать даже не научный, а обычный, бытовой язык. То, что должно было помочь ликвидировать неравенство между регионами, часто превращается в источник ещё большего неравенства.

Народ воет от чиновной глупости. Одно высказывание министра Фурсенко, что высшая математика разрушает креативность мышления (в отличие от арифметики), ни в какие ворота не лезет. Между тем, реформаторы (постесняюсь употребить прилагательное «хреновы») очень ловко запудрили наши мозги. В результате мы не видим принципиальной абсурдности задач обучения. Вернемся в историю.
Есть две системы образования – английская и немецкая. Английская система поставила во главу угла потребности женской эмансипации. Ребенок обязан пойти в школу в максимально раннем возрасте, чтобы его мамаша как можно раньше пошла на фабрику и приносила максимальную прибыль капиталистам. Отсюда начало обучения в 6 лет, традиция продленки, когда дети уходят из школы часов в пять вечера, но делают все домашние задания в школе. Понятно, мамаша вечером должна отдыхать, чтобы на следующий день интенсивно работать. Немецкая система пляшет от ребенка. Именно такую задачу поставил Бисмарк, когда собрал целый коллектив педагогов и врачей для реформы образования. Дети должны начинать учебы в семь лет – раньше его нервная система слишком слаба. Обязательны перемены для отдыха. У англичан перемены существуют для движения учителей из класса в класс. Раннее окончание учебного дня и домашнее задание. От выполнения домашнего задания в классе нервная система детей перегружается.

Между тем, мы упускаем из внимания, что во время создания английской системы образования, сами образовательные задачи не были велики. Английская система параллельных классов обрекало большинство учащихся на сравнительно низкий уровень образования. Ясно, что, когда двоечников и троечников собирают вместе, они не столько учатся, сколько отбывают время в классе, чтобы не шататься по улице и создавать проблемы полиции. Интенсификация английской системы образования произошло после Второй мировой войны исключительно в силу экономических потребностей. К этому времени выявились недостатки немецкой системы образования, включая упор на системные знания, позволяющие автоматически продолжить системный подход обучения в ВУЗах. Переизбыток образованных людей хорош в период активного роста экономики. Но переизбыток образованных людей в застойные периоды развития чреват политическими потрясениями.

Выбор в пользу английской системы образования в Европе и мире был политическим решением, то есть приспособлением системы образования под потребности социальной стабильности, когда человек не мнит себя достойным большей прибавки к зарплате, а смиренно вкалывает. Выбор этот дал сбои. К негритянским гетто в США – этим анклавам низкого уровне образования – прибавились арабские гетто в Европе. Более того, возросли затраты фирм на переподготовку работников, возросли затраты на пособия по безработице. Однако часть этих затрат как раз поддерживает комплекс неполноценности в население – ах, я так мало знаю и умею, но фирма обучила меня за добродетельное послушание, или, ах, плохо с работой, но лично мне лучше жить на пособие и не выступать против общества, которое вместо нормальной работы мне предлагает нечто издевательское. В России тоже нынешние реформы образования преследуют целью исключительно социальную стабильность, а не качество обучения. Социальной же стабильности посвящена реформа бесплатного образования и коррупция. Ах, мне всё равно не хватит денег на официальную плату и взятки за экзамены, не буду рыпаться, пойду работать продавцом или мелким менеджером на фирму без особых шансов на карьеру. Эта система себя отлично зарекомендовала бы в наших условиях, благо 20 лет народ терпит отнюдь не лучшую жизнь, но неизбежное падение образования начало приносить закономерные плоды в виде падения качества труда, а стоимость качественной рабочей силы возросла. В среде работодателей возник шок, поскольку при социализме была традиция за квалифицированный труд не платить больше, чем за квалифицированный. Захотелось совместить социальную стабильность и качественное образование.

И вот тут мы подошли к самому секретному. Действительно качественное образование в средней школе невозможно дать за счет максимально раннего начального возраста обучения. Обучение с шести лет ослабляет психику и способность выдержать психические нагрузки во взрослом возрасте. Обучение с пяти лет только усугубляет проблему. Между тем, всё, что выучит шестилетний ребенок за год, он же выучит меньше чем за месяц во взрослом возрасте. То есть, если среднюю школу будут заканчивать не в 17 лет, а в восемнадцать, все проблемы снимутся. Скажем, я работал с голландцами-электриками. Своё ПТУ или техникум по нашим меркам (понимайте, как знаете) они закончили в 19 лет. Их подготовка была просто блестящая в сравнении с подготовкой наших рабочих. Все наши проблемы среднего образования упираются в одно – ни-ни за флажки, школу надо закончить в 17 лет. Именно поэтому наши реформаторы вечно переливают из пустого в порожнее, порождая одну бессмысленную «панацею» за другой. Дайте лишний год обучения именно во взрослом возрасте, и всё можно уместить – начала высшей математики, физику, химию, литературу и отличное производственное обучение.

Однако эта проблема упирается в потребности армии и производства, привыкших плохо работать. Солдат в 18 ещё может принять дурака-прапорщика за авторитет и хоть как-то уважать этого дурака. В 18 лет формируется психика, а эту психику армия успешно ломает. В 19 лет психика крепнет, если человек не находится в армии. Поэтому такое обучение потребует борьбы с дедовщиной, лучшего снабжения, уважения к солдату со стороны офицера, признания права на отдых и т.д. На это наслаиваются проблемы брачных отношений. Пока деды бьют салагу, возмущается только его семья, а тут начнут возмущаться молоденькие жены с детьми. Уж эти способны поставить на уши общество, если у новобранца начнут вымогать деньги. На производстве тоже привыкли иметь дело с малообразованными ребятами, которые не могут потребовать повышения в зарплате и разряде. Их просто ставят на примитивную работу, после которой требовать повышения в разряде невозможно. Хорошо образованный работник потребует другого к себе отношения.

Самое последнее – начальное образование дешево и не требует высококвалифицированных учителей. В условиях России большинство учителей средней школы для высших классов нуждаются в двух прямо противоположных вещах а) явно нуждаются в переподготовке б) в пинке под зад за коррумпированность. Причем первыми нуждаются в пинке под зад работники РОНО и функционеры Министерства Образования. Если не делать время начального этапа обучения всё моложе, а удлинить время обучения именно в продуктивном для обучения возрасте, возникнет проблема учительского состава. Сами понимаете, легче выписать Фурсенко премию в миллион долларов за обоснование ненужности математики, чем реально потратиться на более качественное образование. Сами понимаете, мы – народ серый. Серым за флажки нельзя.

http://proza.ru/2009/06/19/1056
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments