Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Предательство на войне

Оригинал взят у kosarex в Предательство на войне

http://alter-vij.livejournal.com/202862.html
Кто есть кто? Власов это советский Зейдлиц или Зейдлиц это немецкий Власов? Немножко лирики. Когда работал с американцами, то сразу возникло маленькое ментальное противоречие на тему "нормальной" реакции русского человека на неприятные просьбы или приказания. На вопрос, что ты скажешь в подобном случае, я чисто автоматически выдал ответ - Why should I? (с какой кстати?)  В ответ американец наехал, мол, нет, обычно говорят - Why me?  возмутился и четко повторил - Why should I? Потом я от переводчиков наслушался пресловутого Why me? (почему я?). Основа такой реакции понятна. С разумным или неразумном приказом человек согласен, но напоминает о незримой иерархии как в армии среди салаг. Вроде все равны, но Петю нельзя трогать, он за себя постоит, иди и озадачивай безответного Ваню.

 

С этой точки зрения либерасты это такие же советские совки, претендующие, что они – крутые Пети, а не Ваньки русские. Теперь вспомним историю Власова. Орденоносцу, герою контрнаступления под Москвой дали Вторую ударную армию и бросили наступать на Ленинград. Формально гнали вперед для деблокирования города, реально просто послали на убой, чтобы немцы лишние силы на иной участок фронта не перебросили. Народ во многом лишний, на убой предназначен, а немцы слишком умны в наступлении, надо сковать немцев и положить энное количество народа. Так и произошло. Сперва наступление пошло неплохо, затем разрешение на отступление запоздало – зачем народ спасать? Немцы-то скованы убийством народа. А дальше не помогли вырваться из окружения, пожалели снаряды, чтобы подавить артиллерию немцев. Не дали танков, чтобы расчистить проход назад. Власову дали приказ отбиваться до последнего. Те, кто оказались рядом с единственным проходом к своим, были на 9/10 уничтожены кинжальным огнем с флангов при полном попустительстве советских войск, державших линию обороны.

 

Вот тут-то Власов понял, что его, согласно советскому менталитету, предали. Заранее было известно, что наступление провалится из-за нехватки сил. Власов или погибнет, или окажется в плену. Солдат спасать не будут, хотя это уже были бессмысленные потери. Когда по частям уничтожают пехоту, то тратятся только снаряды и пулеметные ленты. Причем тратятся эффективно, а этого добра у немцев хватало. Легко догадаться о мыслях Власова – предатель Сталин, меня, хорошего, под плен подвел. Предатель Жуков – руку жал, талант генерала нахваливал, водку со мной пил, а подставил. Другие будут получать награды, новые звания, а мне или застрелиться, или жить с вечным пятном – военнопленный. Предатель Мерецков – мог шепнуть, что надо отступать на пару дней раньше, мог огнем артиллерии проход обеспечить. Нет же, гнали вперед, сволочи, зная, что мне судьбу ломают.

 

Вот это и есть советская логика  Why me?  Никуда мы от неё не денемся. Если мы говорим о Зейдлице, то мы увидим внешне схожую ситуацию. Гитлер бросил свою армию под Сталинградом, чтобы окружавшие её советские войска не были переброшены западнее и не могли участвовать в общем наступлении советской армии. Причем истину знал Паулюс. Зейдлиц пытался пробиться к своим, но Паулюс не поддержал. Гитлер имитировал помощь – посылал продукты воздухом, обещал поддержку контрнаступлением. Более того, он даже разрешил Манштейну контратаковать, поскольку знал, что нельзя ВСЕМ немецким генералам понять жестокость решения – не выручать своих. Это уже принципиальная разница. Сталина не очень волновало, поймут или не поймут генералы обреченность Второй ударной и лично генерала Власова в момент отдачи приказа о наступлении. Если поймут, то подумают, что Сталин – хороший человек. Их, генералов, оценил, решил вместо них послать Власова. У Зейдлица была логика  Why should I? С какой кстати я должен не спасать свои войска? Поэтому он сходу попытался разомкнуть кольцо советского окружения. Только отказ Паулюса помочь и, наверно, его пояснения, открыли Зейдлицу глаза на логику мышления немецкой ставки в данной ситуации. Дальше мы видим, что он разрешил своим частям сдаваться в плен. Эту логику понимал Гитлер, недаром он не посмел запретить Манштейну попытаться деблокировать окруженную группировку. Он боялся, что генералы его не поймут. 

 

Я бы не стал осуждать ни Власова, ни Зейдлица за желание отомстить начальству. Власов имел основания мстить Сталину, Зейдлиц имел основания мстить Гитлеру. Другое дело, что в каком-то смысле Власов будет круче Зейдлица. Провал немецкого наступления под Москвой означал, что дела у Гитлера будут швах. Зейдлиц тоже знал это. Все победы немецкой армии в 1942 году были в первую очередь вызваны не особым превосходством немцев, а грубейшими ошибками советского командования. Это бессмысленная экономия на артиллерии и танках под Ржевом и Юхновым. Это Керченская катастрофа, когда только заведомо неправильное расположение советских войск позволило немцам опрокинуть противника в море. Наконец, венцом преступных ошибок стала Харьковская катастрофа. Она и вывела немцев к Сталинграду. Сталинград со стратегической точки зрения был тупиковым направлением. Да, говорят, что немцы могли постараться и ударить сходу от Сталинграда на север. Но мы понимаем, что это болтология. Нужно было для удара на север иметь силы для форсирования Дона севернее места переправы на Сталинград. Этих войск у Гитлера не было. В итоге войска, наступавшие на Сталинград были обречены оказаться в обхвате с флангов. Дальше последовал разгром.

 

В любом случае определенные решения всегда приводят к тому, что у части людей возникает потребность мстить своим за эти решения. Это издержки войны и менталитета командования. У защитников Брестской крепости не было оснований мстить начальству. Их бросили прикрывать участок. Противник был сильнее. Так получилось. У рядовых под Ржевом или на Мамаевом кургане были основания мстить своему начальству за бездарность и равнодушие к их жизням, но они погибали, так и не поняв, что взятие того же Мамаева кургана ничего не дало бы в стратегическом плане. Их бросали на убой, даже не озадачиваясь проблемой, что будет, если случайно Мамаев курган возьмут. Могу объяснить – вверху начинается ровная местность, где очень удобно уничтожать пехотинцев без танков. Немецкая артиллерия, не обнаруживая себя для артиллерии с другого берега Волги, просто уничтожила бы советские войска. Так и было, когда на какой-то момент часть войск доползала до верха. Их уничтожали, остатки были вынуждены отступить. Но немецкие и советские полковники уже в атаку не ходили. У них причин мстить не было. В любом случае предательство на войне столь же естественно как героизм, растерянность, отчаяние и любые иные эмоции. Однако логика Зейдлица Why should I? порядочнее логики Власова Why me?  и советского ответа – вот мне так хочется.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments