Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Развал как аналогия неуправляемой казармы

Оригинал взят у kosarex в Развал как аналогия неуправляемой казармы
Если мы имеем дедов и нацземлячества, то дальше начинается бардак. По армии мы знаем - офицеров могут просто избить, если они начнут подавлять верхушку солдатской массы. В обществе куда жестче - могут пристрелить. Именно это мы наблюдаем в ярком виде в Дагестане. Неважно, своими руками или руками неких моджахедов в Дагестане кланы могут уничтожить неугодных силовиков. В тихом русском городе происходит нечто иное. Часто перестрелки толком не нужны. Основная масса в виде русских молчит или недовольствует по поводу личного положения, зато вокруг бабла в верхушке города идет драчка. Власть теряет возможность прикрыть своих представителей, включая полицию и ФСБ. Дураков нет, раньше было просто - убьют одного следователя, пришлют другого и всё равно посадят. Мы же идем к той ситуации, когда желающих рискнуть во имя карьеры просто не будет. Власть на местах вынуждена покрывать преступления. Классическая ситуация была в Пятигорске, где начальник полиции грек Арипиди был вынужден при конфликте с чеченцами бросить армян на произвол судьбы. Греческая община предпочла не связываться. Комсомольская Правда пыталась поднять шум, ничего не получилось.

Мы получили провал российского, управленческого менталитета. Я уже писал, что суть управленческого менталитета в РФ традиционно предполагает лишение способных к сопротивлению всякого ресурса к сопротивлению. Называется - надо брать и драть взятки не просто в большом объеме, а так, чтобы обираемый не встал никогда. Конечно, это антибуржуазно - драть до полной потери пульса, поскольку бизнес разрушается, но с точки зрения подавления потенциального сопротивления традиционно воспринимается данное явление как эффективнейшая мера.

Антибуржуазность как основа управленческого менталитета это главная причина избыточной концентрации власти и собственности в руках олигархов. Изъятие ресурса к сопротивлению позволяет выживать тем, кто сливается с властью или стоит над властью, то есть особо крупным собственникам или иностранцам, поскольку они имеют дополнителные средства давления на власть. Хотя внешне это может быть невинным занятием, например, крупные землевладельцы хороши тем, что они имеют возможности выбирать, кому дать взятку и к кому послать киллеров, а мелкие землевладельцы лишены подобных возможностей. Олигарх силен тем, что он стоит над властью провинциального уровня, но слаб, если не может влиять на власть высшего руководства. Наше общество именно в этом - изъятие ресурса сопротивления как нечто, стоящее над законом, поскольку закон мешает подобной схеме управления. Другое дело, что схожие процессы сейчас начались на Западе. Поэтому не надо удивляться бегству промышленного капитала в КНР. И не надо ждать возрождения Европы через некое очищение нынешним кризисом. Напротив, в Европе будет падать качество управления экономикой.

Эта антибуржуазность подавляет обратную связь в обществе, пока общество не вынуждено вернуться к диалогу внутри хозяйственных связей на ином уровне. Был диалог на уровне закона, начался бардак, получили диалог на уровне разговора пистолетов. Пресловутые кавказцы заполонили рынки не в результате хозяйственной сметки, а в результате того, что администраторы и владельцы рынков получили возможность диалога - рынки через изъятие всех доходов у торговцев окончательно разрушить трудно, поскольку начнется бандитское сопротивление. Надо самоограничиваться или заменять рынки большими магазинами и переводить противостояние крыш в иные сферы хозяйственной деятельности. Подобное мы наблюдаем везде - нет крыши, нет бизнеса. Но, есть крыша, есть ресурс к сопротивлению и далее конфликт менталитетов и бардак в управлении.

Обычно принято говорить про преступников - они там, где деньги. Но тоже можно сказать про власть - рыба ищет где глубже, власть ищет где деньги. Если вы хотите, чтобы власть вами и вашей деятельностью заинтересовалась, киньте туда деньги или идею денег. Казалось бы, идея переселения пенсионеров в Среднюю Азию заведомо смешна, но это деньги на переезд, строительство или аренду жилья, медицинское обеспечение. Происходит чудо - нелепую идею обсуждают всерьез! Или строительство курортов на Кавказе. Стабильность в регионе никто не может гарантировать. В случае конфликта за бабло среди кланов, курорты станут заложниками конфликта, маленькой банде достаточно расстрелять автобус с туристами и курорт встанет. Но это деньги, поэтому эти занялись всерьез и даже получили финансирование. Власть даже не заволновало, что расстрел туравтобуса не только курорты, но и саму власть сделает заложниками конфликта. Вот к чему приводит менталитет - драть как можно больше, драть до последней копейки и изъятия любого ресурса к сопротивлению.

Тут надо подробнее. Изъятие ресурса к сопротивлению на уровне бабла также приводит к изъятию ресурса к сопротивлению на уровне мышления. Прежде, чем начальник изымет всё у бизнесмена или рядового гражданина, он изымет у подчиненного право сказать ему - не надо, это перебор, завтра будет экономический коллапс. Или - не надо, придется опираться на силовиков, в итоге сам станешь подчиненным. Логика дедовщины обязывает поддакивать и жить сегодняшним днем. Инициатива это только форма борьбы за сохранения своего рабочего места. Никакой Интернет не спасет, поскольку есть логика - нет пайки, нет мысли. Деду в армии даже проще - государство за него выдает пайку. Зато у общества пайки нет. Возникает парадокс - мыслит тот, кто авторитетен, а авторитетен не тот, кто мыслит, а подчиняется. Для обывателя проще - вы хотели, чтобы мы были тупыми, примите мою тупость как выражение моей лояльности и адекватности.

Нынешний кризис как раз связан с нарастанием тупости внутри системы управления. Ресурсов нет. Когда какой-нибудь Прохоров выдвигает идею введения евро, общество молчит, поскольку возражать уже сил нет. Посмотрите на пресловутое решение по расширению Москвы. Явно, что уже сил и желания возражать ни у кого не было. Это кризис управленческого мышления.

На эту картину мы наложим факт существования наших дедов и национальных землячеств. Если национальное землячество будет думать за общество, оно проиграет. Его сила в том, что оно думает только о себе и своих интересах. А интересы просты - сперва изымем у конкурентов ресурс сопротивления. Кто так не думает, то теряет пресловутую пассионарность. Поэтому вместо мыслей в пользу общества в целом, мы имеем имитацию мыслей за общество. Аналогично мыслят деды. Поэтому у нас проваливается любая идея политического объединения, поскольку изъятие сил и ресурсов психологического свойства у "своих" стоит на первом месте. Кто остается при своем мнении, тот враг. Именно поэтому Интернет-тусовки имеют массу читателей, но мало сторонников. Представьте себе, чтобы я, например, подчинился госпоже Холмогоровой как носительнице знаний и мысли.

Это можно назвать первой стадией кризиса. Привлечение национальных тусовок во власть ничего не улучшает, поскольку они обязаны думать исключительно о собственных интересах во имя собственной конкурентоспособности. Сохранение дедовских центров власти обессиливает общество в целом. Власть сохраняется наверху за счет частичной потери власти внизу. Читатель может подумать, что дальнейший кризис будет развиваться за счет подъема уровня бардака, скажем, с городского на провинциальный. Ан, нет, в таких случаях начинается нечто иное - утеря власти дедами и шакалами (офицерами). Естественно, такая дивизия потерпит поражение при первом боестолкновении, но у нас мирное время, у нас нет врагов, кроме внутренних, поэтому комдив может спать спокойно. Кстати, нечто схожее мы уже имели во время революции, когда Колчак пугал матросов немцами, а в ответ получал - вы сами хуже немцев. Но у нас тогда был слабовать национальный фактор. Теперь нас ждет иная картина.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments