Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

Ленин о национальной культуре

Оригинал взят у kosarex в Ленин о национальной культуре
http://transformations.russian-literature.com/node/83

Но либеральная газета торопится побить себя и доказать свою либеральную непоследовательность.

«Вряд ли, – пишет она, – кто-нибудь даже из противников обрусения станет возражать, что в таком огромном государстве, как Россия, должен быть один общегосударственный язык и что таким языком... может быть только русский».

Логика навыворот! Маленькая Швейцария не теряет, а выигрывает от того, что в ней нет одного общегосударственного языка, а их целых три: немецкий, французский и итальянский. В Швейцарии 70% населения немцы (в России 43% великороссов), 22% – французы (в России 17% – украинцев), 7% – итальянцы (в России 6% – поляков и 4½% – белорусов). Если итальянцы в Швейцарии часто говорят по-французски в общем парламенте, то они делают это не из-под палки какого-нибудь дикого полицейского закона (такового в Швейцарии нет), а просто потому, что цивилизованные граждане демократического государства сами предпочитают язык, понятный для большинства. Французский язык не внушает ненависти итальянцам, ибо это – язык свободной, цивилизованной нации, язык, не навязываемый отвратительными полицейскими мерами.

Почему же «огромная» Россия, гораздо более пестрая, страшно отсталая, должна тормозить свое развитие сохранением какой бы то ни было привилегии для одного из языков? Не наоборот ли, господа либералы? Не должна ли Россия, если она хочет догнать Европу, покончить со всеми и всяческими привилегиями как можно скорее, как можно полнее, как можно решительнее?

Если отпадут всякие привилегии, если прекратится навязывание одного из языков, то все славяне легко и быстро научатся понимать друг друга и не будут пугаться «ужасной» мысли, что в общем парламенте раздадутся речи на разных языках.

В сущности идея Ленина нашла массу последователей в современном либерализме - заставить русских учить вместо английского или немецкого языки соседних народов, например, украинский, чтобы те в любом месте говорили на своем национальном языке.

Вывод отсюда? Вывод тот, что всякий либерально-буржуазный национализм несет величайшее развращение в рабочую среду, наносит величайший ущерб делу свободы и делу пролетарской классовой борьбы. Это тем опаснее, что прикрывается буржуазная (и буржуазно-крепостническая) тенденция лозунгом «национальной культуры». Во имя национальной культуры – великорусской, польской, еврейской, украинской и пр. – обделывают реакционные и грязные делишки черносотенцы и клерикалы, а затем и буржуа всех наций.

Таков факт современной национальной жизни, если смотреть на нее по-марксистски, т. е. с точки зрения классовой борьбы, если сличать лозунги с интересами и политикой классов, а не с пустыми "общими принципами", декламациями и фразами.

Лозунг национальной культуры есть буржуазный (а часто и черносотенно-клерикальный) обман. Наш лозунг есть интернациональная культура демократизма и всемирного рабочего движения.

В общем, понятно, что всякая культура, кроме "культуры" пролетарского демократизма, буржуазна. Национальные культуры должны быть уничтожены во имя торжества эрзац-культуры, то есть марксизма. И Пушкин, и Гомер, и Шекспир - всё это буржуазное отродье, для зачисления которого в пролетарские ряды необходима особая, марксистская индульгенция, мол, это пока не трогайте, потом разоблачим гада.

Возьмите конкретный пример. Может великорусский марксист принять лозунг национальной, великорусской, культуры? Нет. Такого человека надо поместить среди националистов, а не марксистов. Наше дело — бороться с господствующей, черносотенной и буржуазной национальной культурой великороссов, развивая исключительно в интернациональном духе и в теснейшем союзе с рабочими иных стран те зачатки, которые имеются и в нашей истории демократического и рабочего движения. Бороться со своими великорусскими помещиками и буржуа, против его «культуры», во имя интернационализма, бороться, «приноровляясь» к особенностям Пуришкевичей и Струве, — вот твоя задача, а не проповедовать, не допускать лозунга национальной культуры.

То же самое относится к наиболее угнетенной и затравленной нации, еврейской. Еврейская национальная культура — лозунг раввинов и буржуа, лозунг наших врагов. Но есть другие элементы в еврейской культуре и во всей истории еврейства. Из 10½ миллионов евреев па всем свете немного более половины живет в Галиции и России, отсталых, полудиких странах, держащих евреев насилием в положении касты. Другая половина живет в цивилизованном мире, и там нет кастовой обособленности евреев. Там сказались ясно великие всемирно-прогрессивные черты в еврейской культуре: ее интернационализм, ее отзывчивость на передовые движения эпохи (процент евреев в демократических и пролетарских движениях везде выше процента евреев в населении вообще).

Кто прямо или косвенно ставит лозунг еврейской «национальной культуры», тот (каковы бы ни были его благие намерения) — враг пролетариата, сторонник старого и кастового в еврействе, пособник раввинов и буржуа.

Действительно, зачем евреям культура? Перед марксизмом все должны быть равны. Иначе некоторые евреи встанут на опасный путь. Например, Ойстрах отлично играл на скрипке, но сплошь и рядом играл не революционные марши, а продукты гнилой, буржуазной культуры, например, Моцарта. И этот Пастернак баловался сочинением стихов в стиле классической, русской поэзии, а это культура великорусских шовинистов, держиморд и т.д.

Г-н Либман, верно передавая и повторяя обычные доводы, вернее, приемы бундовцев, назвал требование единства и слияния рабочих всех национальностей данного государства в единых рабочих организациях.

"Следовательно, — говорит по поводу заключения статьи в «Северной Правде» г. Ф. Либман, — на вопрос, к какой национальности вы принадлежите, рабочий должен отвечать: я социал-демократ".

Это наш бундовец считает верхом остроумия. На самом деле он разоблачает себя окончательно такими остротами и криком об «ассимиляторстве», направленными против последовательно-демократического и марксистского лозунга.

Самое любопытное, что господин Либман весьма точно выразил ленинскую идею, которую Ленин пытался впарить, не называя лопату лопатой.

Евреи в цивилизованном мире не нация, они всего больше ассимилировались, — говорят К. Каутский и О. Бауэр. Евреи в Галиции и в России не нация, они, к сожалению (и по вине не их, а Пуришкевичей), здесь еще каста. Таково бесспорное суждение людей, бесспорно знающих историю еврейства и учитывающих вышеприведенные факты.

О чем же говорят эти факты? О том, что против «ассимиляторства» могут кричать только еврейские реакционные мещане, желающие повернуть назад колесо истории, заставить ее идти не от порядков России и Галиции к порядкам Парижа и Нью-Йорка, а наоборот.

Против ассимиляторства никогда не кричали те всемирно-исторические прославленные лучшие люди еврейства, которые давали миру передовых вождей демократии и социализма. Против ассимиляторства кричат только благоговейные созерцатели еврейской «задней».

О том, что евреи не нация, писал не только Ленин, недавно точно также объявил, что евреи не нация, каббалист Лайтман. Впрочем, отрицание права евреев быть нацией далеко не оригинально. Вон, православие учит, что они прежде всего православные, только потом русские, да и то на принципах - кто православный, румын, грузин или грек, тот и русский.

Всё это мракобесие, берущее свои корни как в иудаизме, так и черпающее силы в разных направлениях христианства, мы сплошь и рядом наблюдаем в современном системном либерализме. И тут оказывается, что всё это отнюдь не нуждается в марксизме, как единственном источнике своего существования. Было это при феодализме в Средние века, было при капитализме до ВОСР, да и сейчас лозунг "Наше отечество всё человечество" звучит не менее прекрасно. Ведь марксизм подразумевал рабочих как среду обитания для избранных в силу особой сознательности и особой организованности марксистов, а современные сислибы, называя всё человечество своим отечеством, тоже по сути именуют людей, независимо от их желания, собственной средой обитания. Сидит какой-нибудь боливиец на горе, пасет лам, а он и есть отечество вместе с ламами и прочим движимым и недвижимым имуществом. И русский рабочий с фабриками и заводами тоже есть отечество для системного либерала, как и боливийский крестьянин. Вот и найдите десять отличий сислиба от большевика.


Subscribe

  • Об интервенции

    Многие критики современной историографии довольно давно потребовали пересмотра учебников, посвященных русской главе новейшей всемирной истории, и это…

  • Männer muss man loben

  • (no subject)

    Представьте себе что после 9-11 в штатах "исламистами" убиты президент, все конгрессмены, сенаторы, профессора, военные... К власти пришла…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments