Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ЛОНДОНЕ - 91 (РАДИЩЕВ)

Радищев был внуком петровского генерала "из потешных". Т.е. концы в воду:

- Дяденька, а почему у вас на ноге присоска?
- А это сынок, для прикола. Шутка, значитца, такая. Из потешных мы.

Худо-бедно послали внучка-"Радищева" учиться за границу. В сопроводиловке Их Императорское Величество соизволило начертать прелюбопытнейший пункт:

"А ещё, буде возможно, изучить в оной Германии славянский язык и с сей целью усердно чтением книг и разговорами себя экзерцировать".

То есть поехал маленький осьминожек изучать русский язык в Лейпциг. Читать книжки, общаться с людьми. Но НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ. Кроме родного французского и столь же родного немецкого, Радищев прекрасно знал латынь, бегло говорил по-английски и по-итальянски. А вот по-русски... Проклятущий "славянский язык" никак не давался. Не смотря на большую протекцию и очевидные способности, Радищева отставили со столичной службы. "За незнанием русского языка".

Тем не менее, упорное разумное существо продолжило свои штудии, и, поскольку в России, в отличие от Саксонии, можно было, с некоторым напрягом, найти носителей загадочного "словенского языка", Радищев язык-таки выучил. К сорока годам. И тут же опубликовал своё "Путешествие".

Сама по себе книга, явно написанная иностранцем, была подражанием на уровне плагиата двум авторам - Лоуренсу Стерну с его "Сентиментальным путешествием" и Рейналю. Что касается последнего, то Радищев переписывал у него целые страницы. Надо сказать, что Рейналь был любимцем Екатерины (в то время как его произведения сжигали во Франции). В смысле идеологического накала "Путешествие" по сравнению с Рейналем ДЕТСКИЙ ЛЕПЕТ. Соотношение примерно такое же, как мемуары Эренбурга и "Один день Ивана Денисовича".

Разумеется, карьерист Радищев совершенно не собирался вступать в какую-то оппозицию к Екатерине, а как верный адепт контролировавшихся правительством мартинистов-розенкрейцеров (их главе Кутузову и посвящено "Путешествие") пытался пристроиться к общему хору государственной демагогии о поселянах.

НО. Книга была опубликована в 1790 году, сразу после французской революции. Когда все увидели, как колоссальное государство может быть разрушено при помощи правильно перенаправленной иностранцами демагогии. По всей Европе стали приниматься ограничительные меры. Приняли их и в Петербурге.

Насколько русские действовали сурово? Судите сами.

1. Радищева ссылают на 10 лет в Сибирь. В Сибири он пользуется покровительством князя Воронцова, ему привозят из столиц книги, инструменты для научных занятий, дозволяют выписать сестру умершей жены, на которой он женится. Он нестеснён в передвижениях, занимается научной и просветительской деятельностью, пользуется доходом со своих имений (т.е. нещадно эксплуатирует крепостных).

Более того, даже такая ограничительная мера вызывает недоумение у петербургского общества, люди не понимают. что произошло. ЗА ЧТО? При этом месье Рейналь канканирует в Париже, пользуется покровительством кровавого Робеспьера.

2. После смерти Екатерины Радищев попадает под амнистию и возвращается Павлом в родное имение.

3. Наконец, Александр I с почётом возвращает Радищева в столицу и назначает членом комиссии по составлению законов.

Вскоре после этого Радищев кончает жизнь самоубийством. То ли дело в психическом расстройстве, то ли в неправильной дозировке лекарств. Тут же смерть Радищева обрастает легендами и используется аристократическим обществом для «пиняния» власти: «деспотические сатрапы довели нашего Сашу». Мне кажется, это тоже свидетельствует об общей культуре общества, его неправдоподобной для русских условий мягкости и толерантности.

Дальше Радищева время от времени поминали, но, в общем он был не нужен и не известен. Пушкин написал скептическую рецензию на «Путешествие». Книга действительно неинтересная и написанная ПОГАНО. Радищев стал Радищевым после Крымской войны, когда его переиздали в Лондоне и стали бить России челом её же добром. Т.е. взяли аристократическую фронду начала 19 века и перенаправили ПРОТИВ просвещённого класса России.

Реально в русской литературе оставил след сын Радищева – переводчик Лафонтена.

http://galkovsky.livejournal.com/72953.html

Делаю контрольный выстрел в голову и больше об этом дураке писать не буду. Не по чину ему. Радищев быт типичным екатерининским андроидом, дубоватым чиновником, из карьеристских соображений подмахивающим официальной масонской демагогии о «поселянах». Последняя должность Радищева, кстати, полученная уже после опубликования «Путешествия» это... начальник санкт-петербургской таможни. Представьте, КОГО могли назначить на эту должность, как человек к этой должности шёл, ЗАЧЕМ. Какие там были денежные потоки. Или какова была степень его интеграции с тайной полицией. Для чего же урод писал и ЗА СВОЙ СЧЁТ публиковал на только что выученном русском языке свои бездарные «абличения»? ТАК ДЛЯ ТОГО И ПУБЛИКОВАЛ. Чтобы утвердили неподкупного и ЛОЯЛЬНОГО чиновника на сладкой должности. «Господин Радищев из хорошей семьи, богатый саратовский помещик, отменно честен и человеколюбив, пиит, недавно соизволил написать трогательнейшее сочинение о поселянах, коии от непосильной работы стонут на нивах жестоковыйных врагов человечества, непросвещённых благопопечением Правительства и Северной Психеи».

Но андроид фраернулся. 3 июля 1789 года во Франции начинаются «события». 22 июля Радищев получает от санкт-петербургского губернатора Рылеева разрешение на публикацию «Путешествия». Пока книга печаталась и выходила, «события» зашли далеко, правительство сделало выводы. Бедный андроид стал на следствии захлёбываться соплями, но медлительный аппарат абсолютистского государства поздно начал, поздно и кончил. Чтобы отыграть назад потребовалось 5-10 лет. К тому же в деле Радищева был свой резон. Нужно было образцово-показательно размазать сявку, сявку безо всяких убеждений, карьеристскую и бездарную, которую никому не жалко, но глядючи на которую, серьёзные люди бы на досуге ПОДУМАЛИ. Так даже в этой жестокой мере проявилась общая культура русского правящего слоя. Можно выпороть маленького принца – чтобы не шалил и учил уроки, а можно оставить седалище наследника в девственной чистоте, дабы не осквернять трон хотя бы косвенно. Взять и выпороть пажа. За провинность принца и чтобы принц видел, как его товарищ из-за него страдает. Уровень пропагандистской культуры 18 века представляется нами неверно. Мы смотрим на 18 век через очки беснующегося от злобы гегемона века 19. Его цель - оболгать, оклеветать, опорочить поверженного противника. На это потрачены миллиарды фунтов стерлингов. Вот и ходят по 18 веку шуты: «после нас хоть потоп», «если у них нет хлеба, пусть едят пирожные». А Людовик XV лично ходил за плугом в крестьянской рубахе, пашеничку сеял. ВОТ уровень пропаганды.

Теперь о значении Радищева для русской культуры. Оно точно такое же, как книги Зюганова, Жириновского, Миронова или Бабакова, то есть равно нулю. Это набор слов. Радищева не знали даже декабристы. О Радищеве писал Пушкин, интересовавшийся радищевской гишторией екатерининского времени, но отнюдь не «Путешествием». О «Путешествии» он писал так:

"...Радищев думал подражать Вольтеру, потому что он вечно кому-нибудь да подражал. Вообще Радищев писал лучше стихами, нежели прозою. В ней не имел он образца, а Ломоносов, Херасков, Державин и Костров успели уже обработать наш стихотворный язык. Путешествие в Москву, причина его несчастия и славы, есть, как уже мы сказали, очень посредственное произведение, не говоря даже о варварском слоге"

"Он есть истинный представитель полупросвещения. Невежественное презрение ко всему прошедшему, слабоумное изумление перед своим веком, слепое пристрастие к новизне, частные поверхностные сведения, наобум приноровленные ко всему, - вот что мы видим в Радищеве".

"Порывы чувствительности, жеманной и надутой, иногда чрезвычайно смешны. Мы бы могли подтвердить суждение наше множеством выписок. Но читателю стоит открыть его книгу наудачу, чтоб удостовериться в истине нами сказанного. В Радищеве отразилась вся французская философия его века: скептицизм Вольтера, филантропия Руссо, политический цинизм Дидерота и Реналя; но все в нескладном, искаженном виде, как все предметы криво отражаются в кривом зеркале".

"Какую цель имел Радищев? чего именно желал он? На сии вопросы вряд ли мог он сам отвечать удовлетворительно. Влияние его было ничтожно".

Статья Пушкина была запрещена к публикации (правительство справедливо увидело в ней негативный пиар) и издана только в 1857 году. Именно из неё проживающий в Лондоне Борис Абрамович Герцен узнал о каком-то никому не известном Радищеве, достал с большим трудом текст в России и бухнул в «Колокол». Остальное известно.

Иными словами «Путешествие» это пропагандистский текст, искусственно внедрённый в русскую культуру за большие деньги. При этом нельзя сказать, что бесноватый Борис Абрамович делал в 19 веке что хотел. Россия была тогда цивилизованным государством, правительство и Бориса Абрамовича использовало для СВОИХ нужд, а не нужд полупроигравшей в Крымской войне Англии, лихорадочно готовящей новую войну против северного соседа.

http://galkovsky.livejournal.com/73373.html
Tags: Сделано в Лондоне
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Eat At Joe's

    I go to work from 10:30 until 6 a.m Raking up those dimes and quarters Slinging eggs and ham Scrambled,poached or over easy Coffee black and…

  • Об интервенции

    Многие критики современной историографии довольно давно потребовали пересмотра учебников, посвященных русской главе новейшей всемирной истории, и это…

  • Männer muss man loben

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments