Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ЛОНДОНЕ - 19 (авиация)

Поражение Германии превратило Великобританию на некоторое время фактически в монополиста реактивной авиации. Действительно реальные работы по созданию своего турбореактивного двигателя начались в США лишь ближе к середине войны, и рассчитывать на результат американцы могли лишь к 1948-50 годам. Не удивительно, что на первом американском серийном реактивном истребителе "Эйркомет" стояли английские двигатели, аналогичные применявшимся на "Метеоре".

Естественно не только английская помощь, но и промышленная мощь, и научный потенциал позволили США быстро догнать Англию. С поступлением в 1948 году на вооружение ВВС США истребителя F-86 "Сейбр" американская авиация превратилась в доминирующую силу.

Впрочем, в наших раскладах мы совсем забыли про еще одного игрока. А как там обстояли дела с реактивной авиацией у СССР? В годы войны Советскому Союзу, как вы догадываетесь, было не до экзотических экспериментов. Если не считать несколько полетов экспериментального истребителя БИ-1 работ по созданию реактивных мшин не велось. Да и сам БИ-1 был оснащен ракетным двигателем и не являлся боевым самолетом. Ракетные двигадели оказались тупиковой ветвью развития, на самолетах они так и не прижились. В основном из-за непомерного расхода топлива и низкой надежности.

Других реальных наработок СССР к концу войны не имел. Некоторое время советская авиация держалась на немецких "трофеях". Двигатели "Юмо" и "БМВ" были запущены у нас в серийное производство, и стояли на первом поколении советских реактивных самолетов. Однако, как уже было сказано выше, эти двигатели были ненадежны, а резервы их развития практически исчерпаны. Свои работы, начатые с нуля после войны, могли дать результаты лишь к середине 50-х годов.

Именно поэтому американские эксперты совершенно справедливо были уверены в том, что Советский Союз не в состоянии создать истербитель, способный поспорить с F-86 за господство в воздухе. Так же как они были уверены в легкой победе в начавшейся Корейской войне.


Однако вопреки всем прогнозам, Советский Союз оказался в состоянии выставить самолет поколебавший американское господство в воздухе - знаменитый МиГ-15. Каким же образом СССР, отстававший в реактивной авиации как минимум на 5 лет оказался в состоянии совершить такой стремительный рывок? Очередное "чудо" советской экономики?

Нет, все гораздо проще. В клубе реактивных держав, состоящем из двух членов у товарища Сталина нашлись "друзья". Видимо кроме словесной риторики, озвученной Черчиллем в знаменитой Фултоновской речи, имелись у Англии и какие-то другие соображения. Так или иначе, но примерно в это же время Советскому Союзу были переданы новейшие английские реактивные двигатели послевоенного поколения - "Нин" и "Дервент". Это позволило Советскому Союзу поставить на конвеер самолет, не уступающий лучшему американскому истребителю.

Уникальность ситуации заключается в том, что передавая СССР новейшую технологию, на создание которой были затрачены годы кропотливого труда, Лондон не получал никакой выгоды. Ведь формально СССР покупал лишь несколько авиационных двигателей, не шло речи даже о лицензионном производстве, когда продавец хотя бы получает некоторый процент со стоимости выпускаемой продукции. То есть Англия передала знания в ключевой области военного строительства своему прямому конкуренту и, по легенде. чуть ли не антагонисту БЕСПЛАТНО. Но и это еще не все! Сделка не была продажей конкретного образца двигателя в прямом смысле. Сначала Советскому Союзу был передан новейший двигатель "Нин" I. Его поставили на опытный образец самолета МиГ-15. Однако пока шли испытания, английские конструкторы не сидели сложа руки - появилась новая модификация "Нин" II с увеличенной почти на 500 кг тягой. Негоже запускать в серию краснозвездные истребители оснащенные не по последнему слову английской техники. Советскому Союзу передается двигатель "Нин" II, который под маркой РД-45Ф и идет в серию.

В небе Кореи завязываются тяжелейшие для обеих сторон бои. Вместо легкой прогулки мировой гегемон увязает в на Корейском полуострове на долгих три года, и еле-еле сводит войну к ничьей.

http://www.galkovsky.ru/upravda/archive/484.html

Известно, что целый ряд западных специалистов по военной технике странным образом очутился в СССР и сыграл ключевую роль в создании отечественного ядерного оружия. Каким образом и, главное, зачем преуспевающие учёные покинули демократический мир и оказались в коммунистическом аду, никто внятно объяснить не может. Это может делать только «Утиная правда», но ведь мы пародийное, заведомо несерьёзное издание и объяснения эти шуточные.

Надо сказать, что тайный ход в мир западной техники работал в СССР в обе стороны. О последнем обстоятельстве по понятным причинам известно совсем мало, но некоторая информация имеется.

Например, можно вспомнить судьбу англо-американского специалиста по аэрокосмической технике Грегори Токати. Это не венгр, и не итальянец, а самый что ни на есть настоящий Григорий Александрович Токаев. В 1947 году Токаев, ведущий специалист по отечественной ракетной программе, возглавляющий секретную комиссию по «экспорту» в СССР «трофейных» германских учёных, сам экспортировал себя в английскую зону оккупации Берлина, причём сделал это под ручку с женой. После этого Токаев натурализовался в Лондоне под именем Грегори Токати. Интересно, что основной темой Токаева в СССР было создание реактивных стратегических бомбардировщиков для нанесения ударов по США. Подобные проекты активно разрабатывались в гитлеровской Германии. А в 60-е годы Токаев уезжает из Великобритании в США, где подключается к американской космической программе.

На самом деле о роли и судьбе Токаева до сих пор известно очень мало. Большинство его рукописей засекречено, а то, что рассекречено, вызывает большие вопросы. Например, незадолго до «побега» в Англию Токаеву было поручено выкрасть из Франции немецкого специалиста по ракетам Зенгера. Непонятно, как такое задание могло быть выполнено мирным инженером-подполковником, бывшим деканом факультета авиационной техники. Весьма праздничной является и его карьера. По словам метра (а это действительно серьёзный учёный, которому в Лос-Аламосе установлен бронзовый бюст), он родился в бедной осетинской семье и ни одного дня не учился в школе. Поработав на тракторе в 30-х, он внезапно решил поступать в МВТУ, окончил его с отличием и тут же стал крупным специалистом в сложнейшей области самолётостроения. Свою деятельность после войны Токаев описывает так:

«Я работал под личным руководством Сталина, с которым мы довольно часто виделись и обсуждали вопросы национальной безопасности, о которых никому не было известно за стенами Кремля. Мной был предложен проект глобальной ракеты, названный Г.М.Маленковым «проектом Токаева». И вот однажды на чрезвычайном заседании Политбюро в кабинете Сталина, куда меня вызвали в срочном порядке, Сергею Павловичу Королеву было поручено заняться изучением немецких ракет ФАУ-2, а мне – кругосветной ракетой-бомбардировщиком. Больше по этому поводу я не могу сказать вам ни слова. Государственная тайна есть государственная тайна. А моим непосредственным начальником в немецком научном центре Пеенемюнде был маршал Жуков. Георгий Константинович состоял в созданном в 1945 году Союзном контрольном совете, который возглавляли главнокомандующие вооруженными силами СССР, Англии, США и Франции.

Тогда еще генерал армии Соколовский вызвал меня к себе и коротко сказал: «Вот что, ученый, давай мы тебя назначим секретарем Контрольного совета», – и меня назначили одним из секретарей. С тех пор на совещаниях военачальников в Германии я всегда сидел рядом с Жуковым. Я хорошо говорил на немецком, французском, маршал часто у меня консультировался».

О том, что осетинский паренёк блестяще говорил по-английски Токаев даже не упоминает – дело само собой разумеющееся. При этом сразу же по приезде в Англию Токаев завязал самые дружеские отношения с маршалом авиации сэром Виктором Годдардом и при его протекции занял пост главы департамента авиации и космической технологии Лондонского университета. На этой должности Токаев позволял себе такие заявления:

«Журналисты снова и снова просят назвать фамилии и имена советских главных конструкторов ракет дальнего действия. Я отвечаю, что, во-первых, не знаю всех; во-вторых, если бы даже знал, не назвал бы их до тех пор, пока не назовет их сама Москва. Идеологические, политические, партийные и социальные тайны СССР заслуживают раскрытия и разоблачения, но с военными секретами надо обращаться более разборчиво. Уже в первом же заявлении «Почему я порвал с большевизмом-коммунизмом?» я подчеркивал, что с народами СССР, с их коренными интересами и даже с Советской Армией, у меня не было и нет принципиальных конфликтов».

Было бы весьма полезно сопоставить английскую и советскую программу создания реактивных бомбардировщиков и сравнить степень их корелляции. Впрочем любое объяснение уже готово. Обе программы берут начало в немецких разработках, а сходство позднейших технологических решений объясняется тем, что в обоих случаях одним из руководителей проекта был Токаев. То же касается схожести "Конкорда" (тоже детище Токаева) и Ту-144.

http://www.galkovsky.ru/upravda/archive/574.html
Tags: Сделано в Лондоне
Subscribe

  • Политкорректность или нетерпимость?

    В одной из предыдущих «картонок» я говорил, что политкорректностъ, появившаяся в Америке для того, чтобы защищать права подавляемых меньшинств, чтобы…

  • Эрзац

    С разрушением творческого культурного потенциала на первый план выдвинулись псевдомыслители, ремесленники от науки, от музыки, от художественной…

  • Мемы и вирусы сознания

    Оригинал взят у hvac в Мемы и вирусы сознания «Мем есть основная единица культурной трансмиссии (передачи)». Согласно этой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments