Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Вчера был День пейсателя!

Оригинал взят у kosarex в Вчера был День пейсателя!
Есть две вещи, которые мы не понимаем. Первое – нынешняя свобода слова ничего уникального из себя не представляет. Нас просто замучили социалистическим тоталитаризмом и постсоциалистическим пиаром и нищетой. Гумилев мог спокойно напечатать сборник стихов в 300 экземпляров. Далее никого не волновало мнение цензоров, членов СП, критиков. Читающий народ был другой. У интеллигенции были деньги, уверенность в будущем, духовные потребности. Никто особо не был зашуган мнением начальства. Вопросы официального успеха тоже мало кого волновали. Ещё раньше во времена Пушкина стихи просто переписывали от руки. Да, книги стоили дорого. Зато переписка никакой цензуре не подлежала. Были попытки влиять на общественное мнение, но запретить дворянке или дворянину читать и переписывать именно понравившиеся вещи никто не мог.

Издатели были в принципе иные. По сравнению с нашими временами они были предельно свободны в выборе рукописей для печати. У них не было нашего внутреннего редактора, не было спецслужбистских удостоверений в кармане, а, если кто и работал на Третье Отделение, то всегда было опубликоваться мимо таких граждан. В наше время Толстого просто уничтожили бы как писателя только за первые главы Войны и мира, за описание аристократического вечера в салоне госпожи Шерер. Уж не знаю, чтобы сделали – прислали бы киллера, конфисковали бы тираж, посадили бы в тюрьму за пропаганду экстремизма, отобрали бы имение, если бы с такой же достоверностью была бы описана гулянка в Куршавели или в ресторане Прага. Горький в наше время точно не написал бы свои ранние рассказы. За один рассказ Челкаш он срочно стал бы нерукопожатым. У него не было бы денег и как следствие свободного времени, чтобы продолжить работу писателя. Пьеса На дне никогда не была бы поставлена на сцене. Гоголь с его гениальной пьесой Ревизор сдох бы под забором, а не мог бы жить за границей. С каждым из его спонсоров и почитателей поговорили бы отдельно до дрожи в коленях. Ни копейки бы Гоголь не получил бы. Зато выезд за границу трактовался бы как доказательство работы на иностранные спецслужбы.

Чего уж там говорить?! Мы все знаем, что разные граждане вроде Сорокина, Пелевина, Тополя и прочих не просто не годятся Гоголю в подметки. Они работают в рамках политических проектов, они неискренни, они пишут для конкретных заказчиков и пишут плохо даже относительно своих потенциальных возможностей. Работа на заказчика портит авторов. Система работает просто. Если вы имеете свободные деньги от мелкого бизнеса, вы писать не будете как Гоголь – вас лишат бизнеса. Далее уже не важно, что мелкий бизнес талантливым людям не достается. Если вы не имеете свободные деньги, вас голод заставит не писать. Представьте себе Гоголя, пытающегося написать День опричника Сорокина. Он попытался выполнить социальный заказ, сжег второй том Мертвых душ, сошел с ума и умер. Что позволено быку, не позволено Юпитеру. Что прислуге в литературном борделе деньги и слава, то порядочному человеку тоска и смерть.

Свобода слова в Интернете это иллюзия. Если кто-то всерьез попытается подсчитать в комментах моего ЖЖ, сколько раз меня обещали избить, убить, кинуть в тюрьму, то вы удивитесь. Представьте себе на моем месте Пушкина с его тонкой душой и вечной тоской по вольности и свободе, то вы поймете, что Пушкину в нашем Интернете не место. Он сошел бы с ума только от одного подкручивания рейтингов. Но это ещё ерунда. Современный аналог Пушкина работал бы в офисе, вышел бы в Интернет, написал бы пару эпиграмм, скажем, на Галковского. Затем бы получил бы целую серию доносов от негодующих утят своему начальнику, был бы уволен от греха подальше, затем был бы посажен в тюрьму за вызов на дуэль кляузников или просто за мордобой.

Интернет полностью не вернул ту свободу, которой пользовались раньше, но многое сделал. Нельзя долго, плодотворно и профессионально писать без денег и свободного времени, но кое-что можно сделать. Вот тут нужно поговорить о втором эффекте. Интернет, говоря языком бокса, деклассировал «профессионалов». Блоггер это туманное определение, которое ничего не говорит. Или человек пишет на уровне любителя, или на уровне журналиста, или на уровне писателя, или на уровне ученого. Так оно и есть. Реальный ученый всё равно напишет как ученый, а не как пропагандист, которому присвоили звание академика и сунули в карман удостоверение директора псевдо научного института, который ничего научного не производил и не будет производить. Точно также каждый потенциальный писатель напишет пару рассказов, которые всё равно будут выше по качеству, чем работа «профессионалов». А написать лучше профессионального журналиста совсем не сложно. В итоге официальное писательство и официальная журналистика стали страдать раздвоенностью, подозрительно напоминающее раздвоение личности.

Живет себе официальный писатель или журналист. У него всё есть – работа, деньги, публикации, корочка члена СП в кармане, удостоверение кадрового резерва спецслужб, компания единомышленников. Ещё есть инструкция – высоко держать голову, не дать усомниться окружающим в своей уверенности в личном таланте и правоте по любым вопросам. Скажем, мне остается только кивать головой – вы правы, вы писатель, я никто, вы правы, у вас деньги и статус, я никто. Казалось, ещё один шаг и можно сделать главный вывод, из-за которого человеку собственно и дают звания, деньги, делают пиар, пускают в издательства – вот профессионала читать стоит, а разных неофициальных блоггеров и тебя, козарекса, в частности, читать не стоит. Но вместо этого вывод следует прямо противоположный – э, нет, вот именно тебя, профессионала читать не стоит. Читать тебя иногда стоит только ради одного – узнать, что нам собирается власть впарить устами официоза или оппозиции. Я, например, почитал мнение профессионалов о недавних митингах и об экономике исключительно с данной, скромной целью. Во времена социализма с подобной целью читали передовицы в газете Правда. Никому в голову не приходило, что мы читали газету Правда с целью приобщиться к высокому искусству журналистики или к искусству литературы. С такой же целью я могу потерзать себя куском «литературы» из Сорокина – ага, либеральный проект, хотят нам впарить представления об ущербности русского народа в сравнении с либерастами. Косит пейсатель под психопата. Эка невидаль! Проханов – редиска, красный сверху, внутри червив. Псевдо красный проект. И снова – эка невидаль!

Но, что самое интересное, читатель отлично усвоил принципы официоза и инструктажа для официальных литераторов – надо ставить себя высоко. Понравишься или не понравишься ты читателю - от неких формальных критериев зависит далеко не всегда. В принципе даже Пушкин может выглядеть омерзительным поэтом, если себя настроить должным образом. Равным образом безызвестный Тюлькин может сойти за гения. Конгениальность оказывается выше формальных критериев мастерства. Для писателя это ловушка. Трудно понять, удалась тебе конкретная вещь или не удалась, возможно, вещь объективно хороша или плоха, возможно, читатель волевым усилием, которое даже не заметил, решил считать так, а не иначе. Читатель по-своему прав, над ним нельзя издеваться. Можно терпеть позерство от Пушкина, можно терпеть позерство от Толстого, но терпеть позерство от современных литераторов не стоит. Поэтому надо быть скромнее и не считать себя писателем или литератором, если у тебя не официальной корочки и зарплаты. Если же есть корочка и деньги, то приходится, но не ради себя, во имя жены и детей. А то ведь они любопытные, им нужно знать, откуда у мужчины деньги, им нужно перед друзьями и родственниками оправдываться, мол, папа не вор, не аферист и не тунеядец, он за профессию деньги получает. Как говорится, не корысти ради меня занесло в писатели, а токмо волей пославшей меня жены. Вы меня поняли – я, бескорычный и беззарплатный, никого с днем писателя или литератора не поздравляю, да и от вас поздравлений не жду. Зато День водолаза это профессионально, это шик!

Subscribe

  • О национальной идее

    Ну или о "светлом будущем". Многим до сих пор непонятно отчего советским так сильно хотелось свалить с любимой родины. А мне кажется это очень…

  • (no subject)

    По переписи 1815 г. население России составляло 15 миллионов человек. В 1914 г. население составляло 182 миллиона. То есть за сто лет прирост 167…

  • Шарль Монтескье. О воспитании в деспотическом государстве

    Как в монархических государствах воспитание стремится вселить в сердца дух высокомерия, так в деспотических государствах оно старается их унизить.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments