Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Category:

Вторая великая мечта русского народа

Оригинал взят у kosarex в Вторая великая мечта русского народа

Про первую я уже писал - переехать куда-то, где нет типичной российской власти. Именно поэтому половина русских в Прибалтике голосовала за независимость. При этом мнение другой половины отнюдь не обязательно предполагает принципиальное различие желаний. Желание у большинства другой половины было такое же, только ума больше. Одни - мы за независимость. Другие - вы что, не видите с какой сволочью живете? Хрен вам дадут нормально жить, на шею сядут и ножками будут дрыгать. Одни - мы умеем подлизываться, мы умеем унижаться, мы за независимость. Другие - это вы за нас счет хотите быть хорошими, нас не будет, вас сразу прижмут так, что вы взвоете. После подобных споров все остались в Прибалтике, кроме единиц, поскольку российская власть априори плоха, чтобы её терпеть, а так хоть будет шанс сбежать в Европу. Нечто похожее мы видим на Украине. Даже напрочь осевшие в России сохраняют украинский паспорт. Называется, пусть хохлы плохи, да мы и сами хохлы и иллюзий о себе не питаем, но поступать в полное распоряжение российской власти, приняв местное гражданство, - форма умопомешательства.

Вторая великая мечта, потому и вторая, что занимает умы меньшего количества народа, зато влияет на жизнь не меньше. Это мечта обывателя, попавшего в тюрьму и оказавшегося у параши. Мечта его внешне выглядит естественной и общей с мечтой массой остальных народов - мечта о защитнике, который придет, набьет бандюкам морду и позволит занять нормальное место. Однако, на проверку оказывается, что эта мечта сочетается у него с двумя желаниями. Первое, не рисковать, то есть стоять в стороне от драки и в случае провала срочно объяснить, что он, обыватель, всегда был за крутых бандитов, поставивших его у параши, лично он своего неудачливого спасителя презирает и ненавидит, всегда готов в него плюнуть и за это скромно просит доппайку из изымаемого у него и не бить его слишком сильно. Второе, в случае удачи срочно сесть спасителю на голову, исходя из пресловутой идеи равенства людей. Неважно, кто смелее, кто умнее, кто хитрее, кто сильнее, но равенство требует признать его, обывателя, в случае победы равным по смелости, уму, силе и т.д. Объективно, это называется просто - совершить акт агрессии против того, кто ему сделал благо и порулить вволю. Попытку реализации этой мечты каждый журналист наблюдает регулярно - его подначивают вступиться за права, а помочь отказываются. Зато требования равенства льются через край. Гнать вперед пытаются очень просто - истерикой и слезами. Обратная реакция естественна - ради таких рисковать не стоит, пусть сами себе мозги вправят, пока не вправят, им равенство противопоказано.

Вот эта привычка сразу объясняет, почему умный народ крайне отрицательно относится не только к истеричным обывателям, но и к вожакам, которые вроде лезут вперед и зовут на баррикады. Казалось бы, гражданин сам не хочет сидеть у параши, радоваться надо, а грустно. На самом деле у таких храбрецов обывательские уши торчат. Он вечно стремится расшевелить не обывательскую массу, а тех, кто поумней, то есть заставить людей, не потерявших чувство собственного достоинства, подставить обывателю спину. Вот этой глупости категорически делать нельзя. Обыватель не только не поддержит, так ещё в спину ударит. В случае победы он налетит толпой на победителя, пытаясь всё отнять, морально опустить, загнать победителя к параше, сесть на верхние нары и ножками дрыгать. Во вторых, пресловутые храбрецы сплошь и рядом несут истеричную чушь, то есть уже совершают акт против своих потенциальных сторонников. В третьих, пресловутые храбрецы вечно расчитывают на акт солидарности - из патриотической солидарности их дурь замечать нельзя, а критику они расценивают как акт предательства. Хотя в реальности критика только способ поставить их на место. В конце концов эта шваль только расчищает место профессиональным провокаторам. В этом смысле абсолютно не важно, является, например, Дымовский провокатором или вожаком-обывателем. Он решил порулить массой народа, который задолго до Дымовского не питал никаких иллюзий ни относительно власти, ни относительно умственных способностей Дымовского. Или классический пример с отставными военными. Вечно они лезут в лидеры, забывая, что были паиньками, пока были на службе. Кого-то в армию в офицеры не звали именно за способность самому иметь личное мнение, а не послушно подчиняться. Но отставному военному даже не приходит в голову, что он - существо низшего порядка для человека, способного иметь собственное мнение. Нет, он именно лезет в страшие, хотя не имеет право лезть в равные.

Вот это вторая мечта русского обывателя не только заставляет не лезть на баррикады, но даже примиряет с провокаторами. Провокатор, по крайней мере иллюзий, относительно населения не питает. Другое дело, что провокатор провокатору рознь, да и верить им не надо - они на работе. Естественно, вторая мечта присуща не только русским. Большинство народов мира через схожую мечту управляется. Вопрос только в количестве мечтателей и в степени их упорства. Приведу пример, вроде не относящийся к делу, а по сути в самую точку.

Рядом с нашими дачными участками деревня, за ней большая деревня. Они никогда не привозят на продажу молока, они нас тихо ненавидят. Молоко и прочие продукты возят из другого села, причем там даже поголовье коров увеличилось. Зато от участков до ближайшей деревни и дальше некошеные травы, земляника в траве, полная благодать. Причина простая - среди владельцев участков много отставных ментов. Соответственно, возвыситься над ними нет никакой возможности. Много раз зимой приезжали участки грабить на тракторах. Но местная милиция вынуждена местных ловить и под суд отдавать. Было бы на нашем месте кавказское село - в ножки бы кланялись, а так свои, но возвыситься никак нельзя. Ни дом ограбить, ни морду по пьяни набить. Не смогли господа крестьяне стерпеть это неравенство. С фермерами было хорошо - приезжай средь бела дня и увози скот. Ну, поставил местному менту бутылку, так не найдут после разбойников. Вывелись фермеры. Зато дачи остались. Дальнее село нас грабить не могло - дорога как раз мимо села, где нас ненавидят, проходит, увидят, заложат. Они с удовольствием торгуют и обид не питают. Причем, те, кто не торгует, тоже хорошо относятся. Уже двадцать лет прошло, как всю правду узнали, но до сих пор ненавидят и иногда пытаются зимой грабить. Хочется им равенства, позволяющего сесть на голову. Зато они хорошо относятся к кавказцам и почтительно позволяют им трахать своих баб во все дырки. Мне эта сельская ненависть очень напоминает идейную борьбу украинских западенцев со злобными москалями. Между тем, если бы они могли бы нас грабить, они бы нас также призывали бы за бедных крестьян бороться, ради них на баррикады идти, и считали бы такое положение нормальным и справедливым. Это даже не глупость, это идейный, волевой настрой, который длится десятилетиями.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments