July 15th, 2021

  • salery

Такая разная рациональность

Одна из самых важных вещей – адекватное понимание существа того или иного явления, человека, политического режима и т.д. Но именно с этим дело обстоит обычно плохо. Если в отношении единичного лица разобраться бывает нетрудно (легко допустить, что это придурок или сумасшедший), то относительно сообществ обычны различные иллюзии, предполагающие наличие в их деятельности рациональных мотивов или хотя бы житейского здравого смысла.

Не ангажированному той или иной "большой идеей" человеку бывает трудно представить, что такие сообщества (партии, конфессиональные объединения и т.п.) и соответственно, создаваемые ими государственные режимы могут руководствоваться совершенно иными, чем соображения практической пользы и целесообразности, ценностями. "Ну не могут же они…", "Должны же они понимать…". Да еще как могут. Потому что у "них" другие приоритеты.

В 20-30-х подобная наивность многим «бывшим» в Совдепии довольно дорого обошлась. Причем остается только удивляться, насколько некоторые из них в этой наивности были укоренены. Был, скажем, один очень видный химик, с самого начала большевицкой власти абсолютно лояльный (и настолько в том отличившийся, что, когда ему все-таки пришлось бежать, прошедшие Гражданскую войну его сыновья-офицеры, отказались с ним встретиться).

Ему приходилось слышать откровения функционеров соввласти: "Буржуазные специалисты нам нужны, говорить не приходится, но только до поры до времени; как только наши партийцы от них научатся всей премудрости, мы их выведем в расход; теперь мы поступаем с ними подобно коровам, предназначенными на убой: хорошо обращаемся, лучше кормим и содержим, а когда будет надо, то расправимся с ними, как и с другими буржуями".

Но ухитрился не придать им значения, полагая, их чем-то типа частной инициативы (между тем, как показали события 1928-1931 и последующих лет они отражали генеральную линию исключительно точно). Не особо впечатлили его ни расстрелы его знакомых из смежных сфер, ни сообщение доброжелателя, в какой последовательности будут «брать» людей его окружения, прежде его самого (решился он бежать лишь когда в соответствии с этим предсказанием до него оставалось одно звено).

Такая беспечность может показаться глупой, но она имела рациональные оправдания в представлениях о собственной лояльности и значимости для «народного хозяйства». Мысль о том, что уничтожение «буржуя» в конечном счете важнее, чем польза от его дальнейшего использования, казалась «бывшим» вследствие непонимания ими существа господствующей идеи слишком экзотической. Однако эта мысль также не была лишена рациональных оснований: идея-то была такова, что для ее торжества ликвидация «неправильных» людей действительно была важнее любых иных соображений.

    Елена Чудинова — "Красные рясы" (часть II)


    Елена Чудинова


    Но суть даже не в том, что красный террор начат раньше. Следим за руками, это шулерские рассуждения! Гражданские войны – по определению страшнее всех иных, по определению ожесточеннее. Не бывает таких внутренних войн, в которых население ни разу не пострадало бы от каждой из сторон конфликта – не только от виноватых, но и от правых. Надо вовсе ничего не понимать в том, что такое война, чтобы думать иначе. Поэтому ссылки на эпизоды военной жестокости мало, что говорят о любой из сторон. (Хотя опять же не забудем, на какую из сторон 70 лет изливалась ложь преувеличений. Мне рассказывают, к примеру, что местные исследователи изрядно отделили зерна от плевел даже в биографии Семенова). Но тем не менее – суть не в жестокостях войны как таковых.

    Суть в том, что еще в ходе войны (а по-хорошему и перед нею) большевики ввели такие невообразимые для начала ХХ века «новшества» как стратоцид и институт заложников. Причем шло это с самого верха, от власти.
    Collapse )

    Кнопка
    или



    Елена Чудинова — "Красные рясы"


    Елена Чудинова


    Мне было немногим более двадцати лет, когда я впервые услышала оксюморон «православный коммунист». В ту пору это посмешило. В чем-то в те годы было легче жить: да, нас могли и исключать из институтов и сажать за религию (и исключали, и сажали), но зато никто не пытался смешать Добро со Злом в какое-нибудь Злобро. Всё было просто и понятно в нашей юности: вот мы, христиане, вот они – безбожники. Они нас гонят, мы должны стоять за Господа. Сейчас времена – удушливые, смутные и мутные. Коммунисты вовсю представляются «христианами», к великому соблазну многих. Более того, в нынешнем дне большевики носят священнические рясы.
    Collapse )

    Кнопка
    или