Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

О наших гениях

Оригинал взят у kosarex в О наших гениях
То, что Россия в виде её начальственной части населения полна гениев, усомнится при первом взгляде только безумец. У нас масса начальников имеет ученые степени и состоит в Академиях Наук. Если взять отзовы о личностях, то пишется и часто говорится в превосходной степени. Умный, проникновенный, опредивший время, всемипризнанный, спасший Россию от чумы и глада, безденежья, национальных распрей, гражданской войны - вот какие прилагательные употребляются применительно к нашим начальникам. А какие отзывы пишут! Например, на книгу Чубайса "История приватизации в России". Про внутрииздательские рецензии умолчим - лучшая внутрииздательская рецензия это гонорар автору. Судя по гонорарам, Шекспир больше не получит - не заслужил. И где последствия? Почему статьи и книги наших гениев не становятся настольными книгами, их не цитируют, их забывают? Жил да был великий ученый Гайдар. Вплоть до самой смерти он не только был бизнесменов, но и директором института. Что его билайн снимает в районе маминой дачи деньги со счета не только звонящего, но и принимающего, я помню. Кошмар гайдаровской жадности надолго запоминается. Зато труды самого Гайдара и его подчиненных не запоминаются. Все читавшие хранят данный факт в тайне или громко плюются. Но громко плюются при личном общении, а в прессе мы видим нечто иное. Этот парадокс требует объяснения. Что перед нами - отсутствие единого критерия для людей или наличие нескольких критериев сразу? С отсутствием единого критерия для людей понятно. Кого-то, у кого можно мыслишек содрать, замалчивают, кого-то, напротив, вперед выставляют. У Гайдара ничего умного взять нельзя - пожалуйста, он у нас гений и спаситель. Или Ходорковские чтения - ребята не столько умное пишут, сколько в демонстрации верности элите соревнуются. Прошли соревнования, победители денежный приз получили, а книжки можно в макулатуру сдать. Причем, наверху злобный народ пошел - снизу умное для них не пишут, чтобы много уворовать можно было, приходится западные книжки читать и языки учить. Тяжело ребятам. Давайте предположим, что общество бездарностей всё-таки без критериев оценки человеческого ума жить не может. Это они нам говорят - вы дураки, а мы умные. На каком-то уровне сугубо личного общения такой фокус становится невозможным. Надо же знать, кто умнее в истеблишменте и какой "академик" говорит по делу. Понятно, что все умные, талантливые, просто им недосуг писать. Поэтому, если пишут, то читать невозможно, надо нанимать редакторов и писателей. Понятно, что и потом, без орфографических ошибок и при идеальном стиле письма их тоже лучше не читать. Мозги жалеть надо. Но люди общаются, имеют некую иерархию умов, а прихлебатели, как сороки в лесу, сообщают нам и нахваливают. Конечно, врут и мало понимают, но сороки на то и сороки. Вывод простой - общество структурируется по уму в процессе вербального общения. При этом вербальное общение принципиально отличается от общения письменного - оно построено на эффекте эмоциональной коммуникации, всемерной демонстрации конгениальности применительно именно к данному моменту общения и к конкретному настроению аудитории. При этом создается впечатление ума говорящего, поскольку такое впечатление несет в себе чувство комфорта - он наш, он умный, он делает мне приятно своими речами, он дает мне только одну идею вместо десяти, чтобы меня не напрягать и т.д. При этом сам говорящий, попав в такт с собеседником или целевой аудиторией, ощущает себя умным. Для него самого становится неожиданным, если потом издать стенограмму его речи и сделать критические замечания. Наш истеблишмент управляется не интеллектуалами, а советчиками. Именно эти советчики имеют статус особо умных, стоящих над интеллектуалами. Эта традиция имеет глубокие, исторические корни. В Средние века короли имели своих духовников или приближенных епископов. Они считали умными и советовали. Раввины тоже считались умными, их функция сводилась именно к советам. Приходской батюшка или мулла в селе тоже были советчиками. Причем, все советчики были по сути компиляторами, то есть пользовались готовыми наборами мыслей как кому что и когда посоветовать. Как ученые, то есть продуценты идей и исследователи конкретных ситуаций, советчики не могли быть - ума не хватило бы. Но, тогда никому не хватало наглости ходить за такими людьми и записывать всё подряд. Записывалось только самое удачное, и это удачное не просто спускалось в массы - попы, муллы или раввины тиражировали чужие мысли только в самый подходящий момент, когда это могло произвести впечатление. Масса не просто была поддатлива. Он неё требовалось трепетное отношение. Духовник сказал (умница). Царь ответил (умница). К несчастью для традиции возникла наука и научная деятельность. Науке глубоко плевать на проблему конгениальности, зато наука интересуется продуцированием идей и теорий, пытается связать тероию с действительностью, проверить опытом и т.д. Наука настолько равнодушна к проблеме конгениальности, что любому начальнику на слова "не понял" может нагло дать ответ "учись, тогда поймешь, если ума хватит". Затем возникла проблема всеобщего образования, то есть приучение читающего к уяснению и анализу написаннного. Отсюда странный парадокс - умнейших людей современности в виде Чубайса, Гайдара, Примакова и прочих читать специалистам невозможно, да и обыватели стонут. Книги, вроде, есть, идей нет, вроде, авторы много знают, а сказать не могут. Надо понимать - это не доказательство отсутствия у них ума, а только доказательство неспособности к продуцированию самостоятельных мыслей, это по научным меркам они не слишком дееспособны, а по традиционным, средневековым меркам просто гении. Поскольку поведение и традиции современных управленцев толком со времен Средневековья не изменились, то эти люди именно заслужили своим умом и конгениальностью с остальными управленцами свои звания гениев и высокие должности. Главный вывод - запись и анализ высказанного нашими гениями есть просто провокация. Мы тем самым начинаем предъявлять к авторам избыточные требования, которые только мешают реальному процессу коммуникации во властных структурах. Более того, способность к продуцированию новых идей или пресловутая креативность является традиционно функцией подчиненных. Навязывание гениям от управления и обслуживания процесса управления подобной функции является попыткой подкопа под власть в целом. Если книги или статьи, написанные Чубайсом или Гайдаром, мешают понять всю степень их гениальности, выбросите их прочь. Не поддавайтесь на происки провокаторов.

Subscribe

  • США и сталинская «бензоколонка»

    Одним из мифов сталинизма является байка об «успешной самостоятельной индустриализации СССР». В частности, адепты вышеупомянутой церкви верят в…

  • О привычке «мыслить категориями XIX в.»

    Оригинал взят у salery в post Четверть века назад находилось достаточно людей, уверовавших в наступление эры некоего «нового мышления»…

  • Прэлестно...

    В Москве откроют бесплатную киношколу для инвалидов В киношколе "Без границ" смогут обучаться люди с нарушением опорно-двигательного аппарата,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments