Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ЛОНДОНЕ - 18 (морячки)

Редакция уже писала на страницах «Утиной правды» о зловещей роли так называемых «морячков». Практически все континентальные революции двух последних веков берут своё начало в бунтах кораблей национального военно-морского флота.

События на русском флоте известны хорошо. И в 1905-7 гг. и в 1917 моряки были застрельщиками революции. Безо всяких причин матросы поднимали восстания, убивали верных присяге офицеров и под водительством неведомых инструкторов сеяли хаос и разрушение. В 1917 году именно отряды матросни стали костяком красной гвардии. Нет нужды подробно останавливаться на этой феерии предательства: «Броненосец Потёмкин», лейтенант Шмидт, Свеаборг, Кронштадт, «Аврора», адмирал Колчак.

Однако «морской» характер русской революции вовсе не является русской спецификой. Более того, это ЗАКОНОМЕРНОСТЬ всех европейских революций, начиная с эпохи Людовика XVI. Ведь застрельщик французской революции и главный политический оппонент Людовика принц Филипп-Эгалите был адмиралом флота.

Вот всего несколько примеров того, как флот становится источником антигосударственных возмущений, политических интриг и провокаций.

Наряду с Россией первой европейской страной, пережившей революцию в ХХ веке, была Португалия. В 1906 году там разразилось мощное восстание на флоте, в 1909 году восстание повторилось, а в 1910 году произошла революция, кульминацией которой явился обстрел королевского дворца и верных престолу войск из морских орудий.

После русской революции 1917 года разразились революции в Германии и Австро-Венгрии. Немецкая революция началась с восстания военных моряков в Киле. А в Австро-Венгрии? Как вы наверно уже догадываетесь, с того же самого – с восстания «морячков». В феврале 1918 года на крейсере «Святой Георгий» матросы подняли красный флаг. Вскоре к ним присоединились экипажи 42 судов, находящихся в Которской бухте. На судах были созданы ревкомы. Восстание удалось подавить при помощи немцев и адмирала Хорти, который его же и спровоцировал. Вскоре Хорти стал главой независимой Венгрии (как видим, судьба Колчака не только типична, но и имеет вариант счастливой концовки), а после второй мировой войны он был переправлен англичанами в Португалию.

В Германии «колчаки» («добрые следователи») тоже действовали весьма энергично. «Железная бригада» из моряков подавила коммунистическое восстание в Берлине в январе 1919 года, морские офицеры убили Карла Либкнехта и Розу Люксембург, а затем стали костяком капповского путча. Таким образом «морячки» сыграли ключевую роль в создании веймарской (то есть антимонархической и демократической, «розовой») Германии. Именно на волне морской активности впервые обратил на себя внимание политический авантюрист Канарис - впоследствии адмирал, один их руководителей нацистских разведслужб, разоблачённый и повешенный как британский шпион.

Следующим европейским государством, пережившим революцию, была Испания. Опять флот явился запалом революционных событий и затем наиболее надёжной опорой красного режима. Причём, как и в России, морячки во время кровопролитной гражданской войны сражались в основном на суше. Флот испанские коммунисты не могли использовать, так как почти весь офицерский корпус был перебит.

Если мы посмотрим на историю испанских революций в XIX веке, то увидим ту же картину. Например, в 1868 году восстание военных моряков привело к свержению королевы Изабеллы II и к установлению политического хаоса.

Деструктивная роль флота хорошо видна и за пределами Европы. Например, в 1931 году произошло прокоммунистическое восстание моряков в Чили.

Восстания на флоте, носящие в девяти случаях из десяти леворадикальную или прямо коммунистическую окраску, были настолько типичны, что в нескольких случаях можно наблюдать, так сказать, «договорные матчи» вроде псевдовосстания на французских кораблях во время оккупации Одессы в 1918 году.

Разумеется, все эти факты далеко не случайны и имеют достаточно серьёзные причины. До известной степени политическая неустойчивость флота объясняется самой спецификой морской службы: герметичностью флотской среды, особой концентрацией управления, постоянным пребыванием в зонах влияния других государств. Но истинная причина не в этом. Иначе революции денно и нощно сотрясали бы государство, где военно-морские силы получили особое, прямо-таки гипертрофированное развитие. Но на английском флоте особой революционной деятельности не наблюдается. В далёком прошлом – максимум в начале XIX века что-то прослеживается, но на поверку оказывается инспирацией местный разведслужб, проводящих плановую «профилактику от гриппа». Британский флот теряет устойчивость только в период расцвета французской и испанской гегемонии, когда Англия была молодым и неопытном государством.

Так что причина флотских возмущений вовсе не в специфике морской службы. Специфика это лишь обозначение удара для злонамеренной инспирации. С равным успехом можно смерть от удара в голову объяснять особенностью строения височной кости. Висок сам по себе не проламывается. В него бьют. Кастетом.

http://www.galkovsky.ru/upravda/archive/558.html

Мы уже писали об исключительной роли военно-морского флота в так называемых «революциях». В качестве характерного эпизода морской инспирации нами упоминалось кильское восстание моряков, послужившее началом ноябрьского переворота в Германии.

Расскажем лишь об одной поганке-бескозырке, проросшей из 1918 года сквозь десятилетия немецкой истории.

Восстание в Киле началось с поднятия красного флага на линкоре «Гельголанд». Флаг поднял молодой кочегар Эрнст Волльвебер. После основания Веймарской республики Волльвебер переехал в Гамбург, где принял участие в создании компартии Северной Германии. Одним из его коллег в этом начинании был молодой Рихард Зорге. В 1923 году шустрый морячок становится председателем «Интернационала портов и доков» – было в структуре Коминтерна такое причудливое подразделение. (И кому могло прийти в голову организовать всемирную организацию столь странного типа?!) После разгрома Гамбургского восстания Волльвебер эмигрирует в СССР, где проходит двухлетнее обучение в диверсионно-разведывательном центре. Кто возглавлял сей центр, кто учил людей диверсиям на флоте на высочайшем профессиональном уровне, официальная история умалчивает. Пройдя курс подготовки, Волльвебер возвращается в Германию и делает политическую карьеру. Сначала он избирается членом ландтага Пруссии, а в 1932 году становится депутатом Рейхстага.

В руках морячка оказываются большие денежные суммы и гигантские связи. Он ОТ СВОЕГО ИМЕНИ основывает... ВСЕМИРНУЮ организацию – «Международный союз моряков». Клубы «организации Волльвебера» находятся в 37 государствах и колониях. Её штаб насчитывает 25 человек: немцев, французов, англичан, голландцев, бельгийцев и скандинавов. Нетрудно догадаться, что такую структуру под силу создать только мощному государству. Считается, что таким государством был Советский Союз. Сейчас все историки сходятся, что основной деятельностью МСМ являлся сбор разведывательных сведений о военных кораблях, базах и портах, поддержка местных резидентур, а также МИРОВОЙ МОРСКОЙ ТЕРРОРИЗМ. Количество судов, взорванных МСМ при помощи установки адских машин или выведенных из строя в результате неправильного ремонта, оценивается по-разному. Наиболее вероятной представляется цифра в 100-150 кораблей. Особенно серьёзный удар был нанесён по японскому флоту в период оккупации Манчжурии, и по судам, снабжавшим франкистов во время гражданской войны в Испании. В последнем случае было уничтожено или серьёзно повреждено до 20% судов. Точно подсчитать масштабы деятельности МСМ не представляется возможным – диверсии профессионально маскировались под технические неполадки. Анализ графика всплеска технических сбоев на морских линиях с 1930 по 1939 даёт фантастические цифры. Например, только в 1937-1939 году и только на германских судах зафиксировано 900 (!) необъяснимых сбоев.

После прихода нацистов к власти Волльвебер, или как его ещё называли «товарищ Антон» переместился в Копенгаген. Он и его штаб действовали в столице датского государства почти открыто, при явном попустительстве местных властей. После оккупации Дании, а затем Норвегии, куда переехал Волльвебер, немецкая разведка получила отрывочные, но достаточно красноречивые сведения о деятельности МСМ. Была доказана организация поджогов и взрывов на 16 немецких, 6 итальянских и 2 японских судах, например, взрыва на германском пароходе «Фила» в кенигсбергском порту. Характерно, что эти сведения немцы получили в рамках расследования деятельности шпионско-диверсионной сети Англии в балтийском регионе. Сам «товарищ Антон» успел убежать из Норвегии в Швецию, где получил от проанглийских властей детский срок в 6 месяцев. Дошло до смешного. Отбыв срок, Волльвебер тут же организовал... взрыв финского судна в порту Стокгольма. В ответ на резкий демарш Германии и Финляндии, шведские власти посадили диверсанта снова – на три года.

Нетрудно понять, что диверсионная сеть Волльвебера в Скандинавии могла существовать только при попустительстве местных властей и только при опоре на разветвлённую английскую агентуру. По расчётам англичан, скандинавские страны, как и в случае первой мировой войны, должны были сохранить нейтралитет, следовательно являлись прекрасной базой для организации антигерманского саботажа. Именно это обстоятельство во многом спровоцировало оккупацию Гитлером Дании и Норвегии. Также совершенно очевидно, что террористическая активность группы Волльвебера в период осени 1939 – весны 1941 была совершенно не в интересах СССР. Зачем было не завершившему подготовку Сталину давать Германии столь очевидный казус белли? А вот у Великобритании в морском терроризме был интерес двойной. Кроме тактической задачи срыва германских перевозок и повреждения военных судов, таким образом осуществлялась стратегическая провокация советско-германского конфликта.

Но мы рассказали только о начале карьеры германского морячка. В 1944 году, отбыв срок в шведской тюрьме, товарищ Антон на спецсамолёте был доставлен в СССР. Решение об этом принималось на самом высоком уровне. Что такое Швеция и какова специфика её отношений с СССР, мы ещё расскажем на страницах «Утиной правды». Пока только без комментариев укажем на один случай. Наряду с доказанным случаем взрыва финского судна в шведском порту произошла более масштабная и до сих пор никак не объяснённая историками катастрофа. 17 сентября 1941 года на шведском эсминце "Гетеборг" произошёл взрыв в машинном отделении (фирменный почерк МСМ). По невероятному стечению обстоятельств возникший пожар перекинулся на эсминец "Класс Хорн", а затем на эсминец "Класс Угла". Все три корабля взорвались и затонули. Так Швеция, в изменившейся политической конъюнктуре подумывающая об антибританском бунте, получила небольшой урок. В стиле «о себе не хочешь думать, подумай о своих детях».

Что касается мистера... простите мастера... то есть товарища Антона, то наш герой стал членом правительства ГДР и в 1953 году, расстреляв главу «Штази» Вильгельма Цайссера, занял его кресло. Первым достижением Волльвебера на посту главы тайной полиции стало бегство в ГДР главы западногерманской контрразведки Отто Йона. Впрочем, никакой контрразведывательной службы у ФРГ так же не могло быть, как и у ГДР. Англичане играли в бильярд сами с собой: шарик налево – шарик направо. Американцы только крутили головами. Как известно, в 1985 году очередной глава контрразведывательного ведомства ФРГ Ганс Тидге попросил политическое убежище в ГДР и вскоре в университете Гумбольдта защитил диссертацию: "Контрразведывательные функции ведомства по охране конституции Федеративной республики Германии". Поистине англичане отличаются большим юмором.

Что касается Волльвебера, то он проработал на должности главы «Штази» до 1957 года, и в рамках смены малекновского руководства был отправлен в отставку. Умер морячок от старости в 1967 году.

В заключение вернёмся к деятельности МСМ. Военными историками давно обращено внимание на серию загадочных катастроф на военных судах Германии, начавшихся сразу после объявления войны Англии:

в декабре 1939 года - на эсминце "Бруно Хейнеманн";
в январе 1940 года - на эсминце "Антон Шмидт";
в декабре 1940 года - на эсминце Z24;
в июле 1941 года - на линкоре "Тирпиц";
в октябре 1943 года - на миноносце Т1;
в январе 1944 года - на эсминце "Ягуар".
Взрывы и пожары на более мелких судах насчитываются десятками. Все они произошли в скандинавско-балтийском ареале, как правило, после базирования и ремонта в негерманских портах.

Англичане очень любят раздувать успехи своих разведслужб во время второй мировой войны, рассказывают об их деятельности в Норвегии или Франции. Казалось бы, чего не рассказать о столь впечатляющих достижениях: взрывах эсминцев гитлеровской "Кригсмарине"? Или это дело рук Сталина? Тогда почему авторство не берут на себя советские судоплатовы? Или кто-то боится засветить СТЕПЕНЬ КООПЕРАЦИИ разведслужб UK и СССР?

http://www.galkovsky.ru/upravda/archive/592.html
Tags: Сделано в Лондоне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments