July 11th, 2016

Системные элементы общества

Оригинал взят у kosarex в Убийство старушки на даче
История крайне проста и демонстрирует состояние нашего общества, хотя само по себе убийство ничего не демонстрирует, важнее отношение к нему. Итак, в нашем садоводческом хозяйстве жила-была парочка пенсионеров. Он - подполковник милиции в отставке, его жена - бывшая заведующая одного из отделов военторга. Он уже семнадцать лет на пенсии, она не меньше. Хороший дом, точнее, два дома и участка, постоянно зимовали. Он увлекся всякими травами, что-то писал на данную тему, рекламировал пользу трав соседям.

Вне участков, рядом со станцией и домами местных жителей жил да был Сашок. Этот Сашок принадлежал к тому типажу людей, которых я отношу к урожденным преступникам. Преступник низшего плана - плохо с мозгами, такие как правило в классе одиночки и даже не шибко опасны в среде нормальных пацанов. Те сходу чуют, что парень признает только силу. Мамаша - эксклюзив, она работала продавщицей в палатке рядом со станцией (торговая точка принадлежала РЖД) и нещадно обсчитывала и обвешивала покупателей. Парень же пошел по материнским стопам и воровал. Тут я готов хоть скупую, мужскую слезу пустить. Крутой, воровской мир начинается высоко, внизу же мир чисто женский. Именно женщинам легче воровать и быть нормальным, системным элементом общества. А куда податься низовому, бездарному парню, которому за воровство грозит реальная статья? Остается только честно трудиться за копейки или воровать на гроши и регулярно оказываться в тюрьме. Вот он и воровал ерунду с риском, а мамаша более крупные деньги без риска. Она ещё могла себе позволить прогуливать работу ради пьянок, быть авторитетной и т.д. Ко мне она почему-то испытывала явную неприязнь, а я максимально старался покупать продукты в иных местах.

Сашка несколько раз пытались поймать на воровстве. Однажды поймали и посадили вопреки стараниям местной полиции. Местная полиция весьма традиционна - ей выгоднее получить взятку за закрытие дела, чем жить на зарплату и честно направлять дела в суд. Но сидел он недолго. Мамаша дала взятку, его выпустили из тюрьмы досрочно. Сашок вышел на свободу с четкой философией, полученной от жизненного общества - серьезные дела в стране делают в первую очередь уголовники-авторитеты, а трудовым элементом страны являются только зека в колониях, фрайера это бездельники с баблом в карманах.

Работал он за одну остановку по желдороге. Его философию я знаю по двум причинам. Как-то перемолвился с ним парой фраз в палатке на станции - ему и прочим работникам выплатили зарплату за три месяца, поскольку местное начальство прикарманило их зарплату, но хозяева были из воровских авторитетов, приехали разбираться и заставили местных заплатить рабочим. О том, что бездельники все, кроме зека, слышал в местном поезде, когда случайно оказался в одном вагоне, а тот впаривал свою философию знакомому слишком громко.

Сашок пробыл на свободе меньше двух лет. Оказался на участке бывшей заведующей отделом в военторге. То ли мимо шел, то ли пришел подработать, поругался и прямо на участке зарубил старушку 82 лет топором. Получилось не совсем по Достоевскому, поскольку по Достоевскому, чтобы рубить топором старушенций надо бы сперва в институт поступить, а потом хоть одну западную книженцию прочитать и от этого нравственно испортиться. Сашок же, увы, в институте не учился, западной литературы не читал, в симпатиях к Навальному замечен не был. Однако, топором владеть научился.

Муж старушки в это время отсутствовал, но всё равно такие дела раскрываются элементарно. Придется Сашку оказаться в тюрьме уже на иной срок и на иных условиях. Там порассуждает о том, что страной правят и способны править только уголовники, а трудятся на благо страны только зека, а остальные зря небо коптят и зря бабло имеют. Для меня любопытнее процесс обсуждения события.

Пока ещё живущие старушки срочно забыли, как они недавно радовались, что Сашка посадили, воровать больше некому. Мужа убитой, господина Волошина, обвинили в том, что именно он посадил в прошлый раз Сашка. Причем говорили бестолково - был ли он жертвой воровства и отказался согласиться на запросы местной, уже подкупленной мамашей, полицией закрыть дело или был свидетелем и отказался изменить показания. Короче, на старичка покатили бочку в полном соответствии с требованиями местной полиции - не возникай, не мешай нам прощать за взятки преступников. Нет, версия проста - муж убитой сам виноват, напросился на месть, а чем виноват это не важно. Прогнулись под местную власть, хотя никаких инструментов воздействия у местной полиции на общественное мнение в данном случае не было и не могло быть. Ещё занятно, что это произошло в садовом товариществе, где большинство составляют менты-пенсионеры и их родственники, а муж убитой сам был ментом.

Не надо думать, что подобный менталитет только у старух и престарелых, бывших ментов. Год назад разговорился с одной дамой на станции, какой-то мужчина влез в разговор, хотел покрасоваться перед женщиной. Говорили о смерти, точнее убийстве, московского антропософа, который имел землю и считался фермером. Его сожгли заживо с собакой в доме, а полиция срочно квалифицировала дело как несчастный случай, дескать, печка загорелась. Мужчина лет сорока пяти нес откровенную ахинею в пользу выгодной для полиции версии - объявим как несчастный случай, если случайно поймаем преступника, с него бабло срубим. Поскольку я до этого говорил с вдовой покойного, мне было элементарно просто раз за разом уличать его во лжи. Но местная полиция живет там, откуда ездить через нашу станцию неудобно. Да и помнил я собеседника визуально, он явно из дачников. Возможно, полицейский.

Я к тому, что прогибание под властью и предательство жертв преступлений происходят в сознании российского обывателя как бы сами собой. Убили - погибший сам виноват, да и убийства не было или было, но по вине погибшего или мужа погибшей, а к остальным претензий нет. Получается, что даже для осуждения убийства действующего или бывшего работника МВД надо быть негативно настроенным к работе МВД и не бояться признать схему влияния коррупции на рост преступности. Психология конформизма и психология предательства имеют много общего. Причем, на уровне подсознания воображение конформиста быстро создает необходимые фантазии. Когда Сашка сажали в первый раз, посадку одобряли, но никто не называл Волошина автором посадки. Это было бы положительной характеристикой. Зато автор посадки как виновник мести и смерти жены это негатив, тут упоминание личности уместно. И с бывшим фермером понятно. Он раззорился, но он работал в Москве, был видным философом-антропософом, писал хорошие стихи, я про него писал и давал сноску на стихи. Он сгорел и в фантазиях собеседника на станции был уже не интересным человеком, уважаемым в интеллектальном кругу, а какой-то непонятной, отрицательной личностью. Мучил некого Ашота невыплатой двух тысяч рублей в месяц - на пустом учатке с домом работы не было, но не важно. Занимался непонятно чем и зря коптил небо. Ну, сгорел, так ему и надо.

Ладно, чую, что обывательские фантазии дадут продолжение. Ведь палатку на станции закрыли, видимо, вороватую мамашу вытолкали на пенсию. Будем ждать, как общественность садового хозяйства начнет обвинять мужа погибшей в том, что из-за него мамаша теперь пьет на скромную пенсию, а не на деньги, которые она получала с жалостливой общественности за счет обвеса и обсчета при торговли. Конформизм только на первый взгляд шокирует фантазиями, если присмотреться, то фантазии оказываются вполне прогнозируемыми во времени, пространстве и даже в религии, политике и экономике. 

"А как у них?"-1

Оригинал взят у george_rooke в "А как у них?"-1
Последнее время, отвлекаясь от милой моему сердцу эпохи парусов, пытаюсь понять, как же так случилось, что американское сельское хозяйство обогнало наше? Поэтому ввожу тэг "с/х", и может быть, если будет время и желание, иногда буду добавлять.

По факту на 1830-40-е годы мы стояли примерно на одинаковых позициях, если говорить о зерновых. Иногда наш экспорт зерна в Европу был чуть больше, иногда - их, но в принципе - все было примерно одинаково. У американцев до 1860-х был Юг, который обладал таким товаром как хлопок, однако Север в ходе гражданской войны и освобождения рабов (превращения их в безработных попрошаек наравне с белыми) сельскохозяйственный Юг просто убил. Нет, может быть хлопковое производство и восстановилось бы, но 1870-80-е годы - это время низких цен на хлопок, что разрушило отрасль на корню.
Основной экономической системой была издольщина, в лучших традициях русского 17-го века. По сути бывшие плантаторы потеряли свою недвижимость, инфраструктуру и капиталы, и стали этакими латифундистами, нанимающими батраков на работу. В лучших традициях завоевателей штаты Юга управлялись генерал-губернаторами из числа армии США, которые не допускали даже возможности восстановления какой бы то ни было инфраструктуры. Более того, согласно предложению от сенатора Тадеуша Стивенса все конфедераты должны были потерять право голоса на 5 лет. На такой радикализм все же не пошли, но лишили права голоса примерно 1.5 млн проконфедератски настроенных южан.
Когда президент Эндрю Джонсон совершил инспекционную поездку по Югу - он был в шоке. Разруха некогда цветущего края, полное запустение, люди, еле кормящие себя. И над всем над этим американский тип кулаков - это банки и главные воротилы сельскохозяйственного бизнеса - железнодорожные магнаты.
Как вы понимаете, что на Юге, что на Диком Западе - мало произвести сельхозпродукцию. Ее надо еще и доставить до потребителя. И вот тут вступали в дело железнодорожные магнаты, задирая такие тарифы, что продавать сельхозпродукты мелким фермерам было просто невыгодно. Естественно, те шли в банки, брали кредиты, но новый виток тарифов - опять кредиты, и человек вскоре становился эдаким клиентом БыстроДенег, работающим не на себя, а на того дядю.
Кстати, у нас это не поняли до сих пор, если иметь ввиду государственный уровень. Кроме того, те, кто владел коммуникациями - диктовал и закупочные цены. Есть у вас к примеру надел в деревушке в Техасе, произвели вы продукцию, а ближайшая ярмарка или транспортный пункт приема - в каком-нибудь Хьюстоне. А тут появляются ласковые дяди, которые предлагают - ты, дорогой, продай это нам. Правда не по 5 долларов за хандервейт, как ты хотел, а по 2. Что, себестоимость у тебя выше? Ну извини. И да, не вздумай сам куда-либо повести - телеги переломаем, лошадей прибьем, да и самого покалечим. Как итог - из 7 бушелей зерна фермер в среднем отдавал 6. Перекупщикам. Банкам. Арендодателям. Перевозчикам.
Добавьте сюда и еще одну вещь, характерную для и Дикого Запада, и для наших целинных земель. Первые год-два (если удастся нормально вспахать) эти земли дают отличный урожай. А дальше - выветривание и истощение почвы, и на третий год вы еле можете прокормить сами себя.
Если что - это ситуация в США на 1870 год.
Кстати, места по экспорту сельскохозяйственных продуктов тогда распределялись так:
1) Россия
2) США
3) Франция (с колониями)
4) Британия (с колониями, вылезала за счет Канады, естественно).

С 1861 по 1870 годы в Британию:
Россия экспортировала в общей сложности 26.7 миллионов тонн зерна разного вида.
США - 25.7 миллионов тон (в основном с уже давно распаханных и освоенных полей Пеннсильвании и района Великих Озер).
Для примера в следующем десятилетии (1871-1880) цифры были такие:
Россия - 27.1 млн тонн (то есть почти столько же)
Америка - 55.6 млн тонн.
Вот такой рывок за две пятилетки. Почище сталинского.
А решение проблемы было до крайности простым и элегантным)



Кстати - картинка прекрасна - это немцы с Поволжья, бежавшие... в Канзас в 1875 году.