Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

О коррупции и историках.2

Оригинал взят у kosarex в О коррупции и историках.2
Это - начало http://kosarex.livejournal.com/2176048.html
Я отнюдь не утверждаю, что коррупция это хорошо. За всё есть своя плата и своя расплата. Более того, я предвижу возмущенные крики - первый пример с продавщицей и лавочником не относится к коррупции и даже не относится к воровству у собственника. Это только воровство у потребителя. Тем не менее, я осмелюсь утверждать, что данный пример это суть коррупции - для коррупции нужны деньги. Для денег нужны схемы. Чтобы получить откат снизу, сперва внизу должны появиться деньги, которые будут иметь тенденцию тянуться к более высоким этажам управления и власти. В схеме с продавщицей всё естественно - ей хочется не только зарабатывать, но и отстегивать за безопасность. Между тем, проверяющие тоже будут иметь свой резон. Схему оплаты они изменить не могут. Наказать лавочника не могут. Схема заработала.

Точно также коррупция является основой крышевания как системы оказания взаимных услуг. Например, торговцы делают пакетные выплаты сразу за несколько услуг - за отсутствие или ограничение количества конкурирующих лавочек, за защиту от избыточных придирок проверяющих инстанций ( если грязь - плати санэпидстанции, грязи нет - защитим), за защиту от полиции, мелкой преступности, произвола мэрии и т.д. Масса народов, занимающихся розничной торговлей, автоматически создают свои крыши, включая бандитов-боевиков. Напрасно у нас думают, что торговцы заинтересованы в конкуренции. Я в принципе не видел людей, заинтересованных в конкуренции, зато сколько угодно видел людей, заинтересованных в эксклюзивном положении, дающим право на монопольно высокие доходы.

Когда Сергей Иванов учит нас, что каждое государство имеет свои стандарты коррупции, он фактически признает, что каждая нация имеет свои коррупционные стандарты. Ц итирую - "Мы убеждены, что антикоррупционные действия на международном уровне требуют четких правил и общих согласованных усилий. Однако навязывание стандартов, к которым отдельные страны не готовы, на мой взгляд, недопустимо", - заявил глава администрации президента РФ.

По словам Иванова, навязывание неподходящих государству антикоррупционных мер даже может нанести вред. "Мы не раз убеждались, что опыт одних государств в формировании тех или иных норм поведения для других зачастую оказывается неподходящим, а иногда и просто вредным".


Естественно, эти стандарты разнообразны и могут включать в себя внешне странные положения. Но мы никогда ничего не поймем в коррупции, если будем считать, что нации как бы чисты или грязны в равной степени и не имеют своих традиций и стандартов. Когда Саакашвили решил поломать традиционные грузинские стандарты коррупционных отношений, он вызвал неприятие и ненависть. А те грузины, которые в силу бедности и характера работы оказались в стороне от коррупционных отношений, стали испытывать замешательство. Они просто не поняли, зачем нужна смена правил игры, что они с этого поимеют, что потеряют.

Я выше подчеркивал, что коррупция основана на определенных элементах взаимности и национальных традициях. Но, конечно, коррупция невозможна без элемента насилия, как и все материальные отношения. Продавщицу можно уволить, торговца лишить места, на чиновника написать жалобу, далее мы имеем более весомые элементы разрешения конфликтов - суд, полиция, киллер, бандиты. Борьба с коррупцией тоже невозможна без элементов насилия, включая полицию, суды, конфискации. Это насилия стимулирует или ослабляет коррупцию. Поэтому власть может регулировать коррупцию с помощью законодательства и силовых органов. Самый удобный путь это регулирование законодательства и инструкций. Подрегулировал законодательство, вот вам и всплеск жажды коррупции. Остается потом только подрегулировать чуток работу силовиков, чтобы они коррумпировались с строгом соответствии с законодательством. Всё это я хорошо показал в статье Криминал.

Однако, надо разделять коррупцию высших и нижних страт общества. Дело в том, что наверху власти законодательство действует весьма условно. Надо учиться у Абрахама Линкольна. Когда его в беседе спросили, не будет ли выполнение той или иной просьбы связано с проблемами нарушения Конституции США, Абрахам Линкольн мудро заметил - ну, какая между друзьями может быть Конституция? Я думаю, что именно эта мудрость Линкольна в своё время зажгла сердце страстной Лии Ахеджаковой, которая в 1993 году закричала во гневе - что это за Конституция такая, которая нам жить мешает?! И мудрый Ельцин сделал всё, чтобы его окружение и друзья поменьше заморачивали себе голову вопросом Конституции. Недаром системные либералы называют его время временем свободы.

Та чем же регулируется степень коррупции на высших уровнях власти? Учтите, что потом эту коррупцию потом верхи транслируют и навязывают низам. Элементарно, Ватсон, страхом, что могут пришить. Можно сколько угодно объяснять, что страх связан с традициями, моральным обликом носителей власти, культурой, схемой организации общества, но в конечном счете всё упирается в страх - если действуешь так, то будешь цел и богат, если поведешь себя иначе, то пришьют.

И тут мы сталкиваемся с истиной, которую боятся признать в учебниках истории - власть никогда не может быть единодержавной, она всегда по сути коллективна. Лидер это только часть коллектива, а коллектив это совокупность людей, способных пришить или спасти жизнь лидера или лидеров. Связано это с тем, что идеально защитить кого-либо можно только через страх мести, а месть требует коллективности. Боярин может убить царя, но от других бояр зависит, будет ли он убит в отместку боярами или получит в ответ благодарность или сам станет царем. Начальник охраны может быть крайне далеким от политики или, наоборот, политически лояльным. Но он тоже часть круга власти. Закулисная власть тоже держится на принципе - если нам не понравится, замочим. Коррупционная составляющая здесь выступает как часть саморегуляции системы.

Хотя бы поэтому рассуждения о важности идейности для меня смешны, пока речь не идет об идеях, которые исповедают наверху. Наверху они часть системы саморегуляции властных отношений. Поэтому, если идейность внизу будет угрожать системе саморегуляции властных отношений наверху, идейность внизу будет разрушена сверху. Рыба гниет с головы, это мы знаем, просто не задумываемся, что дальнейшие процессы связаны с работой инстинкта самосохранения наверху. 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments