Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

Мать и дочь: омская трагедия

Оригинал взят у donna_benta в Мать и дочь: омская трагедия
В начале мая 1921 года в Омске произошла трагедия, страшная даже по меркам того времени: была расстреляна учительница Елена Зарудная, внучатая племянница знаменитого живописца Карла Брюллова.



Наверно, в бывшей белой столице ЧК проявляла особую бдительность,  но такой жестокости невозможно найти оправданий: без матери осталось шесть маленьких детей.



Отца рядом с ними тоже не было: Иван Зарудный покинул город вслед за армией Колчака, семья понимала, что с приходом красных его может ждать арест.
Омские страницы в мемуарах Маргариты Зарудной-Фриман читала с особым вниманием, и необходимо объяснить, как семья оказалась в нашем городе и почему случилась трагедия.



Первая мировая война застала семью Зарудных в Либаве (Лиепае), с наступлением германской армии русскому населению пришлось покинуть город. Отец, прекрасный инженер, начал искать новую работу и нашел место управляющего металлургическим заводом в  Выксе. В 17-м году последовал переезд в Белорецк, на Урале переживались бурные революционные месяцы. Удивительно, с какой объективностью говорит о том времени Маргарита Зарудная,  которой было тогда всего 9 лет. Накал рабочего возмущения на заводах достигал такого градуса, что не останавливали даже взрывы доменных печей при забастовках и гибель людей. А когда началась гражданская война, семья Зарудных, обремененная детьми, оказалась по белую сторону фронта и не могла вернуться ближе к Петербургу и родным, а откатывалась все дальше на восток.
Омску посвящено 6 глав воспоминаний, около ста страниц, и в них сразу ощущаешь дыхание нашего города и его большой реки. Очень интересно читать, как Маргарита начала учиться, поступила в частную гимназию Марии Васильевны Каеш. Придя в класс, она сразу нарушила негласное правило - села за парту в ряду мальчиков, чем испортила отношения с девочками и долго добивалась их расположения. Самый действенным способом оказалась общая игра: Маргарита предложила на перемене девочкам занять один угол большого зала, мальчикам - другой, и перетаскивать противников каждому в свой. "Тащить можно было как угодно, и мальчики тащили девочек за косички, а те их за уши". Буквально одна строчка, но сколько говорит о характере Маргариты.
Хорошо представляю себе здание, где училась старшая дочь Зарудных. В последние годы в нем находится центр  творчества "Созвездие", его дверь приходилось открывать не один раз (третий этаж надстроен в 30-х годах).


С приходом красных частная гимназия стала государственной школой, но директором по-прежнему являлась М.В.Каеш (она учительствовала в омских школах до середины 40-х годов). А из всех предметов Маргарита более всего боялась уроков истории, которую вела ее мать, - девочка не могла запоминать даты.
Все больше школьных вопросов решало ученическое самоуправление. И когда зимой закончился уголь и замерзла вся система отопления, именно ученики созвали митинг и начали собирать печки-буржуйки по домам у себя и знакомых. Печки топилились несколько дней, ребята несли около них вахту, наконец, здание прогрелось, и слесарь починил лопнувшие трубы. Потом все ученики, старшие и младшие, вместе с родителями убирали страшную грязь, которая осталась от тех дней.
У Маргариты же был свой способ борьбы с морозами: на улице она натягивала вязаную шапку на лицо, а для глаз прорезала две дырки.
На рынке продавались круги замороженного молока, киргизы приезжали туда на двугорбых верблюдах, их ноги в бесчисленных штанах выглядели как тумбы...
А летом Маргарита увлекалась скульптурой из глины и домашним театром, купалась в Иртыше и ловила рыбу, помогала работать на огороде и ходила в лес за грибами...
Казалось, трудно, но налаживалась мирная жизнь. Но почему так тревожно было от обысков, которые повторялись несколько раз? А еще старшие дети знали, что в доме бывают тайные гости. "Один такой человек появлялся... дважды или трижды и каждый раз под другим именем..." Однажды при обыске он спрятался в подполе.
В феврале 1921-го года маму арестовали, ее обвиняли в принадлежности к подпольной группе, получившей название военной организации омского комитета "Сибирского крестьянского союза". Сегодня историки пишут, что роль группы как белогвардейской и офицерской была явно преувеличена.
К чести коллег Елены Павловны Зарудной, омских педагогов, было написано ходатайство о помиловании учительницы, которая несла нагрузку в 55 часов в неделю. Ее отсутствие поставило в тяжелое положение сразу несколько учебных учреждений города.


Но ходатайство не оказало никакого воздействия на следствие.
Сама  Елена Зарудная держалась на допросах с удивительной стойкостью и не назвала имени тех, к кому направила в Новосибирск одного из укрываемых.
Ее же детям оставалось стоять под стенами омской тюрьмы, передавать матери короткие записки и передачи, и с тревогой ждать ответов, которые прекратились в начале мая.



Смерть мамы оказалась огромной бедой для пяти сестер и их брата, рядом с ними не осталось ни одного родного человека, но заботу о чужих детях продолжали стойко нести две простых русских женщины - горничная Маня и старая няня.


Всех объединяла надежда встретиться с отцом Иваном Сергеевичем Зарудным, который скрывался в Харбине.


И еще целый год это оставалось мечтой, пока не были преодолены все препятствия и состоялся отъезд из Омска. Безработный отец  встретил детей  скромными подарками, но они наконец оказались вместе.


Трогают строки, которые Иван Сергеевич писал для себя:

"Сердца устали ненавидеть и мстить. Захотелось любви и покоя, ибо из противоречий и крайностей соткана душа человека. Каждая семья пережила потерю любимого, а то и многих...
О, я это сам испытал страшным опытом последних месяцев.
Не надо только угашать духа - надо широко раскрыть сердца для жалости, чтобы потоками слез омылась народная душа.
И тогда снова войдут в нее простые истины, попранные в дни великого искушения, ибо они нужны, как солнечный свет, вода и воздух".

А старшая дочь Зарудных, когда подросла, отважно отправилась в Америку, на другой континент, сумела получить образование и после смерти отца собрала вокруг себя сестер, дав им защиту в сложное время.



Мемуары Маргариты Зарудной-Фриман читаешь как долгий диалог с матерью, попытку понять, как та решилась рисковать будущим детей? Ведь боль потери так и не была  изжита.
Свою книгу она завершает словами о маме:

"...все эти годы мы думали, что она совершила что-то героическое. Мы не знали, в чем ее обвиняли, но были уверены, что она отстаивала свои идеалы и скорее всего действовала против большевиков... То, что я поняла, было для меня откровением. С моих плеч свалился страшный груз, который тяготил столько лет. Я наконец поняла, что мама не была замешана ни в каком заговоре. Вся ее вина заключалась в СОЧУВСТВИИ... Она всего лишь не могла оставить человека без помощи. И осталась верна самой себе, не выдав имен своих друзей на допросах даже под угрозой смерти".

Еще в детстве покинувшая Родину Маргарита Зарудная сумела написать о бурлящей России начала ХХ века объективнее и мудрее, чем это удалось многим и многим. И в ее взвешенной мудрости - память о матери, которая была неизменно верна идеалам своей молодости, хотя те далеко увели страну и погубили саму Елену Брюллову.

Subscribe

  • О советском безразличии

    О смеси невежества, предубеждённости и безразличия как основы отношения советских людей к России: http://alex-vergin.livejournal.com/266181.html.…

  • Клан

    Оригинал взят у veron_rus в Клан Я очень хотел выдавить из себя что-то про Узбекистан. Но не могу. Я ошарашен увиденной картиной. Я…

  • О шаманах и шаманизме

    Не думаю, что хоть кто-то читал Правду, как читают текст. Не для чтения были эти буквы. Скорее, это было заклинание духов социалистического…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments