Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Немножко о Сталине

Оригинал взят у kosarex в Немножко о Сталине

Если посмотреть на схему оправдания Сталина, то логика понятна. Пусть Сталин ужасен, но он эффективен. С этой точки зрения современные оправдания Сталина наверху выглядят как фарс, если не задавать уточняющие вопросы. Действительно, несколько неожиданно выглядят снизу утверждения, что Чубайс, Ельцин, Гайдар и прочие допускали ошибки, но они ЭФФЕКТИВНЫ. На смерть Гайдара на нас выплеснули именно это - Гайдар гениален и ЭФФЕКТИВЕН. Сразу возникает вопрос о целях эффективности. Тупик, в котором оказывается обыватель, крайне просто. Обывателю неприятно признать за неофициальные достоинства Гайдара или Сталина и апофеозом эффективности именно то, что официально приходится признать недостатками. Нам сходу ставят неверные рамки, в которых надо оценивать то или иное явление, поскольку не могут четко сформулировать цели. Между тем, ответ на самом виду - Ленин четко указывал, что важна не сама власть, а в чьих руках она находится. Если власть у своих, правильных людей, то всё в порядке. Если власть не у своих людей, то никакие, даже самые большие успехи власти оправдать эту власть не могут. Она преступна уже тем, что не в тех руках находится. Обвинять надо не тех, кто больше творит преступлений, а тех, кто стоит на пути к власти. Если мы посмотрим на всю историю борьбы Ленина, то увидим именно конфликты вокруг власти, а не идей. Конфликт с Плехановым - борьба за власть. Далее - конфликт с Мартовым и Троцким. "Соратники" тоже мыслят "правильно" и устраивают покушение на Ленина, а после срочно ликвидируют орудие покушения - госпожу Каплан. Недаром Ленин, когда чуть оклемался, так сожалел, что её расстреляли, и он лишен возможности узнать, кому он мешал и теперь обязан мстить.

Я отлично помню раннее диссидентство. Мало кто обвинял Сталина в массовых убийствах иначе, как ради превозношения конкретных личностей, которых Сталин лишил власти. Скажем, Тухачевский или Бухарин приравнивались и потом ставились выше миллионов погибших от голода или ЧК времен Гражданской войны и 20-х годов. Мол, какая бы была у нас жизнь и как легко мы разбили бы Гитлера чисто по-сталински "малой кровью, могучим ударом", если бы падла Сталин не ликвидировал бы Тухачевского или Бабеля. Никто не ставил вопрос о том, кака бы была жизнь, если бы не были ликвидированы профессора, военные и крестьяне во время Гражданской и позже. Сама мысль о том, что, если бы их хотя бы не расстреляли, а дали по куску земли в пригодной для жизни зоны Сибири, то они потом бы пригодились, выглядела нелепой и еретической. Конечно, чтобы они в трудную минуту стали бы эффективными, с ними пришлось бы делиться властью, а это изначально непригодный вариант. В этом смысле диссиденты в массе своей мыслили и продолжают мыслить по-ленински - важнее всего, чтобы власть была у своих.

С этой мыслью наших диссидентов и современных управителей России Сталин был абсолютно согласен. Он был частью своей группы. Он одновременно любил и боялся своих крутых, не брезгующих ничем в борьбе за власть, родных большевиков. Причин бояться у него хватало. Покушение на Кирова чем-то походило на покушение на Ленина. Убийца был нагло ликвидирован, чтобы Сталин не мог его допросить и узнать, кто бочку катит. Само убийство Сталина тоже показательно - его убили его же друзья и соратники. Так что мания преследования развилась у Сталина не случайно, а полностью отражала большевистские нормы жизни. Мы, анализируя Сталина, упускаем самое главное в его характере - любовь.

Представим себе крутых людей. Например, воры в законе. Каждый способен, не моргнув глазом, убить соратника ради самозащиты или борьбы за власть. Но, разве эти люди не выделяют себе подобных из остальной массы и не любят себе подобных больше, чем остальную масса народа? Разве они не признают за ними больших прав на жизнь, чувство собственного достоинства, ум, проявление храбрости, права на собственное мнение? Таков был Сталин - он тоже любил большевиков. Он тоже не мыслил власть без их участия и процветания, без их права на спецпайки и дачи, без права насиловать школьниц, ездить за границу и кататься по Москве на лимузинах. Если бы сейчас жил Сталин, он бы не преследовал своих друзей за спецмигалки, пьяные дебоши в ресторанах, пистолеты в карманах и массу других вещей, поскольку всё это у него было разрешено для избранных. Вон, у меня знакомый вырос в чекистской семье. Не из духовушки, а из ноганов палили в квартире по мишеням, когда делали перерыв в выпивке. Да, люди немножко шумели, когда гуляли, так право имели. И бытовые преступления тогда покрывались не меньше, чем в наше время.

Однако, фигура Сталина на свой лад, если мы возьмем такой фактор, как любовь, была трагична. Сталин не мог позволить себе деградацию страны как в наше время. Массу самых отъявленых, любимых Сталиным, большевиков за границей в случае краха страны ждали не виллы на Лазурном берегу, как сейчас, а тюремные нары. Злые, русские эмигранты могли подать на них в суд за убийства родственников, грабеж имущества и массу других вещей. Это сейчас представители власти на постсоветском пространстве считаются своими так же на Западе, а тогда их могли ой как наказать за нарушение прав собственности и прав человека на жизнь. В обстановке враждебного окружения Сталин был вынужден требовать от своих любимых большевиков работы и дисциплины. Вот в этом лежит ключ к пониманию именно сталинских репрессий. Стране устроили жуткое кровопускание, репрессии при Сталине вдогонку к прежним часто выглядили избыточными. Но они крайне логичны, если понять глубину любви Сталина к своим людям. Это как в лагере, если воры в законе вынуждены друг друга наказывать, то остальные должны убиваться просто так, дрожать от страха и вымирать. Иначе выразить свою любовь к большевикам Сталин не мог, поскольку и так обеспечил им роскошную жизнь от права на бытовые преступления до квартир, дач, машин, денег на рестораны и прочее.

В любви большевика к большевику, диссидента к диссиденту, безжалостного чиновника к безжалостному чиновнику, безжалостного феодала к безжалостному феодалу всегда лежит ненависть к окружающим как к потенциальным конкурентам. Вечное подозрение, что кто-то может оказаться их умнее, храбрее, честнее, порядочнее сжигает изнутри и причиняет страдание. Любовь, ревность, ненависть и комплекс личной неполноценности питают друг друга. Именно это обеспечивает необходимую коллективность мышления и возможности координации действий. Недаром в Тибете и ряде других восточных стран эмоции принято рассматривать не по отдельности, а по схеме шестеричного колеса, где одна эмоция порождает и питает другую. Комплекс неполноценности питает ненависть к другим, но он также стимулирует любовь к себе подобным. И действительно право христианство, утверждая, что миром правит любовь. Сталинизм надо рассматривать именно как разгул любви большевика к большевику, подобно тому как позднее мы можем трактовать нынешнее время как разгул любви перестройщика к перестройщику. Крах сталинизма был именно крахом одной формы любви, на руинах которой в недрах брежневской скуки и партаппарата вызрела иная форма всё той же любви удивительно похожих персонажей. И сейчас общество снова в замешательстве - надо меняться, надо менять форму любви, но гадают, какая она, любовь, получится. Включат ли того или иного в списки любимых, или он будет отторгнут из-за нехватки любви именно для его, конкретного, процветания.

Сейчас мы удивляемся тому объему лжи и дезинформации, которая сыплется на наши головы, включая нелепые теории и прочую чушь. Неужели вы не чувствуете за демагогией, например, Латыниной страстный призыв к любви? Неужели вы не слышите, как она буквально поет - полюбите нас бескорыстно и до полного самозабвения, полюбите до полного презрения к личным интересам? За всякими идеями типа нового издания СССР или КОБа, за превозношением Гайдара или Чубайса вполне различимо именно это требование любви. И гэй-парады устраиваются не ради некого права гомосексуалистов на личные страсти, это именно требование любви от окружающих. А гламур? А глянцевые фото красивой жизни миллиардеров? Куда не ткни - везде призыв к любви. Так давайте вспомним культ личности Сталина и культ несгибаемого на словах мужества большевиков. Это тоже страстный призыв к любви, подкрепленный готовности расстреливать во имя роста любви к себе, родимым. Вот тут нам пора вспомнить об исторической вине русского народа, за что он оказался проклятым и обреченным на вымирание. 

Русский народ  вечно подозревают в недостатке любви. Его любят, только оказавшись в эмиграции, когда в ответ на призыв к любви видят кулак у носа - на, выкуси, конкурируй со всеми в рамках закона и на общих основаниях. В этом, кстати, мудрость Запада, которую из него потихоньку выбивают, и тайная мудрость Востока. Шахид со взрывчаткой на поясе или хитрый китаец, готовый опереться на силы своей мафии и который не идет на сотрудничество, если ему невыгодно, разными путями добиваются одного - не позволяют за них решать, кого и за что им следует любить. Вместо этого они предлагают полюбить себя, родимых. Им давно известно, великая восточная тайна о взаимосвязи любви и жажды потребления, о скрытой связи любви с остальными эмоциями. Более того, они отлично понимают, что требование любви без взаимности - агрессия, которую останавливает только сила. Зато Россия до сих пор полна разбушевавшейся любви, где право на любовь подозрительно совпадает с правом сесть тебе на шею и мучать приказами и попреками. Что делать? Мы живем в зоне власти любви, вымогания любви, насилия любви, и Сталин - один из её символов. У нас власть и любовь слишком близки по смыслу. Нам бы хоть немного йоговского равнодушия - лучше стоять на голове, чем любить таких как вы, претендующие на власть и любовь.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments