Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Category:

О ханты-манси и русских, о китайцах и русских

Оригинал взят у kosarex в О ханты-манси и русских, о китайцах и русских

http://du-jingli.livejournal.com/75260.html   Прежде, чем рассуждать о русских, давайте вспомним историю ханты-манси. Худо-бедно жили эти племена и подвергались нашествиям предков сибирских татар и казахов. Потом пришли русские. Появились села. В рабство уже не угоняли, а ясак по-прежнему приходилось платить. Отношение русских крестьян к ним было высокомерное и примитивное - они сами по себе, мы сами по себе, хотите живите отдельно, хотите - на другом конце села. Особого интереса к местным женщинам не проявляли - какой смысл спать с чужой женой, если потом свою надо подкладывать. Особого интереса к их местным искусствам тоже не проявляли - ловили рыбу и охотились не хуже местных. Естественно, интерес к ханты-манси проявляли попы и налоговики. Вот тут у местных были проблемы, а так жили и что-то заимствовали - ружья, кое-какие традиции огородничества, привычку есть хлеб, водку... И тут произошла революция. Потом нагрянули в Сибирь истинные интернационалисты. Детей - интернаты, взрослых  - в колхозы. Думали только о благе местных и великорусским шовинизмом не страдали. Вот тут-то выяснилось, что ханты-манси начали терять мотивацию к существованию. Раньше было просто - хочешь жить как русский, живи как русский, считаешь себя умнее, считай себя умнее, хочешь сочетать свои традиции и традиции соседей, сочетай их в любом наборе. Зато интернационалисты поставили себя так, что они всегда были умнее, всегда толерантнее, всегда преисполены идей о благе. Вдобавок масса интернационалистов приехала поднимать Сибирь. Если раньше ханты или манси угощал женой приезжего как хозяин, то есть чувствовал себя хозяином и кормильцем в семье, то тут он стал никем. Геолог трахал его жену, потому что по правилам эмансипации его согласие не требовалось, дочка получала возможность выскочить за приезжего замуж или просто устроиться на работу в поселок и полностью не зависеть от пресловутой охоты и рыбалке, сам же ханты или манси мог предложить только жизнь на выселках или в обычной деревне. Из прочих удобств он мог предложить только одно - с ним можно свободнее пить водку, то есть пить и говорить на родном языке, да ещё знать, что в избыточной склонности к пьянству не обвинят. Вот тут, в обстановке великой, интернациональной любви к малым народам стали эти народы чахнуть и спиваться. Мужчины потеряли мотивацию к жизни. Но интернационалисты не сдавались, они сочинили для местных племен буквари, наняли русских сочинять литературу, кой кого из местных сделали журналистами местной газеты. Понятно, что выход за рамки местной жизни был чреват русификацией, поэтому племенам так же постарались дать возможность замкнуться в своем мирке как раз с теми поправками на современность, которые уничтожали у мужчин мотивацию к существованию. По непонятным для интернационалистов причинам ханты-манси продолжали вымирать. От ужаса и результатов переписи чиновники среди интернационалистов пошли на последние меры - каждой молодой семье стали давать трехкомнатную квартиру, лишь бы те размножались. Ничего не помогло, о чем мне с горечью говорили в Ханты-Мансийске. Мол, даем им новые квартиры, а они не размножаются. При этом даже на проблему водки не ссылались, потому что и трезвые мужчины потеряли мотивацию к жизни. Одно племя полностью исчезло, другое на грани вымирания, а интернационалисты в затылке чешут и недоумевают.

Если брать русских в Китае во Внутренней Моголии, то мы видим принудительное доведение до состояния ханты-манси. Скажем, в начале пятидесятых каждый четвертый был репрессирован. Если это не геноцид, то я не знаю, что такое геноцид. В Синьцзяне не смешавшиеся с китайцами русские не могут устроиться и жить не хуже китайцев. Нечто схожее было во Внутренней Монголии, вроде, интернационализм, но, если не выйдет женщина замуж за китайца, то один шанс из трех, что семью потом репрессируют. Репрессии-то продолжались. Если это не геноцид, то я не знаю, что такое геноцид. То есть, мы просто видим в насильственном виде то, что интернационалисты мягкой сапой сотворили со многими сибирскими народами - уничтожение мотивации к существованию и чувства собственного достоинства у мужского населения. Теперь большинство русских - китайцы с легкой примесью русской крови, называющие себя русскими ради особых льгот для национальных меньшинств. Прежде всего, ради права иметь больше одного ребенка. И не надо удивляться продолжению процесса смешения - русское население не имеет чувство собственного достоинства. Вырваться из этого круга русский мужчина может очень просто - приударить за китаянкой, соблазнить её среди прочего правом иметь двоих-троих детей вместо одного и уехать из общины куда подальше, туда, где ему в Китае обеспечено право на собственное достоинство. Ведь потомки смешенных браков по принципу китайский муж - русская жена на протяжении многих поколений привыкли ощущать себя выше "соплеменников".

Я довольно много общался с русскими из Средней Азии. У большинства явно проблемы с чувством собственного достоинства. Они пытаются говорить с нами как с равными, но они привыкли смотреть снизу вверх на азиатов. То есть, общение с ними унижает. Мы уже дошли до того, что русское население северо-кавказских республик часто рассматривается русскими, живущими в соседних регионах, как что-то недостойное. Нет у них чувства достоинства. Вон, приехали в Кабарду кабардинцы из Косово, получили льготы, так и то не выдержали и сбежали. А эти живут там на положение третьесортного населения. Они привыкли воспринимать неравенство как норму, как ханты-манси привыкли воспринимать особый статус геологов и нефтедобытчиков.

Впрочем, сейчас по всей России схожее явление - у многих мужчин отсутствует мотивация к жизни. Теперь представим, что положение меняется, и вместо политики геноцида мы имеем нечто иное. Что захочется русскому мужчине? Жениться на японке или китаянке и уехать туда, где его будут уважать. Ведь всё равно потомки смешанных браков по принципу русская женщина - нерусский мужчина сохранят привычку инстинктивно ставить себя выше чисто русского населения. Мир ещё не стал достаточно открытым для русского населения, поэтому мы видим геноцид, а не распад нации. Но, когда-то мир станет более проницаемым. И тут-то выяснится, что людям, сохранившим чувство собственного достоинства, сосуществование с полукровками просто неприятно. Распад нации пойдет в режиме ханты-манси, когда полукровки питают к друг другу положительные чувства только потому, что они женятся и выходят замуж за совсем других людей. Поэтому, когда русский мужчина женится на китаянке или японке и оседает за границей, это нормально. Если же Китай присоединит к себе часть России, то не важно, ограничится ли он Сибирью или дойдет до русско-финской границы. Какие могут быть основания у ханты-манси препятствовать Китаю?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments