Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

Собственность в стране Дураков

Оригинал взят у _devol_ в Собственность в стране Дураков
Юзер piligrim утверждает, что в СССР была собственность, у нее были все сопутствующие этому институту особенности: она имела оценку, ее "владелец" мог эту "собственность" (при желании) продать и т.п. Расширим границы картинки восприятия.

Для начала попробуем описать критерии собственности:

1. Собственность имеет юридически легитимизированного конкретного владельца (-ев). В зависимости от формы собственности, информация о них раскрывается в разной степени, но он всегда есть.
2. Собственность может быть в любой момент объективно оценена, и эта оценка будет восприниматься как объективная при соответствующей, разумеется, коррекции со стороны заинтересованных лиц, т.е. участников экономического процесса (продавец, покупатель, другие субъекты экономики, государство, иностранные компании, частные лица и т.п.).
3. Владение собственностью также юридически легитимизировано, оно определено и прописано.
4. Собственность обладает ликвидностью - она может быть продана, куплена, передана по завещанию, помещена в залог и т.п. Все эти операции - легитимны и являются правовыми.
5. Владелец собственности имеет легитимное право извлекать из нее прибыль и т.п.

Собственно, критериев можно накидать еще до кучи, но пока остановимся на этих. Первая проблема, с которой мы сталкиваемся - это наш язык. В советско-русском языке произошло смешение понятий собственность-имущество. Причина - в дичайшем правовом нигилизме и правовой безграмотности советского человека. В значительной степени это объяснялось окружающей средой, где понятие "собственность" было заболтано придурочными советскими правоведами и оно практически отсутствовало в реальной жизни.

Возьмем первый пункт. Собственность всегда имеет владельца (-ев), права которых на эту собственность четко юридически определены и легитимизированы. То есть, есть у человека дача с участком земли - соответствующая справка со стороны государства, регистрационных органов и т.п. у него есть (если уж совсем просто говорить). Рассмотрим вопрос шире: кто был собственником Магнитогорского меткомбината в советское время? Гомо советикус, не задумываясь, скажет - "государство". Хорошо. А мы его спросим дальше: но кто конкретно? Дело в том, что государство - в том числе, совокупность институтов. Кто владел этим комбинатом? Министерство черной металлургии? Однако НИГДЕ не было записано, что это министерство владело Магниткой. Возможно, Верховный Совет СССР, Политбюро или ЦК КПСС владели им? Тоже не верно. Эти учреждения также не владели этим предприятием.

Так кто же? Впору советскому человеку почесать затылок. Вот что говорят на эту тему советские "правоведы":

С самого момента взятия власти рабочим классом буржуазная государственная собственность превращается в государственную социалистическую соб­ственность, меняет своего субъекта, а вместе с ним и свой правовой ре­жим. Социалистическое государство прямо и непосредственно, в силу принадлежащей ему политической власти, становится собственником всех имуществ, составлявших собственность буржуазного государства...Как исторически, так и логически образование системы социали­стической собственности начинается сразу после победы социалистиче­ской революции. (С.М. Джорбенадзе).

То бишь, раз политическая власть захвачена, то все "буржуазное имущество" становится собственностью социалистического государства. И все. Что такое "социалистическое государство"? Диктатура рабочих и крестьян? И как эта диктатура ВЛАДЕЕТ тем или иным объектом? Как прописаны ее права на владение? В виде безусловной реляции? :) Если владеет советская власть, то собственниками тех или иных объектов следует признать органы советской власти. Но мы все отлично знаем, что эти Советы не владели ничем. В правовом смысле, конечно. Декларировать можно что угодно, но без юридически оформленной легитимности права собственности все это - пустые словеса.

Резюмируем: никакого, хоть сколько-нибудь правового, легитимного права собственности в СССР не было. Также, как не было понимания "конкретности" собственника. А были пустые реляции, словеса, софистика, заклинания общего характера. Их практическая ценность равна нулю.

Второй момент. Юзер Пилигрим утверждает, что де якобы какие-то оценки были. Просто о них никому не говорили. Бывает, ну что же. А мы же просто констатируем: в СССР не было механизмов и систем по учету объективной стоимости того или иного имущества. Сколько стоил в 1988 году Норильский никель? 1 млрд. долларов, тьфу, рублей, 2 миллиарда, пять миллиардов? Не известно. Но даже если нам станет известна его балансовая стоимость, рассчитанная в советских фантиках - то что с нее? Это набор пустых, ни о чем не говорящих цифр. Проще говоря: отсутствие объективных оценок = отсутствие оценки того или иного объекта. То есть, можно сказать, что он ничего не стоит, ибо его цена - вопрос философский, но не юридический или экономический. Наконец, стоит упомянуть, что этот объект не мог быть никем вообще оценен. Единственным субъектом экономики было формальное государство. Вопроса о продаже-покупке предприятия или колхоза вообще не стояло. Соответственно, никто и не задумывался вообще, а сколько это могло стоить.

Наивный Пилигрим убежден, что вот де когда государству захотелось, оно быстро все "посчитало". Тоже ерунда. Реальную стоимость объектов мы получили совсем недавно. При изначальной приватизации их стоимость была плодом совсем уж непонятных расчетов, бравшихся чуть ли не с потолка. Ведь, к примеру, простейшего института независимых оценщиков в СССР не было, о чем тут говорить? Поэтому, когда встал вопрос об объективной стоимости предприятий, ответить на него советские не смогли. Нечем было.

Опять же, именно поэтому в 1991-1995 годах в стоимость предприятия закладывали стоимость его балансовых фондов, рассчитанная по советской методе. Это давало изумительные результаты. Так РАО "Газпром" было "оценено" в 237 млн. деноминированных рублей, Магнитогорский меткомбинат - в 48 млн. рублей, Красноярский алюминиевый завод - в 25 млн. рублей.

Уже задним числом стало понятно, что эти цифры вообще не коррелируют со сколько-нибудь объективной стоимостью. Но - стало понятно спустя несколько лет "практики". Это я к тому, что высказывание Пилигрима о том, что несмотря на запрет продаж-покупок, де реальная стоимость существует. Сказки, это дорогой товарищ! Если сейчас упразднить продажи квартир, через пару лет в этом сегменте уже "черного рынка" будут царить совершенно дикие оценки, которые вообще ни с чем коррелировать не будут.

Третий момент. Повторять первый пункт не хочу, я там отчасти уже написал об этом. Собственник должен быть конкретизирован и должен иметь легитимное право на свою собственность. Формула "советское государство" настолько расплывчата, что ровным счетом ничего не означает. Приведу конкретный пример - экзерциции советских юристов по поводу собственности шли постоянно. Однако! Закон о собственности в СССР был принят лишь...в марте 1990 года! До этого никакого юридического обоснования для собственности, кроме пустопорожних рассуждений, не существовало! О какой мы вообще собственности в СССР говорим, если до 1990 года в этом кефирном государстве отсутствовал правовой акт, определяющий и легитимизирующий ее?

Это не формальность. Это тоже важный критерий для понимания сути собственности. Кричалки о "народном достоянии" оставим маразматикам-коммунистам и их внукам-сталинистам. Идиотов у нас много, но это не значит, что и нам надо уподобляться им.

Четвертый пункт. Ликвидность собственности. Вот юзер Пилигрим заявил, что в СССР все можно было купить де и т.п. Однако понятно, что юридически собственности в СССР не было, не было и ее оценок, которые могли бы служить в ее покупке-продаже и т.п. Но мало того - операции с большей частью материальных объектов были недоступны для обычного советского гражданина, либо вообще запрещены. Между тем, деньги должны обладать безусловной ликвидностью. В противном случае, это уже не деньги, а некие фантики, талоны, оккупационные марки и т.п. боны. В СССР человек не мог купить для себя грузовик, пароход, не мог купить предприятие. Это понятно, камрад sdanilov в предыдущем посте хорошо расписал такую ситуацию. Что мог купить советский человек? Формально, все остальное. Однако просто так купить машину, дачу, квартиру он тоже не мог. Надо было записываться куда-то, где-то получать, пробивать ордер, ловчить, идти на "черный рынок". Правовой нигилизм советского обывателя дошел до того, что он перестал понимать, и до сих пор не понимает, что ликвидность денег и как следствие - собственности, наступает только в силу легитимных, законных условиях владения, продажи, покупки и т.п. операций с ними. К примеру, если человек из-под полы купил в СССР пистолет или же видеомагнитофон, либо приобрел путем ухищрений дачу - значит ли это, что советский рубль был реальной денежной единицей, значит ли это, что люди могли приобретать что-либо?

Нет, конечно. Ибо с точки зрения тогдашних законов, это либо было за их пределами, либо на их грани. Т.е. легитимность таких сделок была мизерна. В конце-концов, откуда в СССР вообще в мирное время процветал "черный рынок", были фарцовщики и т.п.? Они существовали потому, что люди не могли по-человечески купить нужные им вещи. Соответственно, цены на продаваемые из-под полы девайсы назвать объективными, было сложно. Простейшие американские джинсы продавали чуть ли не по 80-120 рублей!

Пятый пункт - с ним вообще все понятно. В СССР извлекать прибыль из чего-либо было по большему счету запрещено. За это в тюрьму сажали. Поскольку опять же повторюсь, легитимной собственности, имеющей правовую и объективную оценку, владение и т.п. не было, то и существование различного рода "цехов" было подпольным, и за это государство карало.

Последний забавный момент. Уровень правового сознания человека хорошо показывает тезис о том, что»тот кто охраняет, тот и владеет собственностью». Просто приведу один наглядный пример: в начале 90-х годов одуревшие от свобод совки бросились за город распахивать землю и высаживать там картошку, огурцы и прочие консервы. При этом все старались огородить свои клочки земли. Летом 1992 года я своими глазами видел нечто совсем удивительное. На четырех-пяти сотках глины, на которой произрастала чахлая картошка, один гомо советикус умудрился выстроить ограду высотой в два с лишним метра. Из стальных штырей, железных листов и рабицы. Сверху на загнутые штыри он нацепил колючую проволоку. Зрелище было феерическим.

Так вот, этот человек безусловно охранял свой клочок земли. Он выстроил вокруг нее ограду. Наверное, он еще и дежурил около нее. Вопрос: но была ли эта земля его собственностью?

Ответ прост: разумеется, нет.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment