Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Причины нынешней политической активности

Оригинал взят у kosarex в Причины нынешней политической активности

 

            Постороннему наблюдателю нынешний всплеск активности каспаровцев, лимоновцев, Немцова и прочих граждан может показаться непонятным. Хотя, с другой стороны, кому как не им выступать. Ведь остальные политические силы прессуются с особым усердием. Даже подставные организации вроде остатков партии Родина или сайта АПН не могут толком головы поднять. Поведение власти наводит на вполне определенные мысли – власть признает только один вид оппозиции, остальные её части, даже прикормленные, подлежат подавлению или должны играть сугубо тактическую, вспомогательную роль. Сбывается именно то, что я говорил раньше – зачистка политического пространства под политические махинации в 2011-2012 гг. Раньше этого нельзя было сделать по очень простой причине. В 2000 г. команде Березовского-Павловского удалось вызвать всплеск радужных мечтаний среди части электората по случаю прихода Путина к власти. Попытка раскрутить новую фигуру из явного проолигархического окружения наталкивалась бы на проблему падения популярности Путина. Падение его популярности автоматически порождало недоверие к лицам, преуспевшим при этой власти – Немцову, Хаккамаде, Касьянову, Каспарову, Маше Гайдар, Рогозину, Явлинскому. Более того, это недоверие автоматически подрывало бы авторитет лиц, так или иначе связанных с преуспевшими гражданами. В эту когорту автоматически попадали Лимонов, ближайшее окружение Рогозина, мелкие функционеры партий Явлинского или Жириновского, функционеры Зюганова, Ходорковский и Березовский со своими сторонниками и т.д. У населения автоматически возникал вопрос – если эти граждане не любят правящий режим, то почему они духовно вместе со сторонниками и с истеблишментом, процветающим при этом режиме? Ответ понятен – подставные кряквы.

           

Всякое социальное недовольство нельзя рассматривать изолированно от степени накала страстей. При сравнительно небольшом накале страстей обыватель способен к проявлению скепсиса и элементарному анализу. Зато он неспособен к действиям. При усилении накала страстей способность к анализу и скепсису понижается, зато увеличивается способность к действиям. На это накладывается ещё более важный момент – инстинктивное стремление к персонализации объекта недовольства. Поле зрения обывателя сужается, всё, что находится вне объекта недовольства перестает рассматриваться в качестве чего-то важного или враждебного. Это – типичная доминанта поведения хищника во время охоты. Пока тигр или волк только ищут и выбирают добычу, они реагируют на всё вокруг себя, при этом осторожность, то есть стремление сохранить себя от опасности, заставляет их не только заниматься поиском пропитания, но и стремиться себя уберечь от врагов или соперников. В момент атаки всё внимание уделено только добыче. Поскольку человек – существо стайное, то на него распространяется ещё иное правило. Чем энергичнее момент атаки, тем больше окружающие воспринимаются в качестве союзников, братьев, короче, членов одной стаи. Именно так ведут себя волки. Они могут позволять себе грызться за добычу и вырывать куски мяса друг у друга, но они не могут себе позволить такую роскошь в момент атаки. Более того, наблюдение за стаей собак со стороны в момент травли медведя или кабана четко показывает, что наиболее активные члены просто не замечают, как ряд умников их подставляет, предпочитая не рисковать и беречь силы для разборки после успеха. Например, стаю по следу ведет и воодушевляет, как правило, опытная самка, но она никогда первой на кабана не полезет. Лезть вперед опасно, кабан убить может. Нечто похожее мы видим в человеческой стае. Чем ближе момент атаки или момент опасности, тем меньше человек способен видеть в соседе противника, тем больше иллюзия единодушия, тем больше сужается поле зрения. Недаром всякому провокатору, в отличии от простого доносчика, предлагается играть роль максимально решительного, несгибаемого, зовущего вперед человека.

            В переводе на наше общество получим – чем сильнее недовольство условиями жизни, тем больше персонификация причин недовольства, тем больше людей оказываются вне сферы внимания, тем выше их шансы выйти в лидеры и возглавить возмущение. Например, на Украине, если бы уровень недовольства жизнью при Кучме был бы сравнительно низок, шансов у Ющенко пробиться к власти было бы мало. Всё-таки он – бывший министр правительства Кучмы и обязан разделять вместе с президентом ответственность за проблемы жизни и недовольства жизнью населением. Зато при подогреве страстей мы получили Майдан и кучу каких-то идиотов, веривших, что Ющенко принесет стране процветание и счастье. Из этого же принципа мы получаем иной – если власть хочет сохраниться и только «пожертвовать» парой лидеров, предоставив им возможность уйти от активных дел на отдых и сосредоточить сил не на проблемах группового, а личного процветания, то власть объективно заинтересована в нагнетании недовольства. Чем сильнее недовольство, тем больше людей окажется в тени.

            Поскольку общество не может равномерно проникаться идеями неприятии власти, то всякое общество начинает делиться на так называемую активную часть и пассивную. При этом активная часть общества хороша тем, что она легко управляемая, а пассивная хороша тем, что, хотя она видит больше, сделать она может меньше. В ней нет той энергии недовольства, которое ведет к самоорганизации и стремлению к групповому подчинению. Скажем, многие лимоновцы были недовольны, но они были ослеплены и не видели подставной роли Маши Гайдар. Зато окружающие это отлично видели, но поделать ничего не могли. То же самое мы видим на Украине, самые решительные мало видят, но очень активны вокруг таких фигур как Ющенко, Тимошенко, Янукович. Более трезвые вынуждены играть роль пассивной массы, на которую особого внимания не обращают. В Росси мы видим то же самое – кризис не только усилил недовольство населения, но и увеличил степень его управляемости. Единственная проблема для власти в таких случаях – бабло. При определенной степени скепсиса населения всякая попытка организовать подставное движение требует ухудшения жизни народа до такой степени, что это начинает негативно сказываться на доходах истеблишмента. Именно это мы наблюдаем сейчас в России и на Украине. Организовать управляемое оранжевое движение в новой обертке можно,  однако, бардак в экономике становится опаснее «великих» побед на ниве организованной оппозиционности. Впрочем, серьезные потери всегда неизбежны в обществе, которое ставит политические цели выше элементарной логики экономического и социального развития. Экстремизм, то есть максимальное повышение управляемости обществом, всегда наказуемо, независимо от того, маскируется ли эта цель тоталитарной или демократической демагогией.

            Нагнетать политические страсти до нынешнего времени было бесполезно. Пришлось бы увеличивать степень свободы слова, позволить существовать неуправляемой оппозиции и, что самое важное, давать серьезные ответы на серьезные вопросы и не гнать на первый план подставных лиц. Однако, есть ли причины, которые именно сейчас заставляют оппозицию торопиться? Формально, кризис не прошел первую треть развития. Летом грядет новая волна кризиса в США. Пресловутая дефляция через полгода окажется откровенной инфляцией. Кризис затронет Европу. Если будущая зима окажется мягче, возможно падение цен на нефть на короткий промежуток времени. Есть прямой смысл подождать. Тем более, каждый момент промедления тоже работает на оппозицию – кризис бьет по среднему классу и, автоматически, по репутации правительства в среде чиновников. Однако, рассуждая подобным образом, мы игнорируем самое святое в нашем обществе – интересы олигархов и их деньги.

            В стране возникла парадоксальная ситуация – обыватель ещё может потерпеть и не пойти на демонстрацию, зато олигархам уже пора всерьез волноваться. Классическая схема политической жизни – выдать интересы руководства и олигархов за интересы народа и заставить население за эти интересы бежать на улицу, драться, свергать кого-то, а затем слушать сверху после политических перемен, что всё произошло только ради и во имя народного блага. Скажем, право выезда за границу и определенной свободы слова было нужно именно правящему классу, иначе они не могли бы озвучивать свои желания, сама система организации общества жестко ограничила бы им свободу маневра. Они то же объективно заинтересованы в определенных понятиях и законе, иначе разборки по поводу собственности протекали бы в более жесткой форме. Однако, реформы Ельцина и дальнейшие преобразования Путина не решили самой главной задачи – куда девать деньги.

            При Ельцине вопросы передела собственности решались очень просто. На улицах гремела автоматная стрельба, кого-то взрывали, кого-то травили. В итоге крупными собственниками стали именно тем, кто соответствовал выбору ельцинского окружения. Параллельно надувался гигантский пузырь ГКО, и дефолт успешно обогатил верхушку за счет других собственников. При Путине уже явно обнаружилась нехватка именно выгодной собственности для дальнейшего обогащения. Принятая руководством стратегия подчинения Западу не позволила развивать реальное производство. Труба, газ, нефть, лес, руда – пожалуйста. Промышленность, потребляющая энергию и сырьё? Бяка! Великорусский шовинизм! Антирыночный подход! Ситуацию очень хорошо показывает арест счетов Ходорковского в Швейцарии. Больше 6 млрд. долларов, которые компания, несмотря на свои связи не могла вложить в выгодные предприятия. А, сколько реально спрятал Ходорковский? Позвольте предположить – порядка 10 млрд. И это при крайне низких ценах на нефть на мировом уровне! Если бы у Ходорковского не отобрали ЮКОС, то сейчас бы эти ребята имели бы как миллиардов 70 баксов, которые они не знали бы куда деть. Цены-то на нефть возросли более, чем в семь раз, да и ЮКОС активно существовал в максимальных объемах лет шесть. Да, Запад предложил выгодный Западу вариант – вкладывайте в западную экономику, становитесь заложниками своих вложений и сбережений на Западе. Но эта политика провалилась и не могла не провалиться. Кто им даст вложиться в действительно прибыльный и легко управляемый бизнес? Никто! Тем более, сами западные бизнесмены предпочитали инвестировать в Китай из-за нехватки мест для выгодных инвестиций на Западе. Путин делал всё, что мог, пытаясь пробить покупку НПЗ в Сербии, нефтепроводов  и газораспределительных сетей в Европе, электростанций в Грузии и Молдавии. Как и следовало ожидать, всё это оказалось весьма шатким бизнесом, который можно элементарно выкупить, прижав бизнес административно или сделать невыгодным за счет налогообложения.

            Параллельно был испробован другой метод, который на проверку оказался не способом обогащения и имитацией обогащения. Капитализация компаний привела к надутию финансового пузыря. Вроде, нужные люди и банки обогатились, но снова возникла проблема, куда девать эти фиктивные деньги. Девать некуда, экономика не развивается. Приходилось навязывать некоторым компаниям совладельцев. Или взять схему предоставления Западу кредитов под нулевой процент в обмен на получение от Запада кредитов под реальные 10%. Наверняка, эта схема многих обогащает, только деньги некуда вкладывать. Отсюда истеричные вопли об инновациях и нанотехнологиях некоторых граждан, пытающихся помочь истеблишменту в главном – найти место приложения капитала. Появление странных «гениев», вроде Петрика, четко отражает ситуацию – бабло под угрозой.

            Самое страшное – кризис ударил по накоплениям как в России, так и за рубежом. История с Исландией показала – надо платить деньги, чтобы сохранить прошлые деньги, накопленные в оффшорах. Под угрозой накопления в Европе. Речь Саркози, где он прямо признал, что Европа не может иметь на своих счетах числить в четыре раза больше денежной массы, чем имеет США, говорит, что скоро придется ударить по накопления вкладчиков. Это не только местные монополии, не нашедшие сферы приложения своих денег, это ещё российские олигархи. Причем, не надо гадать с трех раз, чьи деньги пойдут под нож первыми. Деньги надо срочно куда-то вкладывать, а вкладывать некуда. Не раздавать же их народу, чтобы тот не мучился от кризиса! Через полгода будет ещё хуже – инфляция в США запланирована гигантским дефицитом бюджета. Начнется инфляционное соревнование валют. Через год будет поздно. Деньги надо вкладывать сейчас. Деньги – не оппозиция, ждать не могут. Иной путь ужасен. Единственный способ сохранить свои капиталы – отнять собственность уже не у лоха, а у равноценного члена тусовки. Ведь именно равноценные члены тусовки владеют самыми вкусными кусками собственности. Что такое убийство Калмановича или Япончика, как не проявление братоубийственной войны? Будь я либералом, я бы не смог дальше писать эту статью. У меня от ужаса закатились бы глаза к небу, а затем я бы выбежал на улицу в поисках пепла для посыпания головы. Конечно, некоторые олигархи проявляют истинный стоицизм, достойный древнегреческих и древнеримских философов. Они покупают себе новые яхты и виллы, вкладываются в спортивные клубы, делая вид, что проблема вложения денег в собственность, которая приносит деньги, их не интересует. Однако, проблему стоицизмом не решить. Нужны реформы, которые позволили бы олигархам активнее обогащаться.

            Наша оппозиция молчит как партизан в гестапо, скрывая истинную причину своей активности. Она настолько робка, что боится вывести народ под лозунгами «Дайте олигархам возможность нормально вложить деньги!», «Каждому олигарху ещё больше собственности!», «Спасем честные, оффшорные накопления!» и т.д. Надо, наконец, честно признать, что чиновничья активность помогала решать приятную задачу – не позволить росту конкурентов снизу, способных посягнуть на доходы олигархов. Однако, эта чиновничья активность не способствовала росту экономической активности, а в итоге мы пришли к ужасной ситуации – олигархи имеют очень многое, но этого «многое» в итоге оказалось слишком малым. Тот же Китай обогнал Россию и по количеству миллиардеров, и по общему объему собственности и денег у китайских миллиардеров. Скромность нашей оппозиции подрывает веру в самое главное – в способность выполнить её историческую миссию и открыть путь для ещё большего обогащения нашего олигархата. Лично я очень понимаю волнения членов Единой России. Приход новых лидеров к власти отнюдь не решает главной задачи. Они вполне могут пойти по пути обогащения за счет работы на интересы не родного олигархата, а чужого, зарубежного. Оппозиция ограничивается общими лозунгами, а обещания позаботиться о своих дает втихаря, в кулуарных беседах. Грош цена таким обещаниям при современной раскладке сил. Например, Немцов пошел на выборы мэра в Сочи, а был уличен подставными лицами в готовности сдать олимпиаду корейцам за позорно малое вознаграждение. Явлинский обещал думать о своих. Оказалось, что при разделе доходов от сахалинской нефти, он больше думал об интересах американцев. Ющенко обещал думать о своих, а пришел к власти и срочно передал сталелитейные заводы в Днепропетровске британской корпорации. Сейчас у бедных, украинских олигархов та же проблема – некуда девать деньги. Работает главный закон капитализма – если тебе некуда девать деньги, то в итоге ты останешься без денег.

            Что же делать? Признать наличие проблемы – первое условие её разрешения. Признав эту проблему, мы нащупаем смычку интересов между официальной властью и оппозицией и путь к конструктивному диалогу. Сразу станет понятным, что путь реформ сверху и игра во взятие власти оппозицией снизу взаимозаменяемые явления. Наконец, мы сразу покончим с дешевым популизмом, когда, пусть важные и полезные для населения  решения, объясняют как стремление помочь населению. Людям перестанут морочить головы, люди поймут своё место. Этак, мы можем дойти до вывода, что нормальные законы человеческого общежития – не уступка популизму, а проверенный и продуманный способ соблюдения интересов начальства и богатых. Нарушения этого принципа ведет к нехватке бабла и собственности у высшей части общества, а не к неким удобствам, которые некие «цивилизованные» господа не замечали из-за неспособности воспарить душой. Если же не поставить эту проблему, то общество просто обречено маяться дурью. Самый же главный вывод прост – реформы для высших слоев общества ничуть не меньше нужны, чем для низших слоев общества. Отсюда такие странные явления, как статьи Ходорковского, метание Немцова по митингам, громы и молнии в исполнении Латыниной. Время не ждет для богатых. А бедным я бы порекомендовал дождаться более четких обещаний от оппозиции. За чьё бабло они выступаю? За бабло российских олигархов или за бабло иностранных? Ведь бедным, иностранным олигархам тоже некуда девать, точнее, спасать свои бабки. Хотелось бы получить уточнение. Кончайте прикидываться, господа оппозиционеры. Вам перемены ещё нужнее, чем нам. Нам улучшение жизни от этих перемен ещё не запланированно.

            Но, ещё более важный вывод совсем прост. Раз время поджимает богатых, то мы, глупые обыватели, можем элементарно заставить господ уволить нынешнюю оппозицию за недееспособность. Достаточно просто не верить их посулам и не лезть под палки ОМОНа. Мы тем самым поставим вопрос об их эффективности перед нанимателями. А по поводу времени и характера реформ можно не волноваться. Что сверху, что снизу, но их проведут именно тогда, когда кризис и сгорание бабок в огне инфляции окончательно убедит правящий класс в необходимости перемен. Причем этому правящему классу глубоко по барабану, проводить реформы сверху или снизу, если Немцов, Каспаров, Касьянов и прочие завалят дело. Да и те не пострадают, а получат за труды трудовую копеечку. Так что, протестовать против роста цен и тарифов разумно, а идти за подставной оппозицией глупо. Всё взаимно. Латыниной плевать на наши доходы, волноваться из-за доходов Латыниной глупо.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments