Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

О войне и ее методах

Оригинал взят у kosarex в Первая часть текста
Чуток о войне и её методах


Был такой американский президент Абрахам Линкольн. Его пропиарили и избрали, чтобы он провел войну с Югом США и победил. Хороший был президент, хороший друг и товарищ. Известно, когда обсуждали за рюмкой чая, как выполнить одну из просьб к президенту, один из друзей спросил Линкольна, не будут ли принятые меры противоречить Конституции. На это Линкольн разумно ответил – какая между друзьями может быть речь о Конституции? Короче, Линкольн пошел на конфликт с южными штатами, отлично зная, то ведет дело к Гражданской войне. Получилось на диво успешно. Конфедераты обиделись, стали ссылаться на Конституцию и право отделения. Федераты тоже сделали вид, что обиделись. Стороны успешно вооружались, а народ особо в бой не рвался. Рвались политики и публицисты. Рвались в бой богатые северяне.

У северян было две проблемы. Первая – настроения народа. Вторая – качество своей армии, непонимание офицерами и генералами, как воевать и как побеждать. Про вторую проблему богатые граждане даже не подозревали. Как истинные либерасты они даже не допускали, что у их противника тоже есть мозги и кое-какие воинские навыки. Они рвались в бой, то есть на первую битву при Гетерсберге приехали в каретах посмотреть как их войска будут успешно убивать южан. Расположились на пикник, стали пить, закусывать, да в подзорные трубы на поле битвы смотреть. Подлые южане очень быстро разгромили северян. Публика помчалась назад, возникла давка, джентльмены хлестали бичами друг друга, дам и кучеров, чтобы пробиться побыстрей назад. Чужие кареты опрокидывали, корзины с выпивкой и едой бросали прямо на дороге. Короче, произошла конфузия.

Вам это не напоминает столпотворение у дома Парламента, когда его расстреливали из танков в 1993 году? Хоть бы кто-нибудь написал, что это нормальное проявление американизации сознания российского общества. Только у нас выяснили, что либеральная армия воюет плохо несколько позже в Чечне, а северянам «повезло», они это выяснили в первом сражении. Вот тут и возник вопрос, что, если не удалось противника с ходу закидать шапками, то нужны более основательные меры.

С военной точки зрения история Гражданской войны в США не слишком интересна. Не были проведены блестящие операции, на примерах которых полагается учить военных в Академиях. Краткая характеристика военных действий простая – военные были воспитаны на европейских традициях времен Наполеоновских войн с поправками на войну в Крыму. Они получили более совершенное вооружение – нарезные винтовки, более мощные пушки, отличные средства переброски и снабжения войск в виде железных дорог. Наполеоновские традиции уже давно пора было скорректировать, а Крымская война происходила на незначительной территории, где нельзя было применить новые возможности маневра. В итоге, подражая военной школе Европы, американцы не могли до конца распорядиться новыми возможностями. Немцы с французами в 1870 году воевали интереснее – лучше координировали оборону участков фронта с прорывами и окружениями. Прорвали немцы фронт под Седаном, пошли вперед, стали расчленять позиции противника и т.д. Другое дело, что историки и публицисты создали генералам-северянам славу великих стратегов.

Южане победили и так и не поняли, что они уже проиграли войну. Оккупировать северные штаты они не могли, договориться о мире не могли, экономика раза в три беднее экономики противника и почти в три раза меньше население. У них не было даже понимания важности блицкрига – бросить все силы, захватить Вашингтон и далее сделать рывок на Нью-Йорк. Они решили, что с ними будут договариваться. Между тем, в богатых клубах Нью-Йорка их уже приравняли к нацистам, с которыми договариваться нельзя. Неважно, что официальных нацистов как врагов либерализма тогда ещё не было, но гады испортили пикник, такое не прощается.

Тогда был применен известный метод. Если армия воюет плохо и воюет неохотно, надо тупо класть солдат в боях. От потерь народ озвереет, начнет расти патриотизм, уцелевшие солдаты и новобранцы начнут ненавидеть противника, а генералы пускай учатся на своих ошибках. Пресса будет писать статьи в стиле Эренбурга – убей побольше, не жалей никого, все они не люди. Как произойдет соединение в сознании народа поток похоронок с фронта со статьями публицистов, так и качество армии возрастет. Речь шла именно об этом – трупами завалим и победим. Если мы посмотрим на линию фронта между Севером и Югом, произошло именно так. Несмотря на наступления и отступления линия фронта двигалась мало, хотя, как показали позднее немцы в 1870 году, именно вооружение того времени позволяло производить широкие наступательные операции. Потом в Первую мировую возникла иная ситуация, а во Вторую мировую широкое применение танков и авиации позволило снова перейти к широким наступательным операциям.

Больше трех лет северяне тупо клали по 1.5 или 2 солдат на одного южанина и полностью истощили мобилизационный потенциал врага. Генералы учились воевать методом тыка. В своё время меня потряс эпизод. Подошел генерал к холмам, там южане, вроде атаковать бесполезно. Пошел вдоль линии холмов, южане соответственно успевают занимать позиции на холмах. Линия фронта вытянулась километров на двадцать. Дальше идти нет смысла. Этак все войска растянуться в тонкую линию. Генерал почесал затылок и приказал атаковать по всему фронту. Сходу потерял 10 000 человек. Почесал затылок и запросил подкрепления. Подкрепления дали, генерала не сняли. Зато боевой дух войска вырос. Когда северяне прорвали фронт южан, у которых уже не было солдат – все уже ушли на фронт, на территорию южных штатов пришли отлично организованные дивизии зверья в военной форме. Пленных пытали и морили голодом в концлагерях как в лучших рассказах про немецкие концлагеря, женщин насиловали, дома сжигали, грабили и убивали. Зато генералы научились воевать и понимать, сколько пушек и снарядов требуется для взятия холма, как устраивать охваты позиций противника, для чего существуют прорывы и рейды по чужим тылам и т.д.

Нечто схожее мы наблюдали во Вторую мировую – бери больше, кидай дальше. Публицисты надрываются. Зато командование тупо бросает всё новые массы мобилизованных на фронт. Ничего, убьют одну порцию, другая порция воевать лучше станет. Заодно на ошибках учились. Я как-то писал про Финскую войну, что понять её без идеи обучения командования и политиков за счет смертей солдат просто невозможно. Рядом с фронтом Ленинград с тяжелыми орудиями. Там склады, там же производство тяжелых орудий, знаменитый Путиловский. Нет, солдат гонят вперед без разрушения бетонных, оборонительных сооружений. Провалились, зря загубили десятки тысяч жизней? Вперед пойдут легкие танки. Естественно, укрепления не возьмут, идущую за танками пехоту будут расстреливать из-за бетонных укреплений, словно танков не существует. Сами танки пройдут дальше и станут подрываться на минных полях и уничтожаться противотанковыми орудиями. Зря загубили ещё десятки тысяч жизней? Ага, поняли, без тяжелой артиллерии брать форты в Пруссии невозможно. Недаром после Финской войны Сталин решил с Германией вплоть до 42-го года не воевать. Почесали затылки, подвезли тяжелую артиллерию, линия Маннергейма рухнула. Ура, ура, мудрый Сталин победил.

Чтобы затуманить очевидное, существуют историки, журналисты, публицисты и аналитики. Кто-то пишет, что боевой дух Красной армии обеспечивали блестящие статьи в Правде и политруки на местах. Кто-то говорит, что немцев победили мужественные заградотряды и чекисты, расстреливавшие красноармейцев перед строем и в тылах. Кто-то говорит про великую мудрость генералов. На самом деле всё было проще – дать на фронт побольше солдат, которые из-за потерь всё равно возненавидят противника, дать побольше снарядов, танков и т.д. А генералы пускай потихоньку учатся на солдатских жизнях. В итоге Боевые Уставы совершенствуются. Прямо пишутся шпаргалки – окопы рыть вместо ячеек, орудия выводить против танков на прямую наводку, тяжелую артиллерию располагать так-то и так-то, пулеметы использовать так-то и т.д. Например, больше года ушло у советских военных, что солдат нельзя бросать на пулеметы большими массами, пулеметы противника надо уметь подавлять. Потеряли всю авиацию в первые месяцы войны, начали понимать важность работы систем оповещения о подлете противника, маневра в воздухе и скорости набора высоты. Конечно, не сразу сообразили, только в 1943 году окончательно приняли тактику Покрышкина, которая во многом являлась копией немецкой тактики. Нельзя же понимать всё сразу и даже заранее, до начала военных действий. Зато летом 1941 года быстро отказались от тактики применения тачанок. Казалось бы, ещё недавно на Киевских учениях гениальный Тухачевский разработал и применил (причем успешно!) тактику сочетания в наступлении танков и тачанок. Но немцы воевали неправильно и заставили отказаться от тачанок.

Кстати, немецкая боеспособность тоже во многом определялась потерями. Один из участников Сталинградской битвы рассказывал так. Кинули их в окопы на Степном фронте. Немцы на высоком берегу речки, советские на низком. Неугомонные были немцы. Войска стоят, настоящей войны нет, но каждый день немцы кого-нибудь да убьют. То выстрелят из противотанкового ружья по пошедшему за водой, то увидят движение в окопе и выстрелят из миномета. В 1941 летом были несколько иные немцы. Повоевали, пообедали, снова повоевали. Ночью все спят, никто не думает, как в моменты затишья кого-нибудь пристрелить. Осенью 1942 года немецкая старательность отнюдь не способствовала любви к немцам и действовала на нервы похлещи всех агиток Эренбурга и речей политруков. Это и есть война.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments