Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

Дождливым майским днём лет пять назад

Оригинал взят у houblondobbelen в Дождливым майским днём лет пять назад
...я с семьей очутился в городке Эри, на берегу одноимённого озера, в штате Пенсильвания. Были мы там проездом из другого городка и на пути к Ниагаре. Эри - типичный "краснокирпичный" представитель "Пояса Ржавчины"; после многих лет относительного благополучия (благодаря, в основном, тяжёлой индустрии), там наступил упадок, следы которого видны в грустных налётах элегантной (и не только) старины 50-60-х до сих пор.

Зима, Эри, 1950-е:
erie
Отсюда

Великие Озёра - местность перманентной влажности, нестойкой сезонной зелени, прохлады и весенне-летних туманов с дождями. Если скрестить Петербург с уральскими индустриальными городами, а, затем, поделить на десять и удалить всяческую "историю предыдущих веков" - получится некоторое представление.

Сидя вечером в гостиничном номере и, стараясь дотянуть до обычного времени отхода ко сну, мы лениво перебирали каналы телевизора. Один из местных привлёк наше внимание. На нём, среди новостей, сделали анонс завтрашнего события - "Русский Фестиваль в Эри." Из анонса следовало, что фестиваль организуется не первый год; проходит при большой "ортодоксальной" церкви; включает в себя дегустацию русских блюд и культурную программу. Очевидно, что никакие "официальные" мероприятия, спонсируемые посольствами-консульствами РФ не имели к этому фестивалю никакого отношения - городок заброшенный, небогатый, глубого провинциальный, одним словом - сугубая глухомань. Заинтриговали достаточно - да и от отеля церковь та недалеко - надо съездить.

На следующий день с самого утра зарядил унылый дождь. Городок погрузился в пелену - всё казалось серым, мокрым, сонным. Улицы и дома слились с озером - Эри превратился в один большой водяной пузырь. Небольшое прояснение наступило ко времени после обеда - мы, однако, не обедали и успели проголодаться, поэтому и решили поскорее прибыть на "русский фестиваль." Подъехали к церкви; удивительно большое строение. Прошлёпали по напитанному влагой газону к центральному входу. Там, под деревянными навесами и полиэтиленовыми тентами уже кипела жизнь - клубился пар переносных кухонь, толпились люди с картонными тарелками и стеклянными бутылками в руках, играла какая-то музыка. На глаз, перед церковью уже собралось человек с пару сотен. Мы подошли поближе - и скромно стали обозревать съедобности.

На столах стояли большие подносы с пирожками; судки с кислой капустой, картошкой и грибами; был чёрный хлеб, разные сладкие ватрушки, солёные огурцы, по-моему - кастрюли с горячим киселём, а, также - с борщом. Был судак, запечённый в сухарях - но о "русских" корнях такого блюда в этой местности судить трудно, так как в любом придорожном кафе по-над Озёрами можно заказать примерно такого же судака (из печки, или жареного в масле). Было ещё много чего - глаза разбегались. Отдельной стороной продавалось российское пиво (в основном, бутылочная Балтика), и наливали в "стопочки," безусловно, водку. Водкой мы не интересовались, а едой - очень даже, так что стали закупать, с голодными глазами, всего понемножку.

Посредине наших исследований съестного - грянула музыка со сцены. Что-то народное, залихватское. Эта музыка заставила меня немного отвлечься от съестного и оглядеться трезво по сторонам. Фестиваль-то - русский? Стало быть - соотечественники рядом. Впервые, поднявши глаза от лотков с судками, я попытался разглядеть поваров и торговцев. Никто из них не выглядел особо русским. Вокруг звучала английская речь. Слегка смутившись, я кинул взор к "водочной" стойке. Там, насколько я мог судить - толпились типичные "провинциальные" американцы же. Открытая в подвал церкви дверь позволяла обозреть процессы запекания судака в походного вида развёрнутой кухне - со сковородками, средь пара, носились вспотевшие американские школьники. Огромную кастрюлю с киселём гордо помешивал внушительных же размеров типичный англосакс. Пирожками торговали приличнейшего вида сухонькие американские пенсионерки со взбитыми на полметра белоснежными причёсками провинциальных дам.

Единственными словами на русском языке среди этого, политого озёрным дождём, празднества были слова песни, доносящиеся из динамиков. Что-то народное, может, даже - казацкое.

Стоя под дождём с тарелкой капустно-грибных пирожков в одной руке и творожной ватрушкой в другой, я, вдруг, понял - из этнических русских, мы на этом празднике-фестивале, одни.

На сцену, тем временем, стали выходить певцы, певицы и танцевальные группы. Они стали петь по русски; видно было, что - либо из Нью Йорка, либо - из самой России. Заинтересованные американцы с бутылками Балтики в руках (и со стопочками водки) стали подтягиваться ближе, прихлопывать.

Я спросил старушку в майке с лого фестиваля, торговавшую пирожками:
"Вы, мол, русская; или, может - потомок?"
"Нет," отвечала старушка, "я не русская и не потомок. Тут," говорит, "раньше жило много русских - они и церковь построили. И местных научили пирожки печь. И kisel они научили, и vatroushki, и даже vodka пить научили. И был у них батюшка, и ходили они в церковь, и были они, по рассказам, работящими, зажиточными и семейными. И где-то в мае - или в начале лета - они, по рассказам, выходили и пекли пирожки на всю округу, и угощали и пели песни и радовались...."
"А что же потом?" - спросил я.
"А потом...они куда-то делись. Они съехали, наверное, из этого neighborhood, но церковь осталась. И люди остались - сперва их соседи, а потом соседи соседей. И эти люди стали сами печь пирожки и приглашать других, в мае, или начале лета. И меня," говорит, "мама научила тоже печь пирожки по-русски и делать sour kapousta...Я рада, что вам тоже нравится."

Я плохо помню, как выглядела та старушка - мы ещё говорили потом с несколькими другими американцами (ирландского, польского происхождения), которые там были. Фотографий не делали - по причине дождливой и серой погоды - а в 2009-м на этом фестивале другие делали; например:

troika2

troika3

troika5

И, вот, ехали мы, на следующий день, на Ниагару...и подумалось мне...что рассказала та старушка, неведомо ей самой - не столько даже про Эри, сколько про Россию, ведь.

***     ***     ***


P.S. Но, вот, только цвет маек фестиваля я бы поменял.
Потому, что -  это:




Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments