April 9th, 2016

COTTON CLUB OR LOVE ME TENDER




«05.04.2012 Свердловский районный суд г. Перми отказал местному бизнесмену в удовлетворении
иска к лидеру ЛДПР и фактически разрешил последнему называть жителей Урала дебилами». Newsru.com


Я не очень люблю свой народ. Точнее - вообще не люблю. В смысле, не только пролетариат, а весь народ, целиком. Тут наш родной суд разрешил одному человеку обзывать жителей Урала дебилами. Правильно, говорят, он их так назвал: на том Урале никого приличней дебилов отродясь не водилось со времён Демидова. И до Демидова тоже никого с мозгами не упомнить. Да и Демидов - дебил.

Раз суд так решил, придётся исполнять.



Collapse )


Письмо о здравоохранении из будущего.

Оригинал взят у onoff49 в Письмо о здравоохранении из будущего.
В прошлом остались скандалы, связанные с работой наших учёных над «машиной времени».
Учёных этих корили и за миллиардные траты, сравнимые с военным бюджетом, и за нарушение принципов морали ( эдак, говорили некоторые, любой сможет отправится в прошлое и трахнуть по ошибке собственную матушку) и за отсутствие какой -либо практической пользы от этой самой «машины».
Корили, рядили,спорили, а учёные, тем временем, тихой сапой запустили в прошлое сначала белых мышей, затем — собак, а пять лет назад- человека.
С прошлым у них всё очень ловко получилось — езжай не хочу!
Но какой смысл путешествовать в прошлое?
Мы там уже были. Да и опасно это: вдруг, да и раздавишь там, в прошлом, ненароком бабочку.

Гораздо сложнее всё оказалось с будущем.
Например, моего друга, врача по профессии, участвовавшего в экспериментах, лиходеи от науки отправили в совсем, казалось бы, недалёкое будущее, а вернуть назад — не смогли.
Вот уже год как он находится в 2098 году и не может вернуться в наш 2016.
Периодически он шлёт мне письма.
Неодушевленные предметы из будущего к нам доходят хорошо.
Прочим, письма доходят только рукописные. Принтерные же выкидыши — застревают где-то между 222 и 223 годами. Кто их там читает?


Ниже я привожу отрывок из одного такого письма.

« .......................................................................................
Если в чём здесь и преуспели- так это — в медицине.
Судите сами.
В стране никто не умирает от онкологических заболеваний.
Достигнуто это без каких либо финансовых затрат, а только правильной организацией медицинской помощи.
Приказом по МЗ врачам вменено в обязанность игнорировать жалобы пациентов на неясные боли непонятно где, на потерю веса, снижение аппетита, ощущение слабости, апатию и прочие «малые признаки», якобы присущие онкопатологии.
Тем же больным, у которых опухоли начинали проявляться в полной мере — выдаются свидетельства о смерти.
Паспорта их - аннулируются и уничтожаются.
Лишившись, таким образом, работы, права на жилплощадь и всех остальных прав, покойники эти быстро умирают на улице от истощения, инфекций и от рук малолетних бандитов из некоммерческих организаций, типа «Санитары дедушки Путина».
В статистику такие случаи не включаются. А зачем?
Не может ведь человек умереть во второй раза и нелепо же, в самом деле, обвинять кого- либо в убийстве покойника!
Трупы — утилизируются. Ветеринары всего мира рекомендуют своим клиентам сухие корма для домашних питомцев, изготовляемые России.

Collapse ).

Кафка

Оригинал взят у loboff в Кафка
Порой такие рассказы пробирают куда больше, чем даже лагерные ужасы:

"Отакар Швец работал под страшным давлением. Это был грандиозный проект, в котором участвовало свыше шестисот человек. 23 каменщика в три смены тесали глыбу весом 52 тонны, команда геологов и статиков просчитывала, сколько бетона нужно загнать под памятник и т.д. А у Швеца над душой стояли гебисты и политики.

Сначала они решили, что солдаты стоят слишком близко к Сталину, словно арестовывают его. Пришлось отодвинуть солдат от Сталина. Потом какому-то гению пришла в голову идея, что Сталин слишком велик, чтобы быть одного роста с другими фигурами, и нужно изменить пропорции, как на рельефах египетских фараонов. Пришлось увеличить Сталина. От Швеца всё время кто-то что-то требовал, вплоть до сменившего Готвальда президента Запотоцкого, который был каменщиком по основной профессии и, конечно же, лучше всех знал, как нужно ваять гигантские статуи.

Всё этом происходило на фоне непрекращающихся политических процессов (от 12 до 18 тысяч осуждённых в год). Между тем соседи перестали здороваться со Швецем, а в его окна кто-то несколько раз бросил камни. А он был тихим, непробивным, склонным к депрессиям человеком. Сначала покончила с собой его жена, а потом и он сам.
"