Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Category:

Гусыня идет к окну

Оригинал взят у kosarex в Гусыня идет к окну

Когда мы рассуждаем об обществе и его развитии, мы наблюдаем массу повторяющихся явлений. Они иногда настолько удивляют, что впору говорить о мистике, таинственных циклах планет, невидимой руке пришельцев и ещё многом любопытном. Ничуть не отрицая наличия неведомого, хотелось бы обратить внимание читателя, что многие повторяющиеся явления коренятся в человеческой натуре и могут быть объяснены более рационально. Конечно, таинственному останется место, но это будет действительно таинственное. Давайте пока заметим кое-что уже объясненное.

Забыл, кто сказал весьма мудрую фразу – происхождение человека из обезьяны станет намного понятнее, если учесть, что человек просто вариант обезьяны. Отсюда вывод – законы этологии животных распространяются на человека. Конечно, человек намного выше по развитию. Сколько бы мы не рассуждали о наличии разумной, психической деятельности у животных, ещё ни одно животное в мире не возвысилось до понимания такого явления как бабло, а производные понятия, вроде рыночность или ваучер вряд ли смог уяснить себе даже самый прогрессивный неандерталец. Но примитивные законы этологии животных никуда не делись и продолжают определять наше поведение. Несогласных я отсылаю к книге выдающегося австрийского этолога Лоренца «Агрессия». В этой книге Лоренц показывает, что низшие инстинкты животных дополняются сверху более поздними, от этого они трансформируются, но никуда не исчезают. Например, любовь возникла из инстинкта агрессии, то есть получения желаемого. То есть, агрессия стала любовью, благодаря добавлению целого ряда табу на поведение и отсюда трансформацию ряда эмоций. В этом смысле христианин с его любовью – существо весьма агрессивное. Более того, при снятие ряда табу любовь автоматически становится агрессией в чистом виде. Это мы наблюдаем достаточно регулярно, поскольку либеральная идеология как раз направлена на снятие целого ряда табу, то есть регрессию поведения человека в сторону обезьяны. Это понятно – если мы удаляем действия высших законов этологии человека, наружу выходят более низшие и становятся доминантными.

Поведение отдельной личности и человеческих общностей взаимосвязаны. Предшествующие закономерности не отменяются, а как бы погребаются под прошлыми. Отмени более высшее, прошлое выйдет наружу. Например, развал СССР сразу отбросил мир к тем схемам взаимодействия, которые существовали до появления России в мире как крупного политического фактора. В итоге противоречия и тенденции времен Средневековья ожили и оказались не решаемыми по очень простой причине – Запад не только другие страны, но и себя опустил до средневековых противоречий. Это было неизбежно в силу стереотипов памяти, в том числе, исторической. Рассмотрим эту ситуацию на примере поведения отдельного животного.

В детстве Лоренц развлекался дрессировкой животных. Одну гусыню он приучил подниматься по лестнице на второй этаж. При это выявилось интересное явление. Поднявшись на один пролет лестнице, гусыня почувствовала усталость и повернула к окну между этажами. Только потом она заметила, что Лоренц, подзывавший гусыню сверху, находился ещё выше и пошла дальше вверх по лестнице. Поведение гусыни понятно. Подъем по лестнице тяжел, она потеряла взаимосвязь между голосом человека и направлением движения, а тут свет на пути и площадка. Естественно было воспринять это место, как логичный конец пути. Но дальше выявилось нечто неожиданное – при каждом подъеме наверх гусыня была вынуждена как бы обозначать движение к окну. Сперва она должна была подходить к окну, затем только поворачивать, лучший результат – символический поворот шеи в сторону окна и дальнейший путь. Однако, при определенном эмоциональном состоянии гусыня должна была полностью проделать путь к окну и даже, когда совсем сбивалась, подойти к окну, спуститься вниз, снова подняться, ещё раз имитировать движение к окну и только потом подняться наверх.

Какое отношение это имеет к обществу? Самое прямое, ведь общество ещё больше склонно к подобным повторениям. Человеческий коллектив всегда структурирован по неким понятиям авторитетности, поэтому новое поведение или новые навыки невольно нарушают внутреннее равновесие, и уже не только сама конкретная личность склонна к повторению прежних ошибок, но и окружающие склонны навязывать этой личности повторение ошибок, чтобы иерархия взаимоотношений не пострадала. С этим столкнулись психологи, когда пытались лечить больных методом психоанализа. Действительно успешные случаи излечения сплошь и рядом оказывались связанными с уходом пациента из привычной обстановки, вызывающей рецессии прежних стереотипов поведения. Больные, выздоровев, прекращали отношения с мужьями и женами, отцами и матерями или сводили эти отношения до минимума. Однако, общество способно к самовоспроизводству прежних отношений, полный уход – распад общества. Поэтому повторение стереотипов поведения становится неизбежным. Общество, как гусыня, обязана вечно поворачивать в сторону окна, то есть болеть старыми болезнями, а степень излечения зависит от скорости решений. Стереотип приобретает чисто мыслительную форму – повернуть? Нет, на надо. В идеале, негодный вариант проигрывается где-то в глубине подсознания и отбрасывается, а со стороны кажется, что негодный вариант полностью отсутствует. На самом деле, стереотип никуда не исчезает, особенно, если забывается примитивными носителями своих или чужих традиций, неспособных к саморазвитию и глубокому анализу. Более того, определенная уязвимость при воздействии на невидимый стереотип поведения сохраняется

Когда мы говорим об истории России и поведении правящего класса, то видим просто потрясающие параллели в поведении. Рассуждения 90-х годов о важности иностранных инвестиций и сбалансированного бюджета выглядят для историка словно калька с рассуждений времен начала 20-го века. Именно под эти рассуждения страна пришла к февралю 1917 года. Рассуждения об энергетической империи и логика – сами не покатаемся, но нефть вывезем – совпадают с рассуждениями о зерновой империи и принципе Витте «сами не доедим, но хлеб вывезем». В обоих случаях предполагалось, что Европа допустит свою зависимость от российского сырья, а не перейдет на дешевый американский хлеб или не начнет добывать дополнительную нефть на бразильском шельфе или где-то ещё. Причем, эта политика была по сути весьма выгодна Европе. Дешёвый русский хлеб способствовал развитию Англии и Германии. Дания богатела на экспорте молока в Англию, а коров подкармливали русской рожью. В наше время доходы от экспорта оседают в офшорах и банках Запада. Империализм себе в убыток – норма российского мышления. Примеры можно продолжить. Черная Сотня и Нашисты или Черная Сотня и Антифа. Максим Калашников с рассуждениями об опричнине в науке и перестройщики с рассуждениями об опричнине в сельском хозяйстве.

На этом моменте хотелось бы остановиться подробнее. Главная идея перестройщиков – соблазнение коммунистов мыслью о том, что 4% сельского населения, став фермерами, прокормят всю страну. И выгодно, и от обычных радостей власти, которые завели сельское хозяйство в тупик, можно не отказываться. У Макса Калашникова 4% населения совершают научно-технический переворот, а правящая страта не должна отказывать себе в удовольствии руководства страной прежними методами. В обоих случаях предполагается, что правящий слой пребывает в полном удовольствии от того, как он управляет страной, поэтому это удовольствие за ним надо сохранить, равно как ещё более сомнительное удовольствие, которое испытывает население от методов управления.

Сейчас население недовольно наплывом мигрантов, а ведь параллели можно найти в теории Евразийства начала 20-го века и в теории заселения России новым этносом из районов Монголии и Бурятии. Об этом же не только Осендовский и барон Унгерн рассуждали. Корни этой теории, наложенной на идею, что некий взлет России, начиная с 2025 года (эра Водолея), будет осуществлять новый этнос, уходят в недовольство дворянами поведением русского крестьянства. Это крестьянство никак не хотело мириться с безземельем, вызванным искусственными препятствиями к переселению в Сибирь вплоть до реформ Столыпина в 1906 году. Ясно, что в качестве теории мы видим большие натяжки – нет и не будет среди бурят и монголов достаточно населения для заселения России. Но это никого не останавливало. Однако, нечто схожее мы находим в политике коммунистов в 60-е – 70-е годы, когда русское население выгонялось в Среднюю Азию, а собственно Россию предполагалось заселить таджиками и узбеками (Новгородский и Ивановский эксперименты). Сейчас мы видим нечто аналогичное в политики привлечения иноземцев. Причем, дворянское мнение было просто – русский народ недостаточно активно поддерживает своё дворянство, другие бы народы поддержали лучше. И сейчас мы видим схожее обоснование – русский народ не достаточно активно поддерживает власть олигархов и либералов, чеченцы, таджики и узбеки на их месте сделают это куда лучше. Даже Кураев не выдержал и в одном из своих постов заявил, что, если русский народ не будет цепляться за христианство, то он предпочтет окрестить китайцев и с ними строить новую, христианскую цивилизацию. Именно так – гусыни идут к окну.

У Никласа Лумана есть работа «Власть». Среди главных методов власти названа затяжка с принятием разумных или неразумных решений и, особенно, затяжка с принятием решений в ответ на требования снизу. Луман дальше не вдается в детали, но важно понять, что власть не может бесконечно тянуть с принятием решений, иначе как через имитацию движения гусыни к окну. Когда время задержки с принятием решения коротко, работает пример – колхозное собрание. Народ не принимает решение, надо устроить долгую бессмысленную дискуссию и взять народ измором. Но, колхозное собрание нельзя проводить день за днем – урожай будет некому собрать. Тогда нужно схватится хоть за один из прошлых стереотипов поведения. Движение гусыни к окну становится неизбежным. С точки зрения постороннего наблюдателя, такое поведение выглядит ненормальным и регрессивным. Однако, поскольку власть именно подражает старым стереотипам, то она автоматически находит отклик у населения среди тех его представителей, которые имеют схожие стереотипы поведения.

Скажем, Путинская политика максимальной капитализации компаний и зависимости от внешних инвесторов способствовала углублению нынешнего кризиса, но она апеллировала к вполне определенной референтной группе. Гусыня именно должна идти к окну – там тупик, но из тупика льется свет. Вот так происходит процесс задержки решений во имя консервации общества – не свет в конце тоннеля, а свет в конце тупика. Конечно, гусыня в этот момент поворота к свету испытывает снятие нервного напряжения. Ведь движение к свету по площадке не требует напряжения в отличие от тяжелого подъема по лестнице. Чувство комфорта подкрепляет и закрепляет ошибочную модель поведения. Поэтому все, кто ждут сейчас быстрых и благотворных перемен, несколько ошибаются. Это тот же самый прием задержки решений.

Зато, используя метод наблюдения за повторениями использования прошлых стереотипов мышления, можно вполне прогнозировать развитие или деградацию общества. Скажем, в последнее время общество несколько ускорилось в попытке перебора прежних стереотипов мышления. Значит, углубление кризиса неизбежно. При этом активно прорабатывается старая идея мобилизационной экономики. Суть идеи проста – срочно залатать дыры, чтобы потом ничего по сути не менять в условиях жизни правящего слоя. Правда, непонятно с какой кстати народ в виде таджикских и узбекских рабочих обязан охватить энтузиазм. Ещё менее понятно, как энтузиазм может охватить русский народ, поскольку общение с представителями восточных народов (особенно, с процветающими представителями), собьет с русского народа энтузиазм очень быстро. Но это не важно – идея мобилизационной, то есть понижающей жизненный уровень народа экономики, выглядит крайне привлекательно, как свет в конце тупика. Вывод – перемены в России будут носить затяжной, отнюдь не слишком успешный, характер возвратно-поступательного движения. Дату начала перемен прогнозировать не буду. Даже ущербная идея мобилизационной экономики пока не стала преобладающей. В реальности сейчас идет лихорадочное строительство Богучанской и прочих ГЭС в Сибири в расчете на китайских переселенцев.

Куда интереснее стереотипы поведения западных гусынь и наших неоконов. Дело в том, что Запад всегда использует один и тот же прием, когда его серьезно прижмет, а решить дело военной силой он не может. Прием скрывается через алармизм. Идет много криков о некой опасности. Затем этот прием сменяется имитацией к готовности к переменам. Например, СССР во многом разваливался через теорию конвергенции. Дескать, Запад вот-вот пойдет к своему варианту социализма, поэтому СССР пора бы тоже начать движение к Западу со своей стороны. Естественно, когда Запад дорвался до российских ресурсов с помощью Ельцина и Горбачева, всякие разговоры о движении к социализму стихли. Недавно развивающиеся страны покинули в знак протеста конференцию по внедрению в жизнь Киотского протокола. Естественно, история протокола начиналась как готовность Запада к самоограничениям в эмиссии углекислого газа во имя спасения человечества. В готовом варианте оказалось, что они, скорее, готовы удушить это человечество целой системой ограничений, а самим жить припеваючи. Разговоры о нанотехнологиях и рывке в грядущее тоже показывают готовность именно имитации к переменам. Готовность Запада к переменам очень напоминает игру Гарринчи, который умел прокидывать мяч между ног соперника, причем имитировал способность к иным движениям столь успешно, что устоять было невозможно, но обводить противника иначе Гарринчи часто не мог или забывал в горячке матча. Кажется, именно про Гарринчи ходил следующий анекдот – Гарринчи врывается в штрафную площадку и вместо удара по воротам начинает бессмысленно обводить защитников и вратаря, после серии непонятных обводок он, наконец, бьет и забивает. Гарринчи спрашивают причину, почему он до этого не бил по пустым воротам, а он отвечает – двое защитников никак не хотели ноги расставить.

Обмануть Европу или США в игре в готовность к переменам практически невозможно. Максимум перемен, на которые они способны, это позволение гомосексуалистам свободно заниматься любовью в общественных местах. В остальном они предпочитают вечно кого-то ждать и вечно быть недовольными качеством и количеством чужих перемен, пока не получат желаемое. И они теряют только тогда, когда начинают обходиться без них. На примере Китая видно, как Западные страны хотят навязать ему роль гаранта мировой валюты, а сами только имитируют готовность к переменам в сфере международного, валютного обращения. Наши неоконы явно поощряются Западом сперва через алармизм (Ларуш), а теперь через некую готовность к переменам. Нет, перемен не будет, Запад будет подталкивать к переменам другие страны. Запад успешно сдает всё, кроме властных возможностей. Производство? Пожалуйста, но на основе западных технологий и с выплатой отступных за западные брэнды. Наука? Пожалуйста, но в виде работ на западные проекты – тем кусочек, другим кусочек, а цельная информация будет на Западе. Сельское хозяйство? Пожалуйста, но только не в ущерб США и Европе. То же самое в области финансов – полный контроль. Сам Запад собирается использовать старый метод – повышение налогов на богатых по мере того, как с бедных удастся собирать всё меньше налогов. Не будет там ничего из трех вариантов Хазина – ни социализма, ни фашизма, ни национализма. Зато будет очень много имитации неизбежности угрозы и принятия решений. Не то, чтобы у Запада нет решений в запасе, как козырей в рукаве у шулера, но любой из вариантов как бы имитирует готовность Запада отказаться от контроля за миром, а это глубоко неверно. Перед нами гусыня, совершающая знакомые движения.

Реальность несколько иная – на долю США приходится более 50% военных расходов всего мира. Причем, США уже давно поняли, что им надо вылезать из Афганистана, но они только направляют туда новые войска. Стоило Китаю и Индии дать реальный прирост экономик во время кризиса, как тот же Запад срочно стал инспирировать слухи о близкой ядерной войне между этими двумя странами. В принципе кремлевская политика очищения Дальнего Востока от населения тоже закладывает основу для конфликта, который можно раздуть в термоядерный конфликт. Вот это надо понимать – здесь Запад будет вести себя как гусыня, идущая на свет. Не будет никаких перемен на Западе в ходе кризиса. Наши неоконы глубоко заблуждаются. Будет только имитация готовности к переменам и провокация войн. Причем в войны постараются втянуть все страны БРИК, кроме Бразилии, то есть Россию, Индию и Китай. Именно это нас ждет в ближайшие 8-10 лет

Subscribe

  • Политкорректность или нетерпимость?

    В одной из предыдущих «картонок» я говорил, что политкорректностъ, появившаяся в Америке для того, чтобы защищать права подавляемых меньшинств, чтобы…

  • Эрзац

    С разрушением творческого культурного потенциала на первый план выдвинулись псевдомыслители, ремесленники от науки, от музыки, от художественной…

  • Мемы и вирусы сознания

    Оригинал взят у hvac в Мемы и вирусы сознания «Мем есть основная единица культурной трансмиссии (передачи)». Согласно этой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments