Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

О моде на убийства школьников

Оригинал взят у kosarex в О моде на убийства школьников
http://elena-hochnadel.livejournal.com/
По сноске вы можете почитать о недавних убийствах школьников в ФРГ и США
Теперь о убийствах. В первых, таких убийств намного меньше, чем убийств по другим причинам. Во вторых, они страшны внешней немотивированностью.
Теперь о причинах. Мы живем в век полного краха эскапистских настроений, прямо скажем, белых народов. Грузин, недовольный Саакашвили, может драпануть в Россию, на Украину и ещё много куда. Зато у белых народов резко ограничились возможности бегства. В Сибирь только дурак побежит. В Германии своих безработных хватает. Даже, если есть возможность бегства, то бежать и реально улучшить жить стало намного сложнее. Тем более, бегство в нищету - тупик. Коренные москвичи, например, сбежали бы куда-нибудь в сельскую местность, но там ждет бесправие и нищета. Пришло иное время - перезжают люди состоятельные, чтобы стать ещё более состоятельными. Но и для них это не эскапизм.

Естественно, недовольство ведет к всплеску насилия, и жертвами становятся слабые. Первая причина - стандарты поведения, необходимые как норма выживания. Когда К выплескивает своё раздражение на М или Н, он отнюдь не преполагает получить в ответ выплеск раздражения, но как-бы предлагает жертве принять раздражения на себя или поискать более слабых для компенсации. Такая логика четко прослеживается не только в линии начальник-подчиненный, но и родители-дети, учительница-дети, школьная компания и т.д. Обратная логика поведения - нападай на более сильного - имитируется. Этот стереотип лежит в основе пропитания, борьбы за женщину, поиска друзей и т.д. Человек с логикой сопротивления более сильному, если более сильный является агрессором, автоматически неприятен большинству людей, поскольку заимствование этого стереотипа поведения грозит бедностью, одиночеством и, как следствием, общественным презрением. Причем более слабые в большинстве своем ведут себя по отношению к протестанту более негативно и подло, чем более сильные. Сильный человек иногда может понять чужое мужество, слабый сразу испытывает два искушения. Искушение первое - осудить и показать тем самым своё соответствие общественным требованиям. Искушение второе - подкорректировать энергию протеста в нужную для себя сторону. На этой особенности психики основана современная устойчивость социальных отношений - чего ради бороться за переустройство общества, если приходится бороться за тех, кто относится к тебе как подонок? Если посмотреть на эти моменты, то большинство элементов поведения убийц и самоубийц можно объяснить достаточно просто.

Например, мужчины в России часто кончают жизнь самоубийством, но не идут взрывать представителей власти, убивать чеченцев или грузинских воров в законе. Очень логичное поведение - нет смысла жертвовать жизнью ради отвернувшихся из-за твоей бедности друзей, женщин или детей, которые облизываются на твою жилплощадь. Протест-то идет против слабого, которому сказали "фас, кусай более слабого". Или американские школьники взяли оружие и пошли убивать негров, спортсменов и учителей. Логичное поведение - если себя расцениваешь сильнее, чем тебе "поставили оценку" агрессоры, то возникает вопрос критереев оценок. Если тебя спортсмен может безнаказанно ударить, а ты - нет, поскольку спортсмен в ответ может отказаться выступать за школу, то невольно хочется поменять правила игры. Приблизительно по этой схеме вспыхивает большинство драк - кто-то преуспевает в хамстве настолько, что соперничество хочется перевести в иную плоскость. Недавно один хохол взял нож, остановил машину, выкинул шофера и поехал давить прохожих. Логика проста - приехал в Москву, считая себя более крутым и, соответственно, имеющим первое право на кусок заработка. Фокус не удался, хохол решил отомстить именно слабым "безмашинным" москвичам за неспособность со страхом отказаться от своего куска хлеба в его пользу. Кстати, достаточно посмотреть на стереотипы поведения хохла и русского, чтобы понять проблемы взаимоотношений Украины и России. Русский при "наезде" начинает валять Ваньку, то есть уклоняться от немедленного, жесткого конфликта. Украинец начинает качать права, то есть показывать, что он круче. Соответственно, при контакте с русским и равенстве сил украинец всегда требует себе большую долю, поскольку считает себя круче. Вот вам и история со знаменитым наездом. Убийства в школах тоже укладываются в эту схему. Некто недоволен жизнью. Считает, что именно обыватели ему недодали, в школе проще убить больше народа.

Больше всего массовые убийства бьют по сознанию обывателя, поскольку у человека есть одна зацепочка, которую ему хочется отстаивать до последнего. Назвается зацепочка очень просто - ты не смеешь догадаться, что я такой же как все. Когда арабский или чеченский террорист нападает на школу - понятно. Община торгуется с властными структурами. За нападение на миллиардеров можно схлопатать тотальную войну вместо торга, за школу или больницу можно получить торг. Это мы наблюдали не только в Буденовске. Но, когда обычный немец или американец берет в руки винтовку и начинает стрелять, ясно, что торга нет, есть чистая месть. Как говориться, я здесь причем? Эта увертка очень напоминает поведение впаривателя товара или мелкого жулика, который никак не хочет допустить, что он отнюдь не первый, пытающийся впарить или обмануть. Если у мужика проблемы с большинством мужчин, почему он должен предполагать, будто мальчики в школе вырастут в более достойных людей? Если он затюкан бабами, ему нет смысла умиляться видом невинных школьниц. Зато он действует по принципу, который усвоил от мамы с папой, учительницы, босса и приятелей - истинная психологическая разрядка обязана осуществляться за счет более слабых. 

Кстати, массовое переселение "крутых" народов и рост насилия тоже взаимосвязаны. Рост преступлений чеченцев против русских автоматически приводит к росту преступлений русских против русских и их разобщенности, а рост преступлений арабов и турок против немцев стимулирует разобщенность среди немецких обывателей и жажду насилия немца против немца, как компенсации за собственное бессилие и равнодушие собратьев. Да, есть в этом поведении нечто бабье, но ведь либерализм и женская эмансипация как раз задумывались именно как способ разобщение людей через конфликтность, а конфликтность ведет к дискредитации. В конце концов, между дамочкой, бьющей ножом своего любовника, и мужиком, берущим ружьё и идущим стрелять школьников, разница не слишком велика.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments