Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Обострение справедливости мозга

Оригинал взят у ig_romanov в Обострение справедливости мозга
7a2e007967d6

Что-то не то происходит сейчас с людьми.

…Неделю назад к питерским психоаналитикам приехали их коллеги из Европейской ассоциации. Приехали попить чаю и побазарить о шутках бессознательного. Ровно через двадцать минут после начала базара в комнату торжественно вошли люди в погонах в сопровождении съемочной группы пятого питерского. Гостей препроводили на допрос, который продолжался четыре с половиной часа. Громкого дела о поимке шпионов не получилось, ограничились обвинением в нарушении миграционного законодательства, поскольку гости «приехали по туристической визе, а в театры не ходили».

Так вот, я о чем. Мой хороший знакомый, которому я рассказал эту историю, в прошлом вполне вменяемый человек, на полном серьезе спросил меня: «А откуда ты знаешь, что они не привезли с собой ничего запрещенного? Они могли даже сами не знать. Дыма без огня... Ну, ты понимаешь. Если их забрали, значит в чем-то виноваты. Не парься, все справедливо».

Есть такая психологическая закономерность, которую Мелвин Лернер полвека назад назвал «верой в справедливый мир». Типа, мир устроен справедливо, и люди в жизни получают то, что заслуживают в соответствии со своими личными качествами и поступками: хорошие люди награждаются, а плохие — наказываются. То есть если с тобой случилось что-то «не то» – сам и виноват.

Лернер иллюстрировал этот феномен просто. Вам показывают запись эксперимента, где участника в случае ошибочного действия били электрическим током. Реакция обучаемого – от легкого вздрагивания до криков боли, слез и мольбы остановить эксперимент. (На самом деле никто никого током не бил, это была запись актерской игры). А потом вас просят оценить, насколько вам нравится или не нравится ученик, и в какой степени он заслужил свою участь. Результаты однозначны: чем сильнее страдания жертвы, тем в большую антипатию она у вас вызовет и тем более справедливым вам покажется происходящее.

Искренняя вера в справедливость мира – жуткая вещь, выворачивающая мир наизнанку. Кто виноват – насильник или его жертва? Конечно, жертва! А нечего было ходить по темным улицам в короткой юбке. Ребенка сбила машина? А он шел по переходу? Нет? Тогда какие претензии к водителю – он в своем праве. Все вопросы к родителям ребенка – не научили, не подготовили, не были рядом… «Как это ни парадоксально, вера в справедливый мир (справедливый имманентно, без целенаправленных усилий людей) приводит к несправедливости, жестокости: если человек победил — он прав, если проиграл — нет» (Л.Гозман).

Но была одна тонкость, которая всегда грела мне душу. Дело в том, что, когда проводили сравнительные исследования в рамках разных культур, русские испытуемые отвечали совершенно иначе, чем их западные коллеги. Так, например, если участникам эксперимента показывали видео, где человек шел на красный свет светофора и его сбивала машина, американцы однозначно виновным «назначали» пешехода: он же нарушил правила! И максимальную симпатию они испытывали к водителю – ни за что попал в разборку, бедняга. Наши же испытуемые сочувствовали жертве ДТП, и чем значительнее были последствия, тем сильнее была симпатия к пешеходу. Виноватым же был очевидно водитель: он же сбил человека!

Для русского человека уверенность в несправедливости мира традиционно компенсируется верой в милосердие как ответ на эту несправедливость. Сергей Довлатов: «Милосердие выше справедливости». Это наше, родное, понятное всем. И еще раньше другой великий: «И милость к падшим призывал». Не справедливости требовал для виновных. Милосердия.

Вот рассказ Викентия Вересаева об одном из судебных дел великого адвоката Федора Никифоровича Плевако:

«Прокуроры знали силу Плевако. Старушка украла жестяной чайник, стоимостью дешевле 50 копеек. Она была потомственная почетная гражданка и, как лицо привилегированного сословия, подлежала суду присяжных. По наряду ли или так, по прихоти, защитником старушки выступил Плевако. Прокурор решил заранее парализовать влияние защитительной речи Плевако и сам высказал все, что можно было сказать в защиту старушки: бедная старушка, горькая нужда, кража незначительная, подсудимая вызывает не негодование, а только жалость. Но собственность священна. Все наше гражданское благоустройство держится на собственности, если мы позволим людям потрясать ее, то страна погибнет.
Поднялся Плевако.
– Много бед, много испытаний пришлось перенести России за ее больше чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары и поляки. Двунадесять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь… Старушка украла старый чайник, стоимостью в 30 копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно».

Старушку оправдали. Но 81-летнюю жительницу Петербурга, у которой на выходе из «Магнита» нашли три пачки масла, не хотят оправдывать даже посмертно. Я цепенею, когда в комментариях читаю: «А что вы хотите, они действовали по инструкции. Перед законом все равны!» Этакая интоксикация справедливостью. Теперь это пришло и к нам. Вэлком.

Давайте уточним. Я сейчас не о тех, кто стреляет, сажает и лжет в прямом эфире на весь мир. С этими все понятно. Я о толпах комментаторов, которые вопреки милосердию и здравому смыслу повторяют, как мантру: "Если с ним это случилось - значит, он сам виноват. Все правильно. Все справедливо".

И ведь что интересно. Интоксикация справедливостью не разбирает – либерал ты или государственник. Перед патологией мозга все равны.

Справедливо, что мать семерых детей сидит в СИЗО по обвинению в госизмене. Передала военную информацию другому государству! И неважно, представляет она сейчас опасность для страны, будучи на свободе, или нет. Это уже вообще про здравый смысл и целесообразность, а мы-то за справедливость, чтоб все по закону, вот.

Справедливо, что армия бьет крупным калибром по своим же женщинам и детям. Ибо не фиг было отправлять мужей и отцов «в террористы». Так что сами виноваты, и некого, кроме себя. И тем, кто "сам себя сжег" в Одессе, тоже. И тем, кто не хочет на фронт воевать со свей же кровью – тем более тюрьма.

Все по закону. Все справедливо.

Интоксикация справедливостью не разбирает – интеллигент ты или недоучился в средней школе. Хотя нет, пожалуй, интеллигенты болеют чаще и тяжелее.

Что это? Что происходит в головах, обуянных патологией «так им и надо»? Не то ли самое, что в тридцатые происходило в головах обывателей, уговаривавших себя: «Раз соседа забрали, значит враг. Все справедливо. А раз я не враг, то меня не заберут!»

Потому что интоксикация справедливостью – это всегда ответ на страх перед непредсказуемостью мира. «Мир справедлив, жертвы виноваты сами, я не виноват, значит мне ничего не грозит!»

Грозит, еще как. История свидетель.

И тогда твой сосед скажет о тебе уверенно: «Все по закону. Все справедливо. Сам виноват».


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments