Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Карл Маркс - шовинист. Продолжение 3

Оригинал взят у kosarex в Карл Маркс - шовинист. Продолжение 3

 

            Когда традиционные социалисты спорили, что лучше – анархизм, анархо-социализм, коммунизм, социализм или другой изм, они кое в чем были реалистичнее Маркса. Общество строится и опирается на волю людей, прежде всего, находящейся на вершине пирамиды. Соучастие остальных членов общества просто имитируется по самым разным причинам – от идеи связать всех психологической круговой порукой до идеи самовоспроизводства верхушки общества. Иногда мотивация примитивна донельзя. Как объясняли нам коммунисты-пропагандисты, социалистическое соревнование дает максимальный эффект, исходя из минимума затрат на бумагу и громкие лозунги. Но воля людей присутствует, поэтому теоретически можно построить любой изм, если рассматривать массы как пластилин. На самом деле общество ограниченно в своей трансформации особенностями личного и коллективного сознания и подсознания руководства. Естественно, если мы хотим построить общества без вертикальных связей, то нам придется просто расширить социальную базу нового строя, но тогда все равно общество будет ограничено особенностями личного и коллективного сознания и подсознания его членов. Привести же в действие сознание его членов через насилие любого вида с момента появления классового общества далеко не просто. С подчиненными понятно, а с ключевыми личностями сложнее. Мораль? Мораль для низших. Религия? Религия для низших. Наука? Наука для низших, для высших – руководство. Ознакомьтесь с теорией успешного менеджмента Чубайса и поймите, что он выше науки. Традиции? Традиции для низших. Что для высших? Привычки, желания, логика удержания власти и страх. Только не уповайте на страх загробной кары – прибежит священнослужитель, грехи отпустит и всё оправдает. Не согласится – найдем согласного. Я понимаю возмущенный хор моралистов, но есть одно циничное доказательство. Лгуну и садисту определить порядочных среди лгунов и садистов проще простого. Порядочному человеку определить лгунов и садистов среди порядочных людей куда сложнее. Значит, лгуны и садисты всегда будут иметь преимущество во всем, включая подбор психологов, призванных помочь в определении, кто есть кто. Обратный принцип – по делам мы узнаем их – эффективен только до определенного предела. Здесь как в шахматах – белые начинают и выигрывают, выиграть черными куда сложнее. С этой точки зрения, любой социализм – химера, пока не найдена некая дополнительная палка-погонялка. Маркс со своей теорией экономической и исторической необходимости как раз придумал палку-погонялку. Причем била она в очень уязвимое место – на страх. Всё это выглядело крайне заманчиво – поймите, дорогие, вы же жадные, значит, будете подчиняться закону прибавочной стоимости. Будете подчиняться – запустите механизм самоуничтожения. Тут ещё некий крот истории объявился, давно под вас копает и копает очень глубоко. Будете ловить – сами в свою яму свергнитесь. В этом смысле Марксу не требовалось быть научным до конца. Страх – понятие иррациональное. Результат страха обязательно будет. Есть только одна проблема. Страх всегда предполагает возможность двух результатов – проигрыш и выигрыш. Отсюда типичное бытовое правило – не объяснять сволочи, почему она сволочь. Сволочь должна знать правду позитивную – что она победоносна, непреклонна, умнее людей порядочных и во многом прозорливее, даже когда формально глупее. Поэтому ничего удивительного нет, когда она правит людьми более умными – такая у сволочи планида. В этом смысле, оценивая наследство Маркса, прежде всего хочется спросить: страх, наведённый его рассуждениями об исторической неизбежности победы коммунизма, помог или повредил сволочи? Признаем честно – помог, причем помог основательно. Во многом Маркс спас современный капитализм, указав на ряд социальных и экономических опасностей, которые капитализм подстерегали.

            Давайте посмотрим внимательнее. Социальные уступки во многом вызваны страхом перед социалистическими революциями. Кейсианская борьба с кризисами – страх перед экономическим коллапсом. А Советский Союз? Во-первых, сколько сволочи сделало карьеру на социалистической революции! Во-вторых, страх перед социализмом обеспечил небывалый подъем уровня жизни в капиталистических странах. Недаром жизненный уровень рабочего класса в США прекратил расти сразу после начала закупок зерна Советским Союзом в Канаде и США. Видимо, только почуяв, что СССР подошел к пределу роста, в США позволили себе расслабиться. А на переднем фронте, в ФРГ, жизненный уровень рабочего класса остановился аж в начале 70-х, когда в СССР уже явственно были видны инфляционные процессы и признаки застоя. Наконец, борьба с марксизмом здорово обогатила социальную демагогию. Зато конец страхов привел к нарастанию кризисных явлений, которые мы видим по сей день, и явную потребность в новой порции страха. Если мы посмотрим на историю 20 века, то увидим самоуправление через страх. Всякий раз, когда страх оказывался недостаточным или избыточным, наступало время ошибок. В реальной жизни избыточный страх всегда соседствует с недостаточным. Монархии Европы ввязались в Первую мировую войну именно из-за неправильного баланса страхов. Неправильный баланс страхов породил всё уродство Веймарской республики и торжество нацизма в 1933 году. Неправильный баланс страхов, точнее, бесстрашие, вызванное большевистским геноцидом народов России и сварой внутри большевиков, привел к Великой депрессии. О том, как неправильный баланс страхов привел Польшу к соучастию в Мюнхенском разделе Чехословакии и катастрофе в сентябре 1939 года можно нравоучительные баллады слагать. Список можно продолжить и с другой стороны – неправильный баланс страхов определил судьбу СССР, включая его нелепый для постороннего наблюдателя распад. С точки зрения пресловутого тезиса Маркса о примате экономики над политикой СССР был обязан пойти по пути КНР, однако мы имеем вместо этого совсем другие процессы. Да, не поддались Горбачев с компанией на страхи, вызываемые учением Маркса, и логику экономической целесообразности. Совсем как в песне вышло – отречемся от старого мира, оттряхнем его прах с наших ног, нас исправит одна лишь могила, после нас хоть война, хоть потоп. Может, я что-то чуточку напутал, но Горбачев явно напевал нечто подобное.

            Поэтому, когда Маркса обвиняют в шовинизме, а марксистов в склонности к насилию, логика в этих рассуждениях есть даже вне конкретных, шовинистических заявлений Маркса. Управление через страх автоматически предполагает насильственные действия в определенных пределах.

            Однако есть вещи, за которые Маркса не критиковали массово по сей день. Следовало бы, но тогда пришлось бы критиковать не только Маркса, но и всё общество в целом. Например, Маркс фактически не коснулся проблем эксплуатации и регулирования общества через банковскую систему, кредиты и денежное обращение. То есть, упоминать-то упоминал, но на общем фоне его пафоса против капиталиста-производителя это выглядит сущей мелочью. Если мы коснемся этой темы, то увидим финансовые и фискальные инструменты, позволяющие «доить» общество при любой формации, сознательно тормозить или стимулировать его развитие, создавать кризисы на ровном месте, включить в обществе программу самоуничтожения и т.д. Знал ли Маркс об этом? Полагаю, что знал. Тема просто не вписывалась в его концепцию исторического и экономического развития. Более того, тщательная разработка этой темы могла подорвать марксову концепцию экономических кризисов. Пришлось бы заметить, что на определенном уровне банковского руководства капитализм сознательно допускает развитие рынка в сторону кризиса. Именно так, чередование периодов лихорадки финансовых операций, торговой и производственной активности и периодов кризисов в экономике является формой максимального извлечения прибыли и сохранения финансового контроля во имя прибыли. Разница только в том, что при феодализме были кризисы и лихорадки в производстве и торговле отдельными товарами, которые не всегда сливались в общий кризис или лихорадку деловой активности, а капитализм вполне сознательно идет на подобное слияние. Что касается пресловутого реального социализма, то там схема перманентного перепроизводства и перманентного недопроизводства отдельных товаров была сознательно выбрана в качестве магистрального пути развития. Надо понять, что пресловутое социалистическое расточительство было вполне сознательным перепроизводством ( чугун, кирпич, нефть, тракторы и т.д.), а дефицит (мясо, фрукты, ширпотреб) сознательным недопроизводством. Соответственно, социалистический застой был естественным следствием сознательного перепроизводства кризисных явлений в экономике по принципу – плевать, русский мужик всё выдержит, а не выдержит, заменим на таджиков. Естественно, любой толковый банкир, прочитав Маркса, пришел бы к выводу – интересно, важно для понимания социальных угроз обществу, но подобное учение оставляет свободу маневра, то есть свободу манипуляции обществом и манипуляции кризисами и кризисными явлениями. Более того, современная критика банковской системы многого не касается.

            Не надо видеть в таком пренебрежении Маркса к банкам некий страх коснуться запретных тем. Вопросы финансового обращения очень интересны деловому миру. Злобным, но объективный анализ куда приятнее вечного созидания ласковых теорий и схем, после которых надо подсчитывать убытки в кармане. Я, конечно, не имею в виду Россию, которая словно дала себе обязательство путаться в ласковых теориях и нести убытки до скончания мира. Но была тема, которую Маркс, на мой взгляд, совсем сознательно не разрабатывал. Это тема рынка.

            Свободного рынка не было, нет и не будет. Я допускаю, что когда-то первобытный человек вполне свободно менял шило на мыло, но это было просто личное взаимодействие двух индивидуумов. Гайдаровское, взятое у американцев, выражение «рынок всё исправит» (the market will correct everything) изначально лживо. Более того, Маркс, как сын торговца и друг фабриканта Энгельса, был обязан знать это изначально. Реальный рынок без внеэкономической корректировки существовать не может. Рынок – полусвободное субстанция. Давим на одно, можем создать условия для свободы торговли в одной рыночной составляющей, давим на другое, уничтожаем свободу торговли в другой составляющей, но даем свободу в третьей. Иллюзия свободы рынка при феодализме была вызвана прямым принуждением к торговле крестьянина и ремесленника через налоги и поборы. Реальный рынок создается через насилие над непосредственным производителем, а далее над торговцем. Вот здесь не надо путать насилие и регламентации. А насилие в глубинной сути не является регламентацией. Регламентация является только обоснованием меры насилия, подобно тому как школьный хулиган может оправдывать драку с заведомо более слабым противником тем, что он не то сказал или не так взглянул. Реальное насилие является формой дезориентации личностей и общества с целью побудить их искать выход там, где его нет. Например, поборами и насилием за неуплату поборов крестьян гнали в рыночный тупик. А там поведение отдельных индивидуумов уже не регламентируется по всем параметрам, поскольку стенки тупика уже задают правила игры. Точно так же сейчас завоз иммигрантов является формой насилия над местной рабочей силой, создается тупик межчеловеческих отношений вокруг реальных рабочих мест и т.д. Более того, на самом высшем уровне насилие становится естественным продолжением насилия на низшем уровне. Когда какой-нибудь феодал брал понравившуюся ему вещь у богатого купца и платил раза в два меньше запрошенного, он совершал насилие, но купец снова появлялся на рынке и отнюдь не был на феодала в обиде, хотя крик мог устроить на всю вселенную. Он-то знал, когда требовал слишком много, то совершал насилие над феодалом через собственное, эксклюзивное место в торговле. Поэтому меч под носом его отнюдь не удивлял. Нет и не будет торговца, который хоть раз в жизни не убедился и не ощутил всей шкурой, что так называемый свободный рынок (точнее, то, что из него неминуемо вырастает) – форма насилия продавца над покупателем и форма насилия продавца над производителем в одном флаконе. А регулируемый рынок – адекватное распределение насилия между всеми участниками сделок, когда продавец ослабляет своё насилие над покупателем и производителем в прямой зависимости от степени насилия, которое он сам получил извне. Но Маркс данной темы коснуться не мог, поскольку стала бы рушиться вся его теория неизбежности коммунизма, как способа преодоления кризиса перепроизводства и избытка капитала относительно реальных потребностей рыночной экономики. То есть, подлог, на мой взгляд, был вполне сознательным.   



Subscribe

  • Признать незаконным и запретить

    Оригинал взят у michael_077 в "Признать незаконным и запретить." Неожиданное продолжение истории с нашими колионами (кто не в…

  • Чьей валютой является рубль?

    Вопрос, вынесенный в заголовок публикации, многим может показаться странным. Ведь в п.1 ст.75 Конституции РФ недвусмысленно сказано: Денежной…

  • О шаманах и шаманизме

    Не думаю, что хоть кто-то читал Правду, как читают текст. Не для чтения были эти буквы. Скорее, это было заклинание духов социалистического…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments