Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Зачем было Андропову разваливать СССР?

Оригинал взят у kosarex в Перепост о Карибском кризисе


Ответ на поверхности - сталинская система создала машину управления, которая заставляла чиновников работать добросовестно под страхом смерти. Иначе, как показал НЭП, истинные марксисты-ленинисты срочно бросались воровать. На уровне Коминтерна страной торговали оптом и в розницу. Даже социализм не отменял конкуренцию между личностями. Чтобы чиновник и коммунист не воровал, а жил в страхе, нужно было создать атмосферу страха. Поэтому народ репрессировали не только из неких идейных соображений, а ради страха. Если бы репрессировали только чиновников, потенциальные чиновники предпочли бы стать пролетариями, лишь бы не дрожать от страха. Чтобы человек смело шел  делать карьеру, но дрожал от страха за ошибки и воровство, нужно было давить народ, чтобы там не было смысла скрыться от репрессий. Вот это один из важных смыслов сталинизма - не бояться давить молоко, чтобы масло не боялось всплыть на поверхность. Система-то была с душком, масло с душком, коммунистическая порядочность сильно отличалась от нормальной порядочности.

Всё сказанное не отменяет массы других негативных моментов, но главный остается - система сделала ставку на сволочь, как на наиболее конкурентоспособный элемент общества. За этот выбор полагалось давить всё общество в целом. Дальше получилось следующее. Чтобы давить, надо иметь наблюдателей, то есть тех, кто будет давить других, а не себя. Это как в лагере - чтобы на всех навести страх, маленькая кучка должна быть свободной от страха и иметь право на понимание сути системы. Всё бы ничего, но наблюдатели, например, Каганович, Сталин, Молотов и прочие посвященные не в некие сверхтаинства мироустройства, а в непорядочность системы, вынуждены были путем репрессий ковать кадры действительно эффективных менеджеров и делегировать им власть. Однако, по условиям игры эти менеджеры обязаны были не понимать сокровенную сущность репрессий, то есть думать, что народ давить можно, а их, родимых, давить нельзя. В итоге репрессионная элита создала себе антиэлиту. Система сама потеряла истинное понимание своей сущности. Это непонимание лучше всего продемонстрировал Хрущев. На это наслоилось исчезновение ресурса для массовых репрессий во имя поддержания репрессий внутри бюрократического аппарата. Население, прежде всего русское, как наиболее удобное для репрессий, сократило рождаемость и стало слишком ценной для экономики, которую именно в силу данной причины позднее решили демонтировать. 

Именно поэтому я смеюсь над современной идеей сталинизма. Народа для лагерей не хватит, чтобы перенести размах репрессий на уровень нынешнего истеблишмента - олигархов и чиновников - во имя их эффетивной работы под страхом лагерей смерти. То есть, уничтожение народа во имя эффективности управления зашло в тупик. Но это же отлично понимала часть окружения Хрущева, решившая его свергнуть. Капитализм с его системой точечных ударов, наносимых киллерами и судами, одними олигархами и чиновниками против других, начинала выглядеть как верх гуманизма. Ну, убили Кеннеди, так всё равно не пришлось сажать на десять лет без права переписки треть чиновников и миллиардеров. Жить-то хочется. Вдобавок, есть право наследования собственности и возможность обеспечить детишкам красивую жизнь. В итоге перед особо проницательными партийцами возник образ сладкой конфетки в художественной обертке. Начался процесс идеализации капитализма как средства решения сугубо внутренних проблем.

Брежневский застой для этих умных аппаратчиков изначально представлял из себя форму паразитизма на страхах времен сталинского периода, обеспечивавших относительную управляемость государственного аппарата. Этот аппарат успешно разлагался из-за отсутствия репрессий, но не замечал этого процесса, поскольку не мог понять собственную продажность и способность нормально работать только под страхом репрессий и ГУЛАГа. Своё разложение они воспринимали как конвергенцию с капитализмом, но это была не конвергенция, а радость спокойной жизни и внутреннего разложения на костях убитых системой. Если точнее - радость инерции. Именно поэтому действия Андропова и будущей команды перестройщиков воспринимались не как измена делу коммунизма, а естественное желание красиво жить и себя, родимых, не давить. Назначили миллиардерами, так давай эксклюзив. 

В итоге сознательные действия по развалу СССР и стихийное желане красивой жизни наложились друг на друга. Система шла к концу в полном соответствии со скоростью забвения своих внутренних страхов, поскольку способные быть наблюдателями и контроллерами встали в сторону по разным причинам - кого-то отрешили от власти, кто-то предпочел не высовываться, зная, что отыграется в момент развала системы. Что касается роли Запада, то она не только задавала некий стандарт потребления, но там также были свои наблюдатели и масса имитаторов, способных сыграть роль наблюдателей, не обладая нужным пониманием мира. Надеюсь, теперь вы поняли, кто слил США данные о количестве межконтинентальных ракет у Хрущева и спровоцировал Карибский кризис.

Subscribe

  • О привычке «мыслить категориями XIX в.»

    Оригинал взят у salery в post Четверть века назад находилось достаточно людей, уверовавших в наступление эры некоего «нового мышления»…

  • Прэлестно...

    В Москве откроют бесплатную киношколу для инвалидов В киношколе "Без границ" смогут обучаться люди с нарушением опорно-двигательного аппарата,…

  • Месть Сталина

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments