Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

О госпереворотах, революциях и националистах. Ч.3

Оригинал взят у kosarex в О госпереворотах, революциях и националистах. Ч.3

 

Бесполезно искать слишком прямую взаимосвязь между качеством безмолвия народа и  вектором мер власти. Каждый имеет свою программу. Сталин гнул свою линию, Хрущев иную, Путин имел и имеет свою политику. Власть гнет свою линию и устраивает внутренние разборки. Смешно наблюдать, как те или иные группы внутри СМИ в наше время стараются повлиять на взаимоотношения внутри власти. Взаимоотношения Путина и Медведева определяются их взаимоотношениями, а не передовицей или статьей с очередным набором слухов. Точно так же было при Ельцине. Он снимал и назначал в силу собственного разумения. Другое дело, что печать могла повлиять на судьбу второстепенного персонажа властной сцены, а на самом верху власти часто делали вид, что реагируют на прессу или пытаются соответствовать создаваемым в обществе настроениям. Прессу, разумеется, читали, эмоции были, включая обиды и приступы гнева, но реакция была, используем знакомый образ, как при службе в церкви. Кто-то бухнулся на колени, что-то кричит, а служба идет. Все исходят из идеи, что срывать службу нельзя. Точно такая же картина происходит при смене власти. В истории СССР и далее России мы имеем три варианта – переворот, преемственность и естественная смерть правителя. При этом естественная смерть правителя оказывается ситуацией, при которых фактически реализуется один из первых двух вариантов. Смерть Брежнева привела к преемственности в виде правления Андропова и Черненко. Смерть Черненко – к перевороту и приходу к власти сперва Горбачева, затем Ельцина.

 

Как же тогда развивается столь косное общество? Через настроения. Причем настроения населения могут влиять на власть, а могут уступать другим, более сильным раздражителям. Мы забываем, что вид роскошного лимузина американского посольства мог влиять на настроения в ЦК КПСС сильнее докладов с мест. Точно так же построение железных дорог в Европу, сделавшее отдых богатой части общества в Париже делом заурядным, повлияло на либеральные настроения при царизме куда сильнее воплей Герцена в Колоколе. Логично предположить, что вид Лондона, переполненного азиатами, куда сильнее влияет на иммиграционную политику, чем сводки о занятости, преступности и жизненном уровне в России. Логика проста – англичане терпят, а о русских тем более волноваться нечего. Причем по той же схеме часто отсекаются ретивые инициативы с мест. В Европе Интернет существует в каждом доме, а переворотов нет. Логично предположить, что и в России массовое недовольство возможно не благодаря Интернету. В принципе, мы именно это сейчас имеем – десять относительно спокойных лет без особых массовых выступлений при развитии Интернет-технологий, а экономический кризис возник отнюдь не из-за свободного доступа в Интернет-кафе или падения цен на интернет-услуги.  Кстати, если мы посмотрим на деятельность Запада в России, то увидим, что 9/10 усилий тратится не на разведку, а на создание определенных настроений в высшей части общества. Там действительно стараются действовать искусно, зато на нижнем уровне ребята из США и Израиля, старающиеся навязать здесь в России свою точку зрения, работают топорно, агрессивно, словно злую повинность отбывают. Но так оно и есть по существу дела. Наше настроение является лишь приправой к настроениям, создаваемым оксфордскими профессорами и гарвардскими экономистами на более высшем уровне.

 

 

            Из сказанного выше вполне понятна пассивная реакция населения, когда его пытаются завести с помощью пропагандистских технологий. Причем не обязательно политических. Спасите белых китов! Несчастные африканские дети становятся жертвами шаманов вуду! Радиоактивные отходы загрязняют мир! Трансгенные продукты несут угрозу! Стыдитесь, простой женщине не созданы условия для кормления ребенка грудью даже в эксклюзивных ресторанах! И где мы имеем социальную активность? Где могучая рука пролетариата, готовая заступиться за несчастную посетительницу ресторана? Реакция населения однозначна. Сперва докажите этому населению, что «спасая» бедную женщину, он не попадет в разряд отморозков. Где грань? Сперва я заступлюсь за кормящую мать, затем вспомню, что за границей нет проблем с туалетами – все магазины обязаны иметь туалеты и пускать туда бесплатно. Туалеты – большие деньги и символ перестройки. Именно с платных туалетов начинался законный, частный бизнес, а также начиналась наше экономическое своеобразие, отделяющее нас не только от Европы, но и от Азии. Неужели надо гробить жизнь ради борьбы за бесплатный туалет? Честное слово, лучше дождаться до очередного переворота или светлого и теоретически невозможного момента, когда Роман Абрамович случайно узнает о платных туалетах в Москве, грязно выругается и невольно создаст пресловутое настроение на верхних этажах власти. Иной, английский путь 19-го века, когда идет поэтапная борьба за перемены, в обществе переворотов принципиально невозможен. Поскольку при переворотах возможно движение как вперед, так и назад. Кто будет бороться за движение вперед, если результаты долгой борьбы могут быть мимоходом уничтожены как бесплатные туалеты, к которым коммунисты пришли своим, оригинальным от капиталистической Европы путем, но которые были ликвидированы вместе с привычной схемой образования, медицинского обслуживания и политикой в области занятости. Это Англия во многом напоминает медленного крокодила, не знающего задний ход, зато наша страна похожа на быструю лань, способную в любой момент прыгнуть в любую сторону и срочно забыть, что она увидела с высоты полета. Такова наша традиция управления. Например, Хрущев съездил в США, увидел кварталы для бедных, населенных разными пуэрториканцами, и началось победное шествие пятиэтажек по стране. Не было бы поездки и личного настроения, архитектурный стиль застройки СССР мутировал бы в том же направлении, но с иной скоростью. Затем началась перестройка, высшее руководство посмотрело на Запад иными глазами, тоже сделали бизнесмены, и восторжествовал другой, уже офисный стиль. Разве это не напоминает нашу политическую историю – прыг-скок, прыг-скок и снова прыг-скок. Мы – страна переворотов, а перевороты без эволюционного развития с политической жизнью несовместны. Именно необратимый характер эволюции порождает пользу политической жизни. Нет необратимости – нет пользы. Перед нами не бесконечный тупик, а бесконечное обесценивание человеческих усилий

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments