Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

Откуда пошли понятия совесть и сознание?

Оригинал взят у kosarex в Откуда пошли понятия совесть и сознание?
http://aquilaaquilonis.livejournal.com/442381.html?view=4303117#t4303117 Не только евреи не имели в языке понятия совести. Китайцы, познакомившись с этим понятиям, стали несколько иначе использовать термин лянсинь - доброе сердце. В греческом и латинском языках понятия совесть и сознание едины и обозначены одним словом. Однако в русском языке всё четко указано. Сознание - общее с богом знание, поскольку осознание себя и знание о мире это божественный дар и признак единства человека с богом. Ссылка на греческий язык неправомерна, поскольку у нас нет оснований считать, что до христианства или контакта с греками Причерноморью какое-либо понятие отсутствовало в протославянских или протогерманских языках на том основании, что нечто схожее уже существовало у греков. Не будем же мы утверждать, что слово лошадь в русском имеет греческие корни, поскольку источников о наличии данного слова у скифов у нас нет, а греческие тексты со словом лошадь дошли до наших времен. Совесть нечто иное - весть, сопутствующая конкретной ситуации, божественная весть о том, как надо поступать по справедливости. Раздвоение одного термина на два - свидетельство, что русский и немецкий ум не могли принять греческий или латинский термин, как нечто единое. Мешали уже имеющиеся понятия о сознании и совести. Другое дело - англичане. Для них понятие совести было чуждым, да и по сей день это понятие чуждо англичанам. Отсюда единый термин - сознание и совесть в одном флаконе, который является калькой с латинского, а не использование слова германского или кельтского происхождения. Или можно предположить, что до нормандского завоевания имелось слово с германским корнем, которое потом вышло из обихода за ненадобностью для английской цивилизации. Нечто схожее мы имеем с ивритом - слово совесть искуственный дополнительный смысл для слова, необходимый для понимания чуждых по менталитету народов. Китайский же термин лянсинь по-своему логичен, поскольку сердце у всех народов является приемником внешних мыслей. Какое сердце - такая весть. Однако не надо забывать, что язык не только принимает чужое влияние, но и отторгает его по мере возможностей. Слово с двойным смыслом получает особое значение - один смысл родной и понятный, другой искусственный, чужой для ментальности и не главный. Так что в иврите или английском понятия совести как бы есть и как бы отсутствуют одновременно.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments