September 18th, 2016

Кто имеет право судить и призывать?

Оригинал взят у kosarex в Кто имеет право судить и призывать?
http://sadalskij.livejournal.com/2824613.html
Пример героизма Зои Космодемьянской в наше время подлежит обсуждению в отличии от героизма защитников Сталинграда. Жгли-то дома своих граждан, пусть там и были немцы. Приказ был настолько преступный, что после войны даже командир отряда отнекивался - пошла Зоя на задание без приказа. Более того, когда я учился в школе, нам говорили, что Зою поймали на попытке поджечь один сеновал. Иных подвигов за ней не числилось. Сейчас, хотя фактов не прибавилось, говорят, что до того успешно спалила несколько изб.

Важнее иное, а это у нас сознательно не говорят, ещё СССР подписал конвенцию, по которой подобные подвиги относятся к разряду военных преступлений. Данную конвенцию РФ не расторгла. Поэтому в Российское Федерации попытка повторить подвиг Зои Космодемьянской считается военным преступлением, а приказ незаконным. Я не говорю, что данную конвенцию не нарушают. Например, поставки оружия и провоцирование племен мео в Лаосе со стороны США это явное нарушение конвенции. Странно, что мы это как бы не замечаем.

Меня же волнует иное. Имеет ли моральное право Садальский, пенсионер, участие в войне ему не грозит, подстрекать нас к самопожертвованию и ещё вставать в позу - сейчас таких нет, все хотят жить? Садальский не воевал, в атаку не ходил и не пойдет. Должностное право это одна проблема. Куда мы денемся без журналистов, актеров, политиков и прочих граждан, которым в атаку не ходить, если они нас не будут подстрекать к смерти за соответствующий гонорар? Это часть нашего бытия, должностное право есть, а морального нет. Всё как в детском стишке - Вперед, орлы! А я за вами. Я грудью встану за вашими спинАми! Немного нескладно, но вполне в духе прошлого, настоящего и, увы, будущего. Большинство людей имеют не ту душу, чтобы, получив право не ходить в атаку, говорить ровно тоже, что они сказали бы, если бы им потом пришлось идти в атаку и подтверждать слова делом. Даже полковники и генералы, бывшие храбрыми офицерами, мигом меняют отношение к войне, как только достигают уровня, когда в атаку им уже не ходить. Были капитанами, думали одно, стали подполковниками, когда риск погибнуть под обстрелом есть, а в атаку не ходить, стали говорить и думать иначе. Стали генералами, уже и обстрелы не так страшны, стали мыслить по-новому.

Интересно, каким бы стало наше общество, если бы мы научились предъявлять адекватные требования. Например, если бы Руцкой с Хасбулатовым были бы обязаны отстреливаться в Доме Парламента, Стрелков-Гиркин был бы обязан посидеть с бойцами в блиндаже под обстрелом фосфорными бомбами, а потом с АКМ в руках пытаться остановить украинские танки? Лев Рохлин был бы обязан не сидеть в безопасном помещении в Грозном на вокзале, а прорываться к ушедшим вперед и отрезанным от него его же подчиненным? У нас никто ничему не обязан. Плотницкий не обязан взять автомат вместо убитого Мозгового и идти на передовую. Журналист не обязан пробыть на передке хотя бы месяц в роли рядового, чтобы потом писать стихи и статьи в стиле Убей его!

У нас слишком много людей, которые считают, что за них обязаны отдавать жизни, а они никакой ответственности за людей, жертвующих жизнями, не несут. Меня потрясла реакция журналистов на сдачу в плен двух раненых спецназовцев на Донбассе. Они были обязаны молчать под пытками, но не называть себя, а ещё лучше - покончить с собой, но не сдаться в плен. Сразу началось журналистское возмущение, что спецназ не так воспитывают. Подобная реакция свидетельствовала не только о личной трусости писавших, но и о потрясающей уверенности в собственном праве распоряжаться чужими жизнями и в атаку не ходить. Больное у нас общество. Вот и забываем, что призывы к героизму людей, которые не обязаны подкреплять призывы личным примером, их не красят. Да, и поэтому забываем, что СССР подписал конвенцию по которой Садальский в данном случае призывает к нарушению закона, то есть, его слова без упоминания конвенции это введение людей в заблуждение. Партизанская война считается незаконной, а Зоя поджигала дома и была в гражданской одежде.