Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

М.Бутина: «Тезис о том, что мы друг друга перестреляем - русофобия и расизм»

М.Бутина: «Тезис о том, что мы друг друга перестреляем - русофобия и расизм»

Самым распространенным контраргументом против расширения прав на оружие является утверждение о том, что вооружившиеся граждане начнут палить без всякого смысла друг в друга и в кого попало. Но почему же такого конца света не происходит в других, уже более вооруженных странах, обладающих в разы меньшим уровнем насильственной преступности? Среди которых, например США, не говоря уже о самой вооруженной в Европе и самой безопасной в мире Швейцарии?

В ответ на это обычно идут рассуждения о том, что у нас много пьют, уровень жизни ниже и вообще менталитет не тот. Сложно комментировать расистские рассуждения о том, какой мы якобы неполноценный народ, так как это уже поле патологической, иррациональной русофобии.

Но есть факты того, что, например, в Молдавии уровень жизни ниже, чем в России, потребление алкоголя на душу населения выше. Тем не менее, пистолеты гражданам в собственность разрешены, и уровень криминальных убийств на душу населения существенно ниже, чем в России. В Грузии также гражданам разрешена собственность пистолетов. Уровень жизни там остается серьезно ниже чем в России, но все друг друга не перестреляли.

Общемировые исследования показывают четкую взаимосвязь – рост вооруженности населения приводит к снижению преступности и наоборот. Это актуально для стран даже с одним и тем же уровнем ВВП на душу населения. Тогда как показатели потребления алкоголя на душу населения демонстрируют обратную закономерность, поскольку более богатые страны в равной степени склонны меньше совершать преступления и больше при этом пить. Ни в одной стране мира в результате расширения прав на оружие не произошло роста насильственной преступности, хотя примеров обратного великое множество.

Российский опыт также более чем показателен. Больше всего гражданского оружия в России концентрируется в Москве, до 1/3 от общенационального объема, что не мешает иметь в столице в среднем в два раза меньший уровень убийств на душу населения, чем по стране в целом. Другой крайне вооруженный регион в России в результате «эха войны» - Северный Кавказ и там, несмотря на проблемы с террористическими угрозами, все же фиксируется наименьший показатель насильственной преступности. Местные асоциальные элементы из-за высокого уровня угроз встретить вооруженный отпор на месте, как раз выталкиваются в менее вооруженные другие регионы страны.

Но самый очевидный аргумент против тезиса «все друг друга перестреляют», связан с тем, что на руках у граждан России уже находится более 7 миллионов единиц легального гражданского оружия, значительно более опасного чем пистолеты. Это и в разы более разрушительное длинноствольное оружие или криминалистически не опознаваемая «травматика». Тем не менее, даже эти объемы более рискованных типов оружия у граждан, в преступности фактически не участвуют, являясь в десятки раз более безопасными явлениями, чем, например, автомобили. Вероятность совершения преступления и того же убийства со стороны среднестатистического гражданина существенно выше, чем со стороны владельца гражданского оружия.

Другой распространенный «контраргумент» сводится к тому, что оружие не защищает. Это достаточно анекдотичный тезис на фоне множества документальных свидетельств того, как с оружием успешно защищаются женщины, глубокие старики и инвалиды. По данным ФБР США, 80% всех случаев успешной гражданской самозащиты происходит при помощи оружия, из которых 80% приходится именно на запрещенные в России пистолеты.

Чтобы осознать масштабы этого потенциала сдерживания преступности, следует понимать, что гражданские владельцы оружия ликвидируют, там, где это возможно, в 6 раз больше преступников, чем их, например, казнит правительство США, и обеспечивают более 60% ликвидаций криминалитета по сравнению с числом застреленных при сопротивлении полиции преступников.

Ежегодные объемы использования оружия для самозащиты в США по самым скромным оценкам находятся в районе 100 тысяч случаев. Несмотря на это мы продолжаем верить в способность только правительства бороться с преступностью, а граждане, якобы, этим оружием, способны только массовые расстрелы устраивать. Хотя жертв последних в тех же США, по официальным данным, менее 50 человек в год, да само их наличие обусловлено так называемыми «зонами свободными от оружия», куда криминальный элемент ходит как на работу.

В России случаев успешной вооруженной самозащиты тоже множество, даже по официальной статистике МВД счет идет на сотни. Кстати, само правительство исключительно для самозащиты обеспечивает именно пистолетами не только сотрудников полиции и армии, но и, например, следователей, прокуроров, судей, да и госслужащих в целом.

Если бы оружие не защищало от преступников, то банки, органы власти и первые лица не окружали себя для охраны вооруженными людьми. Огнетушители тушат пожары, автомобили позволяют быстро перемещаться, лекарства лечат, а оружие защищает. Рассуждать о важности ЗОЖ и противопожарной безопасности со службами медицины и пожарников, это конечно здорово, но вовсе не повод запрещать людям иметь лекарства и огнетушители.

Наличие детей является одним из серьезнейших поводов и к наличию оружия, так как детей нужно чем-то защищать и с юности обучать их защищать себя и свою Родину. Вопреки распространенному мифу, риски насильственной смерти у несовершеннолетнего в России пока, к сожалению существенно выше, чем в тех же США, что же касается вероятности ребенку погибнуть от неосторожного обращения с оружием – таких трагедий не более одного случая на миллион. Вероятность утонуть в ванной значительно выше.

Безусловно, оружие не только позволяет защищать детей, но и является предметом повышенной опасности, также как лекарства, окна, электричество или ножи. Глупо полагать, что без всех этих достижений цивилизации жизнь детей была бы лучше, дольше и безопасней.



Существует ошибочное мнение, будто в обществе существует некий консенсус против гражданского оружия, поддерживаемый экспертным сообществом. На самом деле это не так и всецело является проблемой низкой информированности населения.

Следует понимать, что в России фактически запрещена реклама оружия, а значит, об этом предмете большинство узнает лишь из новостных выпусков. Также как в новостях не рассказывают о том, как Вы успешно отвезли при помощи своего авто тещу на дачу, зато рассказывают о ДТП с десятком трупов, также СМИ действуют и в отношении гражданского оружия. Однако с авто эту ситуацию выравнивает коммерческая реклама, тогда как с оружием это невозможно, поэтому мы и имеем это искажение.

Только треть населения России имеет элементарные представления о правовом режиме оружия, например о том, что для самообороны уже можно иметь более убойные, длинноствольные типы оружия. Среди этих, более информированных людей, уровень поддержки расширения прав на оружие подскакивает сразу до 80%. Среди военных, полицейских и других силовиков этот показатель превышает 60%. Таким образом, среди людей более-менее посвященных в проблематику этого вопроса, существует как раз выраженный консенсус о необходимости расширения прав граждан на оружие.

Если Вы хотите узнать об этом больше, чтобы сделать собственный осознанный выбор, приглашаю Вас на общероссийский съезд нашей организации, который состоится 20 сентября в Москве. Подробности об этом можно почитать здесь http://congress.ongun.ru/ . К сожалению, мнение профессионалов (я сейчас не о себе), пока еще не услышано. Это скорее образовательная, педагогическая проблема, а не результат некоего сознательного выбора, поэтому информирование общества остается главным приоритетом нашей деятельности.

Мария Бутина

Никколо Макиавелли:
Итак, никогда не бывало, чтобы новые государи разоружали подданных, — напротив, они всегда вооружали их, если те оказывались не вооруженными, ибо вооружая подданных, обретаешь собственное войско, завоевываешь преданность одних, укрепляешь преданность в других и таким образом обращаешь подданных в своих приверженцев. Всех подданных невозможно вооружить, но если отличить хотя бы часть их, то это позволит с большой уверенностью полагаться и на всех прочих. Первые, видя, что им оказано предпочтение, будут благодарны тебе, вторые простят тебя, рассудив, что тех и следует отличать, кто несет больше обязанностей и подвергается большим опасностям. Но, разоружив подданных, ты оскорбишь их недоверием и проявишь тем самым трусость или подозрительность, а оба эти качества не прощаются государям.
Как видно власти РФ не очень доверяют подданным или боятся. А дальше Маккиавелли пишет еще интересней:
...если государь присоединяет новое владение к старому государству, то новых подданных следует разоружить, исключая тех, кто содействовал завоеванию...
Может дело не во власти РФ, а в том, что это ... не подданные РФ, а НОВЫЕ подданные СТАРОГО государства??? Догадываюсь какого...
Tags: совок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment