Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Вопрос об оружии

Оригинал взят у kosarex в Вопрос об оружии

 

 

 

            Уже ясно, что оружие у преступников навсегда. Даже, если удастся сбить волну преступности, оружие всегда можно будет купить, спрятать и пустить в ход. Естественно, это сможет сделать достаточно состоятельная часть общества и преступники. Соответственно, вопрос об оружии давно из вопроса борьбы с преступностью стал вопросом психологического комфорта тех, кто им владеет или может завладеть в случае нужды. Пример с Евсюковым показателен. Всякий мент имеет прямую заинтересованность иметь левый ствол в качестве оружия самозащиты. Но это так же вопрос давления начальника ОВД на подчиненного в случае потребности. Скажем, копнул опер слишком глубоко, сдай, дружок, табельное оружие перед возвращением домой. По пути могут встретить и объяснить, что произойдет, когда начальник прикажет сдать табельное оружие во второй раз. Если опер не поймет, прирежут и спишут на хулиганство. Обыватель, как раз, меньше интересуется вопросом права на ношение и владение оружием по очень простой причине – с ним много мороки. Пистолет тяготит карман, а обычное охотничье ружьё таскать на даче, если не вышел на охоту, совсем муторно. Да и дороговато стоит оружие для многих в нашей стране. Больше всего обывателя останавливает вопрос эффективности оружия. Если некому за тебя мстить, то оружие часто бесполезно – выстрелят в спину, возьмут числом и т.д. Ещё страшит наша милиция. Предположим, что в момент недавнего убийства Бабуровой и её дружка вы оказались рядом. Что вам будет, если киллер только успел натянуть маску на лицо, вытащил пистолет, но не успел выстрелить? По законам самозащиты вы обязаны не дожидаться убийства, выхватить пистолет и выстрелить первым. Но за это есть тысяча и один способ наказать вас. Для начала у вас изымут пистолет для экспертизы, «позабыв» дать исправный для самозащиты. Причем милиция не будет нести никакого наказания, если на вас нападут. Потом будут многочисленные разбирательства. Если у вас не отнимут деньги, так отнимут время. Вам просто отомстят за то, что у вас нормально с психикой, у вас нет гадкой, православной заторможенности, короче, вы – нормальный мужчина.

            Давно пора признать, что заторможенность, и, вытекающая из этой заторможенности, неадекватность поведения давно считается в нашем обществе признаком управляемой, идеальной личности. Именно поэтому неправомерно сравнение нашего общества с обществами тупой, восточной деспотии. Например, Садам Хусейн отнюдь не был демократом, но оружие у иракцев было. Перед войной с американцами он вообще свободно раздавал автоматы и не волновался по поводу прочности своего положения. То же самое было с талибами. Режим клерикальный, деспотический, а автомат висел в каждом доме. Надо так же заметить, что страх перед оружием у народа пропитывает коммунистов и либералов. Это одна из их нескольких визитных карточек – патологический страх зарваться и получить сходу в морду кулаком или пулю в тело «не отходя от кассы». Если ставить точки над Ё, то это признак бандитской психологии, а не капиталистического менталитета. Именно бандиту важна безоружность жертвы по принципу «здесь и сейчас». Полиция может вызвать подкрепление, обратиться к населению за помощью, а бандиту надо действовать здесь и сейчас. Ведь жертва может закричать, позвать на помощь, выскочат мужики с оружием, полиция прибежит и т.д. Недаром во всей Европе, а не только в Швейцарии, вопросам права на оружие до массовой атаки либералов на сознание не уделяли внимание – заходи в лавку и покупай. Англия 19-го века дает тому массу примеров. Любой квалифицированный рабочий или интеллигент мог спокойно купить оружие. Более того, наличие оружия у населения не помешало английским бобби большую часть времени просто ходить с дубинкой, хотя формально любой хулиган мог взять нож и прирезать бобби. На практике такое происходило крайне редко.

             В большинстве стран Востока и Африки проблемы оружия тоже не существует. Существует иная проблема – нехватка оружия у бедной части населения для отпора бандитам. Аналогичная проблема существует в Латинской Америке. Нищета мешает обзавестись элементарным оружием именно бедным. В итоге мы видим разгул преступности, наркомафии, да и просто грабежей обывателей прямо на улицах. В Лиме, например, прохожих могут грабить под дулами автоматов прямо на виду у переполненных  людьми трамваев и проезжих автомобилистов. Бразильские фавелы с безоружным, нищим населением стали рассадниками вооруженных до зубов преступных банд. Отсюда следует очень неутешительный вывод – нет вопроса свободной продажи оружия, есть вопрос свободной раздачи оружия, причем в таких количествах, когда продать потом оружие некому – у всех его избыток.

            Обычно проблему оружия пытаются сочетать с вопросом борьбы с преступностью. Это просто подтасовка, поскольку оружие у населения не способно остановить коррупцию в милиции и не способно остановить спецслужбы и террористов от использования оружия в грязных целях. Наличие оружия у населения не спасло Мартина Лютера Кинга от смерти. Аналогично, во время последней попытки проамериканского переворота в Венесуэле наемные снайперы стреляли в народ, и были жертвы. Хотя известно, что оружие способно спасти армию от дедовщины – на линии огня дедовщина в привычном смысле исчезает. Очень показательна история в Саратовской области. Кавказцы зашли на территорию части, избили и ограбили одну из рот данной части. Остальные сделали вид, что ничего не заметили. Часовые побоялись применить оружие и были связаны и избиты. Дальнейшее расследование показало полную растерянность правоохранительных органов и начальства части перед весьма здравой позицией солдат. Большую часть нападавшие «не сумели» поймать, короче, отмазались кавказцы. Судья допытывалась у потерпевших, почему те не бросились с голыми руками на ножи. Короче, типичная особенность нашего стиля управления – если нельзя дать по шеям потерпевшим за попытки защитить себя, возникает полная беспомощность управления. Между тем, если бы у солдат было оружие, они были бы обязаны перебить всех нападавших кавказцев потому, что правоохранительная система не воздала бы должного наказания нападавшим, а защищавшихся затаскали бы по судам и экспертизам.

            Очень любопытно положение с оружием в США. Несмотря на все попытки либералов обезоружить население, число штатов, где право на владение оружием существует, только растет. Оружие стало необходимым элементом обеспечения безопасности, уменьшением числа межнациональных столкновений и даже фактором, стабилизирующим рынок недвижимости, поскольку позволяет благополучным в криминальном смысле районам сосуществовать рядом с неблагополучными. Ещё интереснее положение в Ингушетии в 90-е годы. Этот район РФ отличался самым небольшим количеством убийств в расчете на 1000 человек населения и самым высоким уровнем продолжительности жизни. Последнюю статистику я не знаю, но известно, что уровень преступности в этих районах низок, в отличие от соседнего Ставропольского края, где у населения изымали оружие, спасая нападавшие банды чеченцев от неминуемого в противном случае возмездия. Средняя продолжительность жизни в Ставропольском крае более чем на десять лет ниже, чем в Ингушетии. Конечно, кроме владения оружием, есть и другие причины, сдерживающие преступность и высокую смертность в Ингушетии, однако не будем говорить об особой законопослушности именно этого народа.

            Если способы облегчить переход ко владению оружием подавляющим большинством населения? Есть, это просто утомить оружием. Прогулки с оружием и регулярная стрельбы в тире утомляют. Думаю, каждый опер может рассказать, как в начале испытывал возбуждение, взяв пистолет в руки, а потом, через несколько месяцев, стал испытывать раздражение от тяжести кобуры и противное чувство лени от необходимости прихватить лишнюю обойму с патронами. Между тем, у нас в армии солдат сознательно и бессознательно отучают от нормальной усталости от оружия. Существует принципиальная разница между тасканием автомата с заряженным рожком и подсумком и тасканием автомата с пустым рожком. Дело даже не в весе, а в утомлении от тяжести именно способного выстрелить оружия.

            Если же мы возьмем наше современное руководство и руководство времен ЦК КПСС, то мы обнаружим, что нами часто руководят и руководили люди повышенной агрессивности, которые сами неадекватно относятся к оружию. Обычный охотник, вынужденный долго ходить на природе ради пары выстрелов, и человек, стреляющий по баранам или медведям из вертолета, или стреляющий в животных в местах специального прикорма, или ждущий, когда на него выгонят дичь, относятся к оружию принципиально иначе. В первом случае охота является преодолением усталости, напряжением психики и развитием наблюдательности. Во втором случае мы имеем дело с привычкой стрельбы по безоружным мишеням и реализацией в виде убийства животных своего особого статуса в обществе, начиная от права на обслуживающий персонал из егерей и вертолетчиков, кончая правом не утомляться в процессе действия. Естественно, люди, пользующиеся подобными привилегиями, инстинктивно воспринимают право окружающих на владение оружием и самооборону как посягательство на личный статус.

            Это мировоззрение отнюдь не является исключительно привилегией власти. Например, такое мировоззрение отлично демонстрировали нам телеведущие Гордон и Соловьев – право на наглый натиск, когда не могут отплатить тем же оружием. То же самое мировоззрение мы часто наблюдаем на дорогах, когда лихие автомобилисты едут на красный свет или подсекают соседей. Естественно, для таких людей народ всегда будет не готов к владению оружием. Соответственно, обязательная раздача оружия малоимущим и принуждение к его ношению, могло бы повлиять на изменение общественной психологии в лучшую сторону.

            Однако, не будем преувеличивать значение подобной меры. Владение оружием не отменяет потребность населения в добросовестной работе милиции, честности судов и прокуратуры, права населения на мирные демонстрации и свободу слова и массы других мер, направленных на улучшение качества жизни населения. Нынешнее равнодушие большей части населения к вопросам права на владение и скрытое ношение оружия как раз говорит о правильном чутье населения – оружие не панацея, способное освободить государства от выполнения им части своих обязанностей. Оружие существует для защиты, а не для наведения террора на любителей лихой езды и коррумпированных чиновников. Точно также никому не нужно отстаивать право на свободу слова и демонстрации путем перестрелки с ОМОНом или размахивать револьвером, требуя выплаты задолженности по зарплате. Поэтому актуальность других вопросов в нашем обществе только возрастает. В любом случае, давайте признаем, что неприятие права населения на владение и ношение оружия – визитная карточка коммунистов и либералов.

 



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments