Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

Мои пять копеек в дискуссию о Сталине

Оригинал взят у kosarex в Мои пять копеек в дискуссию о Сталине


 

Мои пять копеек в дискуссию о Сталине

 

            Я не собираюсь обсуждать то, что и так говорят, называть Сталина дураком или гением. Важнее другое, Сталин не был до конца «причащен» к мировоззрению старых большевиков даже 1922 году. То есть, он числился в качестве лидера, но лидера специфического – которым можно манипулировать. Этакий мальчик с гор, который бегал по России, пока достойные люди пили вино в Париже и пиво в Цюрихе. Денежки у достойных людей водились, но товарищ Сталин даже не заслужил с их точки зрения маленького выезда в Париж по партийной работе себя показать и на людей посмотреть. Да и чего тратится – закомплексованный мальчик даже не поймет, что его обошли при дележе партийного общака на личные нужды. И, похоже, Сталин сам доходил до понимания, с кем имеет дело. В 1922 году Сталин выступил с программой автономизации России, то есть предоставление нерусским народам автономии без права выхода из государства. Только тогда ему открыли тайну, что в основе революции лежит развал России и Российской Империи, поскольку столицей мирового пролетариата обязан стать Берлин или Париж, а нынешнее государство надо развалить, чтобы оно никогда не смогла конкурировать за лидерство в мировом масштабе с красной Францией или Германией. Сталин свою программу снял, больше не выдвигал и, видимо, только тогда начал осознавать, что ему говорили и продолжают говорить отнюдь не всё.

            Чтобы не говорили критики Сталина, к своим товарищам по партии он был очень долгое время мягок, стремился обосновывать свои решения и предпочитал опираться на создание коллективного мнения, а не на громкий авторитет, как товарищ Троцкий. Репрессии против народа внизу его как-бы не касались. Система жестока, зато он к товарищам соответствующего уровня был добр. В этом смысле показательна чистка 1932 года, когда он отправил в отставку многих представителей старой, большевистской гвардии. Товарищ Сталин с каждым беседовал, каждому гарантировал кремлевский паек, почести члена ЦК и большой участок земли под Москвой для личной дачи. Согласившихся на почетную отставку Сталин никогда не трогал, а их родственников, если их хватали во время чистки, отпускали по первому звонку почетных пенсионеров. Учтите, что всё это шло на фоне жесточайшего раскулачивания и ссылок в Сибирь даже за анекдоты.

            Сталин обладал гигантским даром вызывать к себе доверия и приятные мысли у собеседников, что лично его, беседующего со Сталиным, вождь понял, в случае чего простит, ну, максимум пожурит. Иначе невозможно понять странные действия его близких знакомых. Например, Тухачевский застрял в Германии и читал там лекции в Генштабе, несмотря на просьбы Сталина вернуться и не просвещать в особенностях военного искусства Красной Армии потенциальных соперников. Или странно звучит история с Шолоховым, который уже позднее приехал в Москву, пил коньяк в ресторане с друзьями, а тут посыльный с просьбой отправится немедленно к Сталину. Шолохов усмехнулся «ну, товарищ Сталин может подождать!» и ещё минут сорок продолжал беседу, вместо того, чтобы срочно выпить кофе, вымыть лицо и сесть в поджидавшую у ресторана машину. Сам же Сталин потом просто перестал встречаться с Шолоховым. Тухачевского же за лекции в Берлине и последующий променад по Европе, несмотря на все просьбы вернуться, Сталин довольно скоро расстрелял. Любой другой сказал бы Тухачевскому вернуться, он бы срочно вернулся, потому что за такие фокусы во всем мире снимают с должности.

            Совершенно потрясает начало 37-го года. В декабре 36-го года убивают Кирова. Суть не в убийстве, а в том, как нагло заметали следы убийцы. Сталин приезжает в город вместе с Ягодой, а Николаева убивают под предлогом аварии. Смешно сказать, у главы страны убили друга, а его лишают права на попытку лично встретиться с обвиняемым. Хрен, тебе, Сталин, тебе лично знать правду не положено, верь тому, что напишет в отчетах НКВД. Ну, как же, Сталин простит, Сталин лично их не посмеет тронуть. В ответ Сталин начинает внешне хаотичные репрессии, когда никто не понимает, что происходит. Сперва начинают сажать верхушку и среднее звено по тем доносам, которые они сами друг на друга написали. Аналогичные дела творятся с прикормленной интеллигенцией. Что делать с Немировичем-Данченко? У нас десятки доносов Мейерхольда с доказательствами, что Немирович-Данченко – контра, заслуживающая расстрела, и просьбы о расстреле в конце каждого письма. Пускай товарищ Ежов разберется. Что делать с Мейерхольдом? Пожалуйста, десятки доносов с доказательствами о его контрреволюционной деятельности от Мейерхольда. Что говорите? Нельзя стрелять больших людей без расстрела простых обывателей, поскольку они куда хуже проверенных товарищей? Вы свои предложения Ежову послали? Ах, уже посылали много раз. Да, проверим, да, разберемся.

            Общество оказалось парализовано. Это та же ситуация, когда кто-нибудь собрал в в единую стопку все желания наших капиталистов отнять заводы и месторождения у конкурентов, а самих конкурентов замочить вместе с родственниками, чтобы возмездие не грозило. Ух, сколько было бы стона. За всеми жалобами соответствующих сынков и дочек на репрессии видны жалобы их отцов. Ну, как товарищ Сталин догадался, что можно посадить или расстрелять наших товарищей, кинуть в Сибирь наших жен и детей, а мы такие продажные, что будем только крепче служить этой власти и горло рвать соседям за право оказаться за Сталинским столом и получить очередное повышение! Несправедливо это, когда нас насквозь видят! А Сталин видел, но мило улыбался при встречах, и все верили, что лично его Сталин понимает и простит. Простит за особняк, простит за роскошную жизнь сына в тылу во время войны, за машины и прислугу. Например, сын Хрущева пошел под суд не за роскошную жизнь в тылу, когда он гулял с девочками, палил из пистолета по бутылкам, пил дорогое вино и катался на машине. В это время народ погибал под Ржевом и Вязьмой. Нет, он попал под суд, когда по пьяни довыпендривался и убил человека на глазах у пьяной компании. А сын Микояна продолжал гулять и веселиться. Товарищ Сталин многое прощал, например, прощал товарищу Берию похищение школьниц, превращение в секс-рабынь (так убили почти двести женщин, поскольку выпускать их на волю – дать ход ненужным разговорам) и угощение ими разных друзей по партии на закрытой даче под Битцей. И все участники оргий верили, что лично их товарищ Сталин поймет и простит. Потом, когда ему надо было кого-либо из привилегированной компании расстрелять за вредительство или вопиющие ошибки в управлении страной, все молчали, а из тюрем неслись на волю покаянные письма «Товарищ Сталин, я всегда был за вашу линию, я вас люблю больше жизни». Больше сказать было нечего. Скажем, товарищ Жуков гнал вагонами разное добро из Германии. Так он обязан был петь оды товарищу Сталину за то, что его не расстреляли, а понизили в должности. Любой следователь мог прямо в лицо товарищу Жукову бросить: «Товарищ Жуков, ну, мы понимаем, когда солдат везет из Германии велосипед и пару золотых колечек для невесты или из своего пайка откладывает сухари и перловку посылает домой, чтобы отец с матерью с голода не умерли. У вас какие проблемы? Родина дала вам всё – жильё, дачу, машины, деньги, дефицитные блага, идеальные условия для родственников и детишек, чтоб учились и карьеру делали. А вы чужое добро вагонами тащите». 

            Так вот, за разговорами, когда сочувствовать полагалась не жертве раскулачивания, а матерому преступнику с билетом члена ВКПб, ощущался дикий страх. Вопль души – почему он нас смог насквозь видеть – мешает даже сегодня заметить, что сам Сталин всегда, а не только под конец жизни, боялся заговоров и кое-кого боялся тронуть. Например, история с дискуссией вокруг языкознания очень проста. Сталинскими руками хотели развязать раунд репрессий, обвиняя неугодных в использовании буржуазного варианта русского языка вместо пролетарского варианта русского языка. Сталин написал целую статью о единстве языка, но мерзавцев побоялся тронуть. Вместо этого вся страна потом изучала языкознание по Сталину. Презента, того самого, который был другом Лысенко, клепал доносы на генетиков и массу людей сослал в Сибирь, Сталин боялся тронуть. Была некая банда мерзавцев, которых Сталин настолько боялся тронуть, что они сами пытались рулить Сталиным. Скажем, Михоэльса можно было убить, а этих – ни-ни. Как он их вычислял и почему боялся – интересная тема.

            Сталин, фактически, был перед выбором – добить тех, кого он боялся, и опереться на русских, или лавировать до конца жизни. Он предпочел лавировать и строить империю, опираясь на хитрую шваль. Мудрость его в том, что он знал – хитрая шваль понимает только силу и блага. Или красивая жизнь, или Сибирь. Объяснений может быть два. Первое, он эту шваль вроде Яна Марра любил и искренне прощал. Второе объяснение связано с сутью состояния русского народа, а также представителей других национальностей, которые не нуждались в репрессиях, чтобы работать и не плести смертельно опасные для Сталина заговоры. Дело в том, что у этих людей, да и у общества в целом по сей день нет внутреннего стрежня. Ими слишком легко было манипулировать ещё до революции 1917 года. Какие-то дворяне, позволяющие собой вертеть разным манипуляторам. Интеллигенция, дерущаяся между собой из-за пустяков и поклоняющаяся Толстому, которых их глубоко презирал и почитал за быдло. Крестьяне в солдатских шинелях, забивающие безземельным офицерам из своей же среды гвозди в погоны, но не понимающие, что завтра им эти офицеры могут пригодиться. Ну, вспомните историю перестройки, где самые крутые на проверку оказались самыми глупыми и продажными, вспомните офицеров, позволявших гнать себя и солдат на убой в Первую чеченскую, или тех же Буданова или Худякова, поверивших во Вторую чеченскую, что Путин их прикроет, Путин их в обиду не даст. На таких людей опереться в принципе нельзя. Они не видят, кто их друг, кто враг, кто их тихо подставляет. Ими должна командовать прослойка из других людей. Если нельзя набрать порядочных, остается только пользоваться мерзавцами.

            Погиб же Сталин по очень простой причине. Постепенно его окружение поняло, что верить личному ощущению от общения с товарищем Сталиным, мол, других накажет, а лично ему всё простит, недопустимо. Напрасно Сталин устраивал застолья с дорогими винами и общим весельем. Степень откровенности при личных и общих беседах падала. Сталин начал терять ощущение настроений подчиненных. Никакое стукачество не способно заменить личное доверие. В итоге Сталин подписал себе смертный приговор, сняв Абакумова. Возник заговор, и Сталина убили. Последней жертвой Сталина стал товарищ Берия. Этот весьма неглупый человек так и не понял, что Сталин разрешал ему сажать противников и насиловать блондинок, гулять как Чингисхан в завоеванной стране по очень простой причине. Любая группа заговорщиков не будет спать спокойно, когда, придя к власти, не ликвидирует столь одиозную личность. Товарищу Берия ликвидировали через девять месяцев, хотя он думал, что успел заменить Сталина на своем посту. До этого Берия сыграл важную роль в убийстве Сталина, доказав тем самым, что Сталин ошибся, когда считал, что товарищ Берия до конца понял механизмы власти. Все предпочли жить под руководством не слишком умного Хрущева, но не страдать ночными кошмарами.

             Взлет коррупции после смерти Сталина потрясает. Например, когда Хрущев инспирировал расправу с фарцовкой и суд над Рокотовым, выяснилось, что все фарцовщики являлись платными агентами МВД и работали в пользу высоких чинов МВД. Причем, никого из МВД не сняли, поскольку их покрыли следователи КГБ и сам товарищ Семичастных. То есть, Хрущев утерял нити управления страной. Большинство ключевых представителей партноменклатуры ещё в 60-е годы с удовольствием ввели бы дикий капитализм, если бы не угроза народного недовольства, которое могло захватить армию. Поэтому Хрущева сменила двойка Брежнев-Андропов, и страна стала жить в режиме роста коррупции, которая отбила у народа всякое желание стоять за советскую власть. Традиция бритья по утрам СССР не спасла. Партноменклатура, глядя на себя в зеркало, никак не могла понять, что ими иначе как по принципу - блага или Сибирь – управлять нельзя. После перестройки страна пришла в окончательное соответствие с моральным обликом правящей верхушки.

            Не надо думать, что отдельными качествами товарища Сталина не обладают другие люди. Например, вам никогда не казалось, что способностью вызывать ощущение при личном общении, что лично вам всё простят и всё поймут, обладает товарищ Путин? Недаром личность Сталина и сейчас вызывает жгучий интерес.

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments