Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

После моего поста

Оригинал взят у kosarex в После моего поста
О либерализме, Крылове и прочем, я даже не думал, что он вызовет столько страстей. Вот он мой пост http://kosarex.livejournal.com/484018.html , а полемика была вызвана полемикой между Крыловым и жижистом http://volnodum.livejournal.com/ Вольнодумом. Причем полемика между ними началась по поводу следующих слов Крылова http://www.formspring.me/krylov/q/1027745173  Вся проблема сводилась к проблеме судебного преследования. Меня не слишком волнует совпадение или несовпадение с Вольнодумом и проблема первенства. Я скромно утверждал и утверждаю, что существует принципиальная разница между наказанием за слово и дело. Уточню позицию. Нечего подавать в суд на Новодворскую за её многие речения, а, например, чеченцы, избивавшие в лагере Дон 13-ти летнюю девушку, заслуживают примерного наказания в судебном порядке. Ещё большего наказания заслуживают лица, прикрывающие подобные преступления, крупные расхитители бюджета, террористы, граждане, превращающие суды и полицию в особо изощренный вид издевательства над законом и справедливостью и т.д. Естественно, если попробовать применить этот принцип на деле, то можно узнать о себе массу нехорошего - тяга к мести, геноциду, издевательству над честнейшими и совершеннейшими гражданами. Однако, это неважно. Куда важнее принцип, по которому наш мир вращается и его так называемая мораль. Тебя ударили - найди более слабого и ударь ещё сильнее, тебя обжулили на пятак, найди человека, которого обжулишь на рубль и возблагодари судьбу за восстановлении справедливости. Вот к этому же порядку относится принцип - иди и засуди за слова, ведь тебя, родимого, оскорбляли, били, недоплачивали, не желали выслушать и т.д. Добьешься успеха - будем уважать. Откажешься от этого принципа - дурак, слабак, социально опасен. Так нас воспитывают, нами управляют, канализируют нашу энергию.

За этими оскорблениями типа дурак, слабак, социально опасен скрывается элементарный страх получить сдачи. В том числе страх, что ты кому-то не дашь по морде, а он от этого останется человеком. Существует и другая проблема - человек часто имеет больший иммунитет против подлости среди чужих, чем среди своих. Либералу легче увидеть реальную подлость в националисте, чем в либерале, а националисту подлость в либерале, чем в националисте. Когда этого не происходит, как правило, это очень плохой признак - человек очень плохо видит подлость в окружающем мире, лишь поэтому чужие могут водить его за нос лучше, чем свои. Если наш обыватель часто таков, то это признак его вырождения как личности, а не некой широты взглядов. Вот поэтому должны существовать некоторые ограничения на нашу привычку поддаваться эмоциям. В том числе привычка не копаться в некоторых вещах в поисках максимального возмездия. Это напрямую связано со свободой слова. Нравится нам или нет, но мы не должны в уголовном порядке решать, почему человек говорит то или иное. Мнение можно высказать, но это мнение не должно быть судебное. И теперь я скажу ересь.

Свобода слова и демократия - не самоценности, которые можно и нужно спасать любой ценой, включая репрессии и отказ от свободы слова и демократии. Если свобода слова трактуется как право на безответственность и расчищает путь нехорошим людям, то не надо плакать по обывателю, который вылез наверх и под прикрытием демократических принципов полнил свои карманы. Как бы не был ужасен нацизм, но для вороватых веймарских политиков и распильщиков бабла это было справедливое наказание. Большевизм тоже был справедливым наказанием для царских чиновников. Перестройка тоже была справедливым наказанием для искателей бабла только для себя лично, когда их начали отстреливать на улицах и в подъездах. Александр Лебедь заслужил свою смерть ещё в Приднестровье, когда согласился стать марионеткой Ельцина. То же самое можно сказать про Рохлина и многих других псевдогероев. Нам Радзиховский объясняет, что мы не созрели для свободы слова. Пустяки, прогресс можно ускорить, отрешившись от Радзиховского и Ходорковского. Крылов недоволен, считая критику его идеи судебных преследований за русофобские высказывания отрешением не только от него, но и от справедливости. Но это тоже самое - спасать некое национальное государство избыточной ценой. Между этой идеей и идеей, что народ ничего не поймет, если мы ограничимся критикой, поэтому надо спасать народ, не дожидаясь его согласия, по сути нет разницы. На самом деле между идеями свободы слова и уважения к правам личности оппонентов нет никакого противоречия с идеей уважения мнения большинства. Пускай они сами решают, что им нужно, но они никогда не решат, если зажимать рты их противникам. Естественно, и сторонникам тоже категорически не надо зажимать, но и противники являются необходимым условием осознания обществом своих потребностей. Сторонники и противники всегда были, есть и будут. И все должны иметь шансы на победу в виде свободы слова. Только так можно обеспечить свободу выбора. Как сказал ещё Терьяр де Шарден, не надо превращать общество в монолитный кристалл, как это пытаются вечно сделать. Кристалл развиваться не может. Тоже самое говорили восточные мудрецы, что гибкое развивается, а твердое коснеет и умирает. Потребность в эволюции куда более высший принцип природы, чем все наши "измы". Раз свобода слова нужна эволюции, а диктатуры сплошь и рядом веду к косности, лучше согласимся с её неудобствами. В том числе с тем, что свобода слова побуждает негодовать, когда вас обманули на пятак, а не искать, кого можно обмануть на рубль. Иначе в нравственном смысле человек так и останется хвостатой обезьяной, и никогда не превратится в бесхвостую.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments