September 25th, 2016

Немного о ЧеКа

При исследовании влияния тайной полиции на интеллектуальную жизнь СССР в 20-30-е года постоянно совершают одни и те же ошибки.

Во-первых, не принимается в расчёт то, что аппарат ЧК создавался с нуля и состоял из людей не только некомпетентных, но также с весьма причудливой идеологической жизнью. Как правило, таковая была весьма далека от ортодоксального марксизма. Зачастую это были всякого рода авантюристы, а также агенты иностранных разведок или этих же разведок эмиссары, на законных основаниях ставящих работу местной тайной полиции. ЧК 1918-1921 гг. это, прежде всего, аппарат по быстрому физическому уничтожению больших масс людей. Никакой компетенции подобная «работа» не требовала, а если кто-то из чекистов начинал чудить, получалось только хуже.

Людей, попавших в ЧК (основанием чего часто служила телефонная книга), старались сразу же ограбить под предлогом обысков, потом вымогали деньги у родственников и убивали. В процессе вымогания людей били. После получения денег все равно могли убить, особенно если у заключенного отсутствовала хоть какая-то протекция. Идеальная схема работы ЧК в среднем и мелком городе – приезд банды этнических уголовников в составе 6-8-10 человек и методичное «потрошение» обывателей под прикрытием местной воинской части. Часть денег отсылалась наверх (и отнюдь не в аппарат ЧК), часть присваивалась себе.

В крупных городах ситуация была позамысловатее, но не сильно. По поводу расстрела Гумилёва петроградским ЧК много десятилетий рассказывали иезуитские истории о тончайшей психологической провокации следователей, которые наперебой читали наизусть стихи, очаровали, усыпили, вошли в доверие, добились признательных показаний и расстреляли.



Николай Гумилев до того как попал в ЧК и перед расстрелом.

На самом деле человека неделю били, вымогая деньги, потом убили. Реальный уголовный мир гораздо проще и скучнее детективных романов.

Никаких разговоров за идеологию в ЧК не велось: золото, камушки, валюта, в лучшем случае несложные уголовные развлечения: изнасилования и избиения уже не по делу, а просто так – злобу сорвать за карточный проигрыш. Вот и всё.

Во-вторых, совершенно не понимается реакция населения на эту вакханалию насилия. Те, кто являлись объектами деятельности чекистов (обеспеченные жители городов и мидлькласс) на протяжении двухсот лет жили в цивилизованном правовом государстве. У них не было навыков обороны от бандитских налётов. Это не буры и не пионеры американского фронтира. Поэтому даже кадровые военные вели себя удивительно наивно. Даже в конце гражданской войны белые офицеры сами с вещами пришли в ЧК, где их аккуратно расстреляли. Потому что это было распоряжение властей: в газетах поместили объявление, что офицеры должны зарегистрироваться для получения документов и денежного пособия. У людей даже после трех лет гражданской войны не укладывалось в голове, что распоряжение властей можно игнорировать и более того, игнорировать надо.

То есть люди в ЧК всё честно рассказывали. В 1918-1921 это было всё равно (убьют и так и так), далее обыватели сами себе писали приговоры, выполняя за товарища следователя (часто малограмотного) его работу. Так, например, в 1926 году Михаил Булгаков честно как на духу всё объяснил про себя следователю ГПУ. И в землю закопал и надпись написал. И ещё потом шёл домой и думал: «Они теперь понимают, что я честный человек, у меня никаких замыслов против советских нет».

Последней генерацией непуганых идиотов стали «люди тридцать седьмого года», жаловавшиеся своему психоаналитику следователю на то что «товарищ Сталин ничего не знает» и надеющиеся услышать из его уст слова утешения с последующими взаимными рыданиями и выпуском на свободу.

То есть урка из медельинского картеля одевал форму полицейского и беседовал с потенциальной клиентеллой. А обыватели не видели его реальную деятельность и тем более послужной список (грабежи и ходки). Они видели полицейского. Который «должен разобраться».

И, наконец, в-третьих. Какова была психология самих чекистов. Значительная часть из них погибла в лихие года. Не столько от вражеских пуль, этого, к сожалению, было мало, сколько от всякого рода производственных травм: взаимной поножовщины, тюремных эпидемий холеры и тифа, кокаина, сифилиса, алкоголизма. Часть механиков подалась в бега и осела за границей. Награбленное уголовники проигрывали в карты и тратили на несложные развлечения. В период НЭПа, многие уволились и стали отмывать награбленное через подставные фирмы.

Оригинал взят у galkovsky в PS-39. ЧТО ДОСТАТОЧНО ЗНАТЬ О МАЯКОВСКОМ - 4

"Дом горит!"

Оригинал взят у houblondobbelen в "Дом горит!"


http://www.newcriterion.com/articles.cfm/The-house-is-on-fire--8466

Гэри Сол Морсон
(О скрытых ужасах советской жизни)

Девяносто-девять лет назад царь Николай II-й отрёкся от трона и, спустя нескольких месяцев слабо-парламентского управления, большевики захватили власть. Мы сейчас называем это Российской (или Октябрьской) Революцией, но правильнее было бы её называть "большевистским переворотом." Партия, насчитывающая 10 тыс. человек, захватила контроль империи, занимавшей одну шестую сухопутной площади Земли.

С самого начала, они компенсировали свою малочисленность непомерной долей насилия. Если сначала расстрелы либералов, социалистов, рабочих с задатками независимого мышления, и крестьян, у которых зерно забиралось под дулом револьвера - представлялись кратковременной необходимостью, то вскоре стало ясно, что жестокость на этом не прекратится. На самом деле, она возрастёт - по словам Сталина, ради "усиления классовой борьбы," в то время, когда контроль большевиков над обществом уже давно стал тотальным.
Collapse )