Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Навстречу Седьмому Ноября - дню ВОСР.

Оригинал взят у kosarex в Навстречу Седьмому Ноября - дню ВОСР.
О советском и антисоветском

Нам впаривают, будто та или иная судьба народа связана прежде всего с некой идейностью. Мы поверили, мы стали, мы преисполнились энтузиазмом и т.д. На самом деле определенные стереотипы поведения ведут за собой последствия, неизбежность которых мы не замечаем.

В институте я среди прочих общался с очень милым выходцем с Украины, конкретно, с села под Полтавой, Колей Ткаченко. Он рассказывал, что в период оккупации на Украине немцы фактически сохранили колхозы. Раньше председателя назначали сверху из прибывших или местных, тот всех гонял на работу, сдавал осенью хлеб и т.д. Пришли немцы, назначили председателя, только назвали его старостой, и передали ему все функции председателя - гарантировать сдачу хлеба новой власти. Жители села при советах толком начальство выше председателя не видели. И немцев во время оккупации они толком не видели. Появятся, отдадут приказание старосте и снова в город. Естественно, коллективная ответственность за коллективную сдачу хлеба и прочих продуктов привела к тому, что разница между советской и немецкой властью на уровне деревни практически не ощущалась. Потом пришли советские войска, чтобы сменить председателя и сохранить коллективную ответственность за сдачу хлеба.

Народ такие вещи быстро просекает и особо не реагирует на начальственное бахвальство - мы вас лозунгами обеспечили, мы вам лектора по политинформации присылали, мы вам Доску почета организовали, это при немцах труд был подневольным, а у нас свободным.

В Прибалтике немцы вели себя иначе. Местные не поняли бы систему коллективной ответственности, начались бы проблемы. На Полтавщине же традиционная привычка поддаваться внешнему давлению в условиях отсутствия помещичьего землевладения даже немцев подвигла к сохранению колхозного строя, пусть усеченного в сравнении с классическим колхозным рабством, пусть без голодомора и политинформаций, просто было удобно собирать налоги. При этом, если бы местные жители всерьез захотели бы перейти к фермерству, скорее всего, немцы согласились бы в обмен на регулярные, налоговые поступления. Тогда бы советская власть уже в 1944 году взвыла бы от необходимости учета произошедших перемен. Она и взвыла в Прикарпатье, где народ просто не понимал приказ - отдай лишний мешок зерна, поскольку у соседа неурожай, а мы должны всем селом отчитаться. Понятно, что и Горбачев воскликнул бы - так жить нельзя, если нельзя просто хапать, надо разбираться с каждым по отдельности и, впридачу, на основе общих правил!

В Польше произошло нечто иное, полякам не понравилась коллективизация и советская власть. Пошло сопротивление, активистов всерьез убивали, в активисты бедняки не шли - страшно, да и противно. Евреев отстреливали, да и просто запугивали. Возникли проблемы с вакансиями председателей. Понятно, что, если бы там были организованы колхозы в большом объеме, сразу возникли бы проблемы с урожаем. В итоге испугались и сохранили частное хозяйство.

Даже пример Прибалтики не совсем убедителен. Пришлось из-за борьбы с лесными братьями обеспечивать колхозы техникой, раньше, чем в России, прекратить практику пустых трудодней. Более того, там оказалось сложно применить практику неофициально разрешенного воровства в обмен на лояльность. Воровали, но менталитет прибалтов отвергал схему обмена. Мол, да, сворую, но это ещё не причина полюбить власть. В Средней Азии фокус прошел, на Кавказе цвел, в Прибалтике возникли проблемы. Грузину можно было платить 120 рублей и позволить подворовывать до 600 и выше, а прибалтийскому рабочему приходилось те же 600 рублей платить официально. Разные народы, разная логика решения схожих проблем.

Когда мы говорим о китайском экономическом чуде, не стоит забывать, что оно достигнуто ценой колоссального сопротивления китайского крестьянина. При Мао приходилось бросать войска на уборку урожая. А после введения крестьянского, личного подряда те же поля без внешней помощи стали убирать за несколько часов. Для такого сопротивления необходимо единодушие, которого в России не было и не ожидается. Русский человек в условиях рабского труда показывал такие чудеса трудоспособности, что за него стыдно становится. Точно также при совдепии русский человек всегда обеспечивал систем рабского труда необходимым количеством активистов, лезущих в председатели, бригадиры, партийцы и врущих односельчанам, мол, потерпите, начальство обещало, наш долг работать и так далее.

Разница между нами и китайцами не отменяет податливость китайцев на личную эксплуатацию. Но и здесь есть свои моменты. Например, когда эксплуатация зашкаливала тоже могли бежать в иные сферы деятельности. Вон, англичане завозили китайскую рабочую силу в Сингапур, а они потихоньку перемещались в иные виды деятельности, становились торговцами, мелкими крестьянами, рестораторами и т.д. Всё это выявилось при попытке использовать китайцев в шахтах Южной Африки в 2006-2008 гг. Англичане решили, что буры слишком много просят за образованность, негры ленивы, короче, завезли китайцев. Через полгода китайцы выяснили, что англичане наглухо перекрыли возможности иного трудоустройства. Лавочку не заведешь, кафешку не откроешь, оптом не займешься. И безропотные в других местах, где были шансы заработать и сменить профессию, китайцы попросту стали протестовать и бастовать раз в пару недель и больше. Англичане подумали, испугались перспективы превращения Южной Африки в новый Сингапур и выслали всех китайцев назад.

А мы где-нибудь видели, чтобы русские рабочие в Средней Азии волновались по поводу невозможности стать барменами, завскладами, начальниками рынков? У нас и в России рабочие не волнуются по поводу того, что у них нет шансов стать владельцами кафе, торговать спиртным как армяне или азербайджанцы, торговать на рынках и т.д. Есть отдельные "экстремисты", но большинству всё равно. Дальше начинает работать тот самый фактор провокации, который я описал в случае с немецкой оккупацией. Пришли, огляделись и пошли по линии наименьшего сопротивления.

Любой эксплуататор всегда сочетает в себе два противоположных качества - давить и подминать и идти по линии наименьшего сопротивления, если манипулирование не удается. Например, обилие мусульман в России испугало власть и заставило пропагандировать сексуальные меньшинства более скрытно, а на словах даже бороться с ними. Как общество прогибается, так и получается. Если у вас 25% это продажная шваль, готовая лезть в комбеды, то у вас будет один результат. Если у вас готовых лезть в комбеды (комитет бедноты) 5%, да и те реально боятся, что их убьют и сидят дома тихо, у вас другой результат.

У нас при Ельцине вопили, что армии зарплату не платят. Но, извините, армия так себя вела, что ей можно было безболезненно задерживать зарплату. Какая армия, такая зарплата, такое отношение к армии. Ельцин хотел побыстрее обогатить олигархов и пошел по линии наименьшего сопротивления. Если у нашего общества настолько мозги набекрень, что оно не разбирает, когда давят и подминают, а когда идут по линии наименьшего сопротивления, то это проблема общества, а не власти. Советчина это не только подавление, но и движение по линии наименьшего сопротивления. Если у нас старослужащих силком заставляют подписывать контракты, то во многом из-за уверенности, что контрактники командиров не пристрелят, к врагу не сбегут. Но контрактникам пришлось улучшить условия жизни, поскольку до этого было реальное сопротивление. Например, в Чечне могли обкуриться травой прямо на посту, не пойти в бой впереди командира, шли только сзади, прямо говорить, что им с условиями контракта обманули. Власть почти восемь лет давила и подминала, пока не пришлось сказать баста и назначить Сердюкова, чтобы он не только воровал, но и обеспечил едой, формой и так далее. Сердюков выполнил приказ пойти по линии наименьшего сопротивления. Естественно, власть тоже себя обманывает и не до конца понимает, когда давит и подминает, а когда идет по линии наименьшего сопротивления.

Октябрьская революция свершилась прежде всего из-за того, что народ в шинелях стал издеваться и убивать офицеров. Народ откликнулся на призыв Керенского и пошел по линии наименьшего сопротивления. Между тем, две трети офицеров были из народа, а не из дворянства. Фактически, это было приглашение себе на голову себе подобных, то есть тупых и примитивно брутальных. Над этим феноменом стоит задуматься, поскольку народ делает выбор очень просто - хочет слушать и слышать, или не хочет ни слушать, ни слышать. Далее мы получаем линию наименьшего сопротивления. Вам не нужны офицеры? Получите в вожаков горлапанов. Тупой комиссаришко с маузером кичится и орет, что он академиев не кончал. Кричит в жизни, кричит с киноэкрана, никто не говорит, что это его оскорбляет. Или блатняк поганый в исполнении Высоцкого, Розенбаума и прочих. Блатняк везде есть, но в нормальном обществе существуют люди, которые не боятся сказать, что их это оскорбляет. Народ тоже склонен давить и подминать, если серьезно недоволен, или идти по линии наименьшего сопротивления.

Когда нам говорят, что советчина хороша, нам не положительные свойства СССР рекламируют, а предлагают пойти по линии наименьшего сопротивления. Извините, прославившийся убийствами, господин Георгадзе вырос не только из грузинской культуры, но и из российского блатного шансона и из разных фильмов типа Мимино, пропагандирующих грузинское хамство как добродетель. В Красногорском районе недавно не только перестроечное стреляло в перестроечное, но и советское стреляло в советское, поскольку это взаимосвязанные культурные явления. Георгадзе возвысился, поскольку его возвышение является движением российского общества по линии наименьшего сопротивления. Не хотите очередного Георгадзе, сперва откажитесь от восторгов по поводу блатного шансона. Помите, что всему должно быть своё место внутри человека. Если вы с замиранием в сердце слушаете Аркашу Северного и одновременно хотите демократии и свобод, у вас в сердце смесь чувств, которая заставит власть пойти не совсем по тому пути наименьшего сопротивления, которого вам хочется.

В душе советского человека лежит неправильное, большевистское представление, что образованные и культурные люди это расхожий, общедоступный материал. В любой момент можно найти случайно нерасстрелянного полковника, который подскажет под угрозой маузера тупому комиссару, как командовать полком. В любой момент случайно нерасстрелянный, нищий ученый подскажет или сделает нужное открытие, а просто умный человек подскажет как жить.

Приведу пример, знакомая шлюха устроилась на немецкую фирму. Там сперва хотели сделать цивилизованную организацию - хорошие зарплаты, аккуратность, четкость, исполнительность. Через десять лет я её встретил, оказалось, что зарплаты не повысили, получали уже мало, штат раздули, девочек трахали чуть ли не на рабочем месте, в работе стали брать числом, а не умением. Поскольку у неё была обида, что она с какими-то немцами трахалась, а повышения не получилось, спросила совета. Я сказал, что надо написать правильно бумагу в головной офис в Германии с жалобой. Но это должна быть не наша жалоба с общими воплями, а строго в рамках политкорректности, это можно и нужно требовать, то нельзя. Получат начальнички по шее и займутся нормальным, немецким порядком. Поговорила она внутри коллектива, все россияне испугались возможных перемен. В итоге никакой жалобы я не продиктовал. Устно жаловаться горазды, только грош цена таким жалобам. Как в селе под Полтавой немцы пошли по линии наименьшего сопротивления, так и на немецкой фирме в Москве внешне недовольные российские граждане вместе с немцами пошли по линии наименьшего сопротивления.

Обратный пример я приводил недавно. Когда в школах повысили зарплату только преподавателям английского, но не повысили математичкам и словесницам, школа встала на дыбы. Ишь ты, учительница английского получает больше всех. Пришлось повысить всем зарплату. Ведь и директора не из учителей английского в массе своей набираются.

Пусть не всё из того, что мы имеем, мы заслужили, но мы заслужили очень многое из того, что имеем. Совершенно не случайно многие считают, что принципиальных перемен в обществе не произошло. Так и пока не будут. Когда в 2001-2002 чуть ли не треть населения восторгалась Путиным, она, эта треть, показала, что общество в целом недалеко ушло от советской веры в брутальность. Слишком много потенциальных предателей здравого смысла. А здравый смысл подсказывает, что такая масса восторженных граждан просто провоцирует власть давить и подминать. В итоге российская власть подобна советской - вечно путает идею давить и подминать с идеей идти по линии наименьшего сопротивления, поскольку податливость обывателя ведет именно к этому. Почему на немецкой ирме в РФ бардак? - Податливый обыватель. Почему немцы колхозы не стали толком распускать? - Та же причина. Почему Георгадзе стрелял в чиновников? - Его спровоцировали их податливость, когда те под давлением обстоятельств свыше перестали давать ему выгодные подряды, он даже не понял, что дело не в них. Будь у них, чинуш, элементарный разум вместо податливости, они бы изначально не дали бы ему ни одного контракта. Почему элитка на Украине и в РФ подписалась под проектом контролируемой Гражданской войны на Донбассе? - Податлива. Вот поэтому у нас вечно путают и сверху, и снизу, когда давят и подминают, когда идут по линии наименьшего сопротивления. А потом, чтобы окончательно соединить разные вещи в своем сознании, рассуждают про пресловутого крота истории, который вечно под хороших людей подкопы устраивает.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments