Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Альтернативный проект или великий Китай?

Оригинал взят у kosarex в Альтернативный проект или великий Китай?


 

 

            Конечно, Китай относительно России – нищий. Впрочем, насколько нищей можно считать страну, где производство автомобилей на тысячу человек давно обогнало российские нормы и довольно близко к европейским понятиям, если взять объединенную Европу вместе со всякими Польшами, Австриями и Венгриями, а не ограничивать рамками только ФРГ. По потреблению автомобилей на тысячу человек Китай уже опередил Россию. Чтобы догнать Китай, России потребуется раза в три увеличить объемы продаж, а производство авто увеличить раз в шесть. Конечно, в силу жуткого имущественного неравенства, китайская бедность бросается в глаза, но она имеет принципиальное отличие от российского неравенства. Российское неравенство органически связано с российским богатством. Нищета Пикалева является прямым условием роскошного строительства на Рублевке. Блеск Челси опирается на нищету Чукотки. Примеры можно множить. Отсюда такая безвыходность ситуации. Провинциальная нищета Китая имеет несколько иной характер. Например, Сычуань – нищая провинция. Зажиточность приморских районов Китая стала условием перевода в Сычуань целого ряда предприятий. Из истории экономики понятно, что, если есть возможности для роста производства вширь, то затормозить рост становится крайне сложно. Ясно, что экономика Китая должна вырасти минимум в два раза, прежде чем встанет вопрос о наличии у Китая новых технологий для нового рывка вперед. Впрочем, здесь тоже есть кое-какие признаки. Например, судя по информации о торговле и добычи ряда редких металлов в Китае, там готовится прорыв в создании альтернативных источников энергии и электромобилей. А на что делают ставку США?

            США сделали ставку на средства ПРО. Добиться успеха в этой области они смогли только за счет привлечения российских технологий и российских ученых. Но успехи выдающиеся. На подходе лазерное оружие, способное уничтожать ракеты противника на взлете и баллистические ракеты с боеголовками в космосе. Хорошее оружие. И в целом армия у США хорошая – на США приходится более половины военных расходов всех стран мира. Неплохо? Одна проблема – эта армия уже США не по карману. США недавно свернули планы по размещению систем ПРО в Чехии и Польше просто из-за нехватки средств. Конечно, они запланировали заменить эти системы на более совершенные, но хватит ли на них денег в будущем, совсем неясно. Причем у союзников положение не слишком хорошее. Британия срочно собирается снять одну из подводных лодок с межконтинентальными ракетами с дежурства. Зато Китай успешно разработал на базе российских С-300 отличную систему, позволяющее сбивать спутники с тем самым лазерным оружием, которое должно уничтожать чужие ракеты при взлете. Система экономически выгодная – китайские ракеты явно стоят дешевле пресловутых лазеров вместе со стоимостью вывода их на орбиту. Короче, успешность половины системы американской ПРО можно поставить под вопрос. Успешность второй половины системы ПРО тоже можно поставить под вопрос, поскольку количество лазеров, которые придется в таком случае поставить на дежурство, может оказаться слишком накладным для экономики США.

            1 октября Китай собирается провести парад на Тяньаньмэнь. Секретов не делается. Китай собирается показать пять типов межконтинентальных ракет. Наибольший интерес представляет мобильная установка с ракетами, каждая из которых имеет 10 разделяющихся боеголовок. Напомним, что российский Тополь имеет только три боеголовки. Против каждой такой ракеты надо иметь десять лазеров, да и то в случаи, когда знаешь, куда эти боеголовки упадут. Иначе даже сотни лазеров не хватит. Каждый лазер требует обслуживания, энергии, управления и т.д. Так и хочется сказать, где деньги, Зин? Денег нет, есть деривативы и закладные на дома. Наконец, есть китайские подводные лодки, против которых нужен флот. То есть, мы снова возвращаемся к идее денег и американо-китайских отношений, когда конфликт с Китаем даже без обмена ядерными ударами ударит по пресловутым деривативам и ФРС. При ядерном ударе деривативы рушатся, а казначейские облигации США автоматически превращаются в обычную бумагу. В итоге мы имеем конец американской, а, если точнее, общелиберальной мечты о всемирном господстве США. Она остается в значительно более узких рамках, чем предполагалось. То есть, в регионе, вокруг Китая, американское влияние вроде остается, но оно перестает быть решающим. Это подозрительно напоминает ситуацию 70-х годов прошлого века, когда СССР и США пришли к выводу о невозможности применения ядерного оружия в Европе. Прорыв советских танков до Ла-Манша и Гибралтара тогда формально останавливал страх перед обменом ядерными ударами, а реально, кроме утраты советским партруководством всяческой жажды к распространению коммунизма, советские танки тормозил страх брежневцев за собственную неспособность обеспечить мало-мальски нормальную жизнь в Европе и страх за утрату поставок зерна из США. Конечно, эти страхи были порождены страхами иного порядками – страхами перед необходимостью пойти на реформы ради дальнейшего роста экономики и страхами за личную неспособность оказаться на высоте уровня задач быстрого экономического развития. Вот этого в случае с Китаем нет, есть только рациональное обоснование – пока время работает на Китай, лучше развиваться, чем отхватить кусок побольше в зону собственного влияния и иметь головную боль с развитием этой зоны.

            Тем не менее, образовалась зона военного доминирования Китая, то есть территории, которые США в случае конфликта сдаст сходу и назад не потребует. К этим территориям относятся все страны ЮВА, кроме Австралии, да и та под вопросом, Корея, Тайвань, Монголия, Казахстан, Киргизия и, конечно, вся РФ до Урала. Серьезные проблемы могут ждать Китай только, если он попробует захватить Иран, да и то, если Иран обзаведется ядерным оружием. Именно так обстоит дело – единственный потенциальный, эффективный союзник США против Китая – Иран. Иран развивается, а Россия разваливается. Однако, Иран ещё надо заинтересовать идеей ответственности за безопасность стран Средней Азии, вооружить и, упаси Аллах, предохранить их от попыток идти по навязываемым США моделям развития, которые, разумеется, обогатят американские монополии, но сделают Иран абсолютно непригодным в качестве силы, сдерживающей китайскую экспансию. Во всяком случае, ставка Израиля на Турцию провалилась. Турция не смогла и не сможет стать силой, способной заполнить политический и военный вакуум в Средней Азии. Что касается России, то Россия разваливается по всем параметрам – экономическим, военным и психологическим. Что это означает в реальность, можно прямо судить по истории Русско-японской войны, когда армия отступала, имея численное преимущество, из-за упадка духа и приблизительного равенства в качестве вооружений. Что самое неприятное, Россия не только не может сама обеспечить необходимую армию, ей не помогут даже поставки бесплатных вооружений. Надо понять, что любые военные базы США от Владивостока до Узбекистана в случае военного конфликта просто превращаются в заложников войны – Китай их может элементарно уничтожить, остатки военнопленных взять в плен и уничтожить, если США не пойдут не перемирие. Смешно сказать, но без союза с Ираном противостоять даже росту экономического и политического влияния Китая в Средней Азии тоже скоро станет невозможным. Это называется – этюд Айвазовского «Приплыли». Правда, говорят, у Рериха есть ещё более интересное полотно «Голубой песец спускается с Гималаев». Но это уже нечто космическое.

            Значит, США остается только играть с Китаем в Чаймерику. Причем идея только одна – попытка выиграть время. И тут мы подходим к самым главным страхам. Китаю по логике реалполитик (политики сдерживания и противовесов) нужен сильный конкурент. Но создать его можно только на основе остатков России. Этот противовес ужасен по целому ряду причин. Во первых, придется расписаться в принципиальной ошибочности всей политики за последние 20 лет. Во вторых, в этой картине нет места нашим российским олигархам и всей нашей либеральной общественности. Её мировоззрение противоречит элементарным потребностям развития любой страны, которая может стать противовесом Китаю. В этой картине также нет места православию или исламу, как основе идеологии. В третьих, этот противовес Китаю автоматически обязан быть сильнее Европы. В четвертых, и это самое страшное, противовес Китаю обязан обеспечить очень высокий уровень жизни государствообразующему населению, поскольку возродить идею патриотизма нищего населения в российских условиях невозможно. В пятых, последняя страшилка подразумевает ещё одну страшилку. Противовес Китаю обязан развиваться, а это несовместимо с такими понятиями, как криптоколония, вечные оглядки на Запад, чувство личной неполноценностью перед чужими культурами и перед государством. Сами понимаете, именно предвидение подобной потребности рождает страхи перед неким Новым Армагедоном, некой Новой Римской империей и прочими бяками в глубинах религиозного сознания от Израиля до Лондона и Вашингтона. Если отбросить религиозные страшилки, то речь идет о неком альтернативном проекте развития, необходимым, чтобы весь мир не превращался в альтернативный проект развития Китаю. В таком случае придется в корне изменить структуру управления экономикой США и Европы, а также политические традиции этих стран. Тут уже не только либеральную общественность придется обуздывать. Возникнут проблемы у мировой элиты. Придется урезать власть Рокфеллеров и Ротшильдов. То есть, альтернативный проект ужасен, но, по сути, он безопаснее ядерной войны и коренной смене вех в развитии США и Европы. То, что вызывает страх грядущего Армагедона при ближайшем рассмотрении как раз способом избежать полного банкротства.

Вот почему Чаймерика приобретает особую устойчивость. Эта система отношений между США и Китаем, поскольку сильный Китай явно получил возможность избежать демонтажа своей экономической системы из-за угрозы ядерного Холокоста, как планировали США. В итоге Чаймерика остается единственным способом оттянуть время перемен. Потому что последним клапаном спасения США и Европы от падения их неконкурентоспособности, может стать только альтернативный проект. Впрочем, альтернативный проект, который может обернуться столь опасными последствиями для спекулятивного, кредитного капитала, что впору говорить о неком Холокосте для банков, в ближайшие годы невозможен. Эта тенденция развития надежно пресекается нынешней элитой России. Однако, именно эта проблема лежит в основе неких имитаций альтернативного проекта. То она возникает в виде разговоров о возможности превращения России в энергетическую империю, то в миражах и грезах о новом крещении Руси, то в заведомо недееспособном  Евразийстве. При этом, когда мы говорим о Чаймерике, мы по умолчанию подозреваем только один способ прекращения симбиоза двух главных держав мира – США устают от Китая и рвут с ним связи. Как-то забывается, что у палки два конца. Китай тоже может порвать с США по элементарным причинам – отсутствие поступления из США необходимых новых технологий и падение роли США как рынка сбыта для Китая. В конце концов, покупать и воровать технологии при наличии крупной диаспоры земляков можно даже в условиях холодной войны. Этот момент явно прослеживается при торговых войнах – никто не может безнаказанно в этом симбиозе перекрыть другой стороне процесс обмена технологиями и капиталом.

Продолжение проекта Чаймерика имеет ряд неприятных угроз для США – раздел Сибири и Дальнего Востока между Японией и Китаем, утерю Юго-Восточной Азии и потерю контроля над странам Персидского залива. Однако, угрозы могут в полном объеме возникнуть не раньше, чем через 10 лет. Это при условии, что США смогут сохранять нынешний уровень военных расходов. На этот счет есть масса сомнений. Через два года США придется серьезно сократить армию, а вывод войск из Афганистана будет объясняться просто – денег нет. Утеря ЮВА пройдет незаметно – США просто утеряют рычаги, позволяющие блокировать китайские инвестиции в ключевые отрасли экономики этих стран. С Сибирью понятно – США помогут КНР перераспределить собственность российских олигархов в пользу китайских компаний и откажутся от планов прикупить Сибирь, не делясь толком с Китаем. Что касается дележа границ, то это очень любопытный вопрос. Но ясно, что США могут дать добро на присоединение к Китаю Монголии и Сибири. Территории северные, урожайность низкая. Добыча полезных ископаемых в любом случае будет поставлена на службу Китаю. Речь пойдет только о формальности. Но для этого современное российское руководство должно окончательно осознать невозможность обеспечения развития страны и совершить логичные действия. Ещё больше сократить армию, не принимать эффективных мер в стимулировании бизнеса и проведении социальной политики. Мы к этому идем. И, чем больше мы к этому идем, тем больше Иран превращается в единственного, потенциально ценного для США союзника, с которым они наладить отношения не могут. Сам же альтернативный проект, который вызывает столько страхов, всё больше становится невозможным из-за необходимости включения в этот проект всё большего числа стран. Лет десять назад можно было обойтись союзом России, Белоруссии и Казахстана. Теперь этот проект без подключения Украины невозможен. А дальше куда? К проекту придется подключать страны, которые в принципе будут против игры в альтернативу Китаю. Это – заведомый крах. Но самая секретная правда – плач, читатель, - для альтернативного проекта не нужны отдельные народы, чьи представители проживают на территории РФ. Именно поэтому малейшее реальное движение к альтернативному проекту здесь будут максимально затягивать. Лет через пять нынешнего развития смысл картины Рериха «Голубой песец спускается с Гималаев» станет понятен каждому ребенку.

Вот тут мы увидим главную проблему, связанную с альтернативным проектом. Этот проект отнюдь не нужен русскому народу. Встанет другой вопрос – зачем так боялись альтернативного проекта, если его надо навязывать? Боялись себя? Смешно! Сразу возникает вопрос – зачем уничтожать русских плохими условиями жизни, если русский народ на самом деле не стремится к альтернативному проекту и не желает стать противовесом Китаю? Второй вопрос ещё интереснее. Мигранты тоже не затем здесь живут. Им противостояние с Китаем нужно ещё меньше. Они скорее отсюда смотаются, чем будут нести на себе нагрузку населения ядра сверхдержавы. Объективно мы приходим к тому, что здесь альтернативный проект никому не нужен, а он нужен в Вашингтоне или Лондоне. Но они это не желают понимать. Они мыслят точно также, как у нас в Кремле, мол, достаточно навести элементарный порядок и бросить клич – стройте Великий проект, как все побегут. Не побегут. Почему? Есть одна тайна. Сейчас не скажу.

 


Subscribe

  • Об интервенции

    Многие критики современной историографии довольно давно потребовали пересмотра учебников, посвященных русской главе новейшей всемирной истории, и это…

  • Моцарт и маргиналы

    В январе 2010 года британская местная пресса рассказала, что одна из школ в центральной Англии, West Park School (Derby) начала применять довольно…

  • Два мира

    Оригинал взят у watermelon83 в Два мира - старый и новый. Когда-то давным-давно я выкладывал в качестве отрицательного примера…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments