Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

О госпереворотах, революциях и националистах. Ч.4

Оригинал взят у kosarex в О госпереворотах, революциях и националистах. Ч.4

 

Итак, наше государство колеблется между шумной линией – шумное преемничество и шумные перевороты, и тихой линией, когда преемники приходят тихо, а перевороты тоже совершаются тихо, без желания взбудоражить народ и шмякнуть реформами. Причем это происходит неосознанно, чисто по-бытовому : если удобно пусть шумят, удобнее достичь целей втихую – действуют молчком. Сейчас наше государство выбрало тихую линию. Преемственность без шума, соответственно, и переворот должен пройти без особого шума. О перемене линии, если возникнет потребность, нас оповестят. Начнут шуметь, обещать перемены, говорить, что так больше жить нельзя, как будто раньше мы были в восторге, станут использовать классические фразы «мы, наконец, осознали», «сейчас, в этот особо важный момент…», могут дойти до могучего русского «доколе». В реальности перемены в России, включая пропагандистские, идут сверху. Чем больше лезешь в историю, тем больше представляешь себе некий диалог левого публициста с сановитым чиновником: «Ты слово сатрапы не забыл упомянуть?» «Да, ваше благородие, назвал сатрапом» «Прилагательного «гнусный» не вижу!» «Ах, ваше благородие, ошибка вышла» «Дурак ты, прилагательное гнусный при описание меня и моего департамента обязательно». Шучу, но близок к истине. Во времена Горбачева именно так было. После штурма вильнюсской телебашни в республику «утишать» народ приехали Горбачев и Яковлев. Во время беседы один из литовцев не выдержал и прямо сказал – вы нам в ЦК сказали бороться за независимость, а теперь претензии имеете! В прямом эфире воцарилось подозрительное молчание, затем Горбачев перевел разговор на иную тему. Ничего, народ схавал, сути процесса предпочел не понять. У меня же в голове возникла забавная картина. Лансбергис, будущий первый президент Литвы, разговаривает в ЦК с Горбачевым.

Горбачев: «Смелее боритесь с гнусным режимом ЦК и, особенно, моей персоной»

Лансбергис: «Потом не посадите, если начнем свергать?»

Г. «Ты в моей порядочности посмел усомниться?»

Л. (понимая, что они оба непорядочны) «Нет, что вы! Но на местах могут не понять».

Г. «Ничего, я тебя к Крючкову сведу. Он документы выдаст, телефоны. Звони прямо, если будут проблемы».

Смешно, но потом Лансбергис повел себя именно как человек, который отнюдь не собирался рисковать и серьезно бороться за независимость. Во время путча к его президентскому дворцу подогнали бронетранспортеры с целью ареста. Лансбергис вышел из дворца, дрожа от страха, упал на колени и пополз к майору с обещаниями исправиться и даже (!) принять православие. Бедный майор остолбенел от зрелища, схватил за плечо, поставил на ноги и приказал садиться в машину. Фактически верхушка борцов за независимость при Горбачеве только делала вид, что борется, а на самом деле просто исполняла поручение.

 

Вывод простой, наша схема власти позволяет заранее выбрать себе оппозицию, исключить из неё нежелательные элементы, подобрать программу, запланировать схему управления и, конечно, обеспечить себе пути для отхода. Нечто похожее мы наблюдали на Украине, где Кравчук перестраховался до такой степени, что однажды получилась странная картина – президент Ющенко назначил премьером Януковича как человека более лояльного, чем соратники по борьбе с Януковичем. Самое любопытное – общественная психология. Украина не взорвалась от хохота, даже оппозиционные российские СМИ ни одной шутки на эту тему не состряпали. Общественная психология у нас полностью соответствует традициям власти. Мы – люди серьезные, мы думаем и анализируем глубоко, собственным глазам не верим. Смех – признак легкомыслия.

 

Итак, если у нас власть сильная, то естественен хронический страх перед заграничными интригами. Когда голос народа не может заглушить внешний мир, внешние шумы оказывают особое внимание. Отсюда такая любовь к внешней политике. Именно любовь, а не особая агрессивность или податливость. Податливость-то из любви проистекает. Уши есть, значит, их надо использовать. Мы волновались, что скажет товарищ Герек или гнусные империалисты не потому, что нам он был нужен. Это наверху очень любили слушать товарища Герека или гнусных империалистов, передавали нам любовь к процессу и указания, как и в каких объемах надо слушать товарища Герека вместе с проклятыми империалистами. Зато соседа не надо было уметь слушать, потому что наверху его тоже слушать не желали. Эта система властных отношений отлично укоренилась в народном сознании и только усилилась. С соседом мы можем ссориться или соглашаться, но слушать часто не желаем. И действительно, зачем слушать соседа, если его начальство заведомо слушать не будет?! Поэтому политическая жизнь у нас принимает странные формы. Нам говорят про Фому, мы в ответ про Ерему, но внешне это не мешает согласию или конфликтам. Потом видим последствия и удивляемся.

 

Итак, как берется власть в нашей стране? Как и во всех странах мира. Против понимания процесса нам воздвигли целую систему дымовых завес. Классическое большевистское – занимай вокзал, врывайся с автоматами на почтамп и телеграф, пиши декларации, созывай митинги, дери глотку, призывай массы в вооруженные отряды и маршируй по стране. Некая партия объединяет, направляет, мобилизует, наводит железную дисциплину. Все через левое плечо кругом марш!. Раньше шли в одном направлении, теперь обязательно в противоположном, выше головы, подметок не жалеть… Интересно, почему в Тайланде могут устраивать по перевороту в год и не чесаться? Почему Пиночет ужас навел, власть взял, а единую партию толком не создал? Дело в том, что переворот устраивается очень просто, а издержки вроде ЧК, конфискаций, расстрелов и пресловутой железной дисциплины больше идут от жадности, чем от реальной потребности. До определенного момента решительность и непреклонность необходимы, дальше идет речь о жадности и грубейших промахах, причем часто сознательных, в логике управления. В принципе, убрав Берия и ограничившись незаметным для обывателя объемом репрессий, Хрущев мог устроить не просто оттепель, за которую народ ему был благодарен, но и начать реформы по китайскому образцу. Для этого не хватало «мелочи» - личного желания Хрущева и наличия толковых единомышленников. Но реальную власть для подобных преобразований он имел. Горбачев тоже мог разогнать как тупых партократов, так и перестройщиков, но не хотел. Он хотел именно того, что получилось. Та же армия элементарно разогнала бы перестройщиков и согласилась бы на разумные реформы. Армии же противостоять никто не мог, да и не желал.

 

Как берется власть при переворотах? Классический пример – переворот Хрущева. Жуков выводит танки. Берия уничтожается. НКВД погибать не желает. Устанавливается новая власть. Первое действие – назначаются новые силовые министры и берется под контроль система внутренней безопасности. Дальше работа системы внутренней безопасности нормализуется. Только перед этим произносится волшебная фраза «работайте спокойно», и эта фраза выполняется всерьез. Назначается новое правительство, новые министры садятся в старые кресла и начинают управлять страной. Обратите внимание, Хрущев не стал устраивать массовых репрессий в НКВД. Очень ограниченное количество мерзавцев получили наказание, а остальным предложили честно работать и регулярно получать зарплату. Не было и не могло быть особых жалоб, что теперь не надо вечно кого-то пытать и выполнять план по посадкам. Такая же политика проводилась по отношению ко всем работникам министерств и ведомств – желающие работают и вознаграждаются, а лодыри и отказывающиеся блюсти закон выгоняются. Применительно к частному бизнесу в том же Таиланде действует элементарный закон – уплати налоги и живи спокойно. Да, армия взяла власть, будут новые министры, будут перемены, но комиссары в тужурках не ворвутся к тебе в квартиру, не утащат деньги и столовое серебро, разумная финансовая политика будет объявлена через соответствующие издания, короче, кто сейчас будет хорошо вести бизнес, тот и при новой власти окажется в выигрыше. Склад на заводе проверит фининспекция, а не будет захвачен бравыми молодцами. Документы о собственности силу не потеряют. Смешно сказать, но в Таиланде население часто именно ждет военного переворота и ещё армию агитирует, мол, правительство заворовалось, пора танки выводить. Речь-то идет о правительстве, которое отнюдь не обязательно пойдет в тюрьму в полном составе, потому что с правительством тоже поступят по закону. У нас же упор делается на идею разнести в пух и прах. Когда армию вспоминают, то тоже с подсознательным – вывели бы вы танки из боксов и разнесли всё в пух и прах. Жива логика крейсера Аврора – решать шестидюймовыми снарядами вопросы управления. Более того, закрепляется подсознательных страх жестоким, большевистским аргументом, мол, в такой-то стране власть сменилась, но погром не устроили, значит, перемены будут поверхностными и несерьезными. Громишь – революционен и принципиален, работаешь – бездельник и соглашатель.

 

Рассмотрим успешные ситуации именно в области перемен при смене власти. На выборах в Белоруссии победил Лукашенко. Перемены налицо, а страна обошлась без ГУЛАГа. Очень просто – после реформы систем внутренней безопасности силовых ведомств, а это маленькая группа людей, начался процесс самоочищения властных структур. На этот счет можете посмотреть мою статью Криминал. Людям дали шанс. Работаешь гаишником, но не берешь взятки – работай дальше. Начал заниматься поборами на дорогах – не место тебе в милиции. Просто и со вкусом, каждый имеет право  жить и не бояться  за будущий день, но есть система самоочищения. Нечто похожее происходит в бизнесе и госсекторе – живи, расти, обогащайся, но в рамках закона. В Китае власть реформаторы захватили в результате переворота. Уничтожили Банду четырех, и начали реформы. Снова мы видим процесс самоочищения. За воровство и уклонение от уплаты налогов могут даже казнить, а в стране растет число миллиардеров. Живут пресловутые миллиардеры хорошо, на Запад не рвутся и уже давно поняли, что жить по закону в разумной стране куда выгоднее, чем расшатывать страну в погоне за сию секундной прибылью. У нас что ни миллиардер, то рвется обзавестись местечком за границей. Если сравнить их действия с нашими стереотипами, то это нечто непонятное. Более того, узнав о перевороте в 1979, китайский году народ весьма быстро стал выражать радость. В СССР же массовой радости по случаю свержения Хрущева не наблюдалось, хотя, к счастью, переворот был бескровный. К этому нас очень приучали репрессиями.

 

Прежде, чем приступить к новой части заранее скажу для всех дураков, мечтающих о военных переворотах: у нас армия очень законопослушная и самодеятельность не любит. Прикажут, например, министры и олигархи устроить переворот против другой части министров и олигархов – задумаются, речь же идет о подчинении власти. Зато на самостоятельные действия армии даже не надейтесь. Во время Второй чеченской, когда Басаев вторгся в Дагестан, Путин как-то обмолвился, что генералы его специально спрашивали – надо побеждать или проигрывать? Путин ещё гордо добавил, что он потребовал от генералов выигрывать, что они и сделали. Мой вывод был прост – наши генералы по приказу что угодно проиграют, не только солдат, но и личные дачи не пожалеют. Успокойтесь и не дергайте армию. В качестве примера особо тупого, нелепого действия по раскачке армии я дальше проанализирую заговор Рохлина. Да, именно того самого, в котором был замешан небезызвестный Петр Хомяков.

 

 



Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments