Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Майский

Оригинал взят у hvac в Майский

“..Еще в глубоко советские времена мне было непонятно, почему историки Отечественной войны так любили вспоминать посла СССР в США и весьма глухо отзывались о после СССР в Великобритании, при том, что оба свои обязанности выполнили хорошо и после посольских должностей стали замнаркома иностранных дел.



Бывший посол в Великобритании в 1932-43 годах, а потом замнаркома, Иван Михайлович Майский (настоящая фамилия другая) был арестован незадолго до смерти Сталина.

Реальный смысл ареста непонятен. После смерти Сталина, когда Берия активно делал взаимные перемещения тюрьма-должности и обратно, Майский продолжает быть под следствием.

Тоже непонятно. Арестовывают и расстреливают группу Берии. Майский продолжает сидеть, более того, ему инкриминируют участие в заговоре Берии.

Проходит еще несколько сеансов борьбы за власть у Советов, падают одни, поднимаются другие - Майский всё сидит под следствием. Наконец 12 июня 1955 года ему дают 6 лет. Непонятно, но ладно. Майский подает прошение о помиловании.

В ответ на это прошение, буквально через месяц после приговора его не то что милуют - его вообще амнистируют, а потом и приговор отменяют, и тут же сразу в академиках восстанавливают. Логика, конечно, должна быть, но она запрятана похлеще кощеевой иглы…”

Citato loco

“Наступил второй день войны — из Москвы не было ни звука, наступил третий, четвертый день войны — Москва продолжала молчать.

Я с нетерпением ждал каких-либо указаний от Советского правительства, и прежде всего о том, готовить ли мне почву для заключения формального англо-советского военного союза.

Но ни Молотов, ни Сталин не подавали никаких признаков жизни.

Тогда я не знал, что с момента нападения Германии Сталин запёрся, никого не видел и не принимал никакого участия в решении государственных дел.

Именно в силу этого 22 июня по радио выступил Молотов, а не Сталин, и советские послы за границей в столь критический момент не получали никаких директив из центра” (Майский В.Новый мир. 1964. № 12).

Этот бывший министр самарской "Учредилки", став советским послом в Лондоне, уцелел тогда, когда “верные ленинцы” гибли один за другим.

Майский В.(настоящие фамилия и имя Ляховецкий Иван Михайлович) (19 января 1884, г. Кириллов Новгородской губернии, – 3 сентября 1975, Москва).

Родился в семье военного врача. В 1901 окончил Омскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета.

За участие в студенческом движении исключён в 1902 из университета и выслан в Омск. Вступил в 1903 в РСДРП, меньшевик. Принимал участие в организации профдвижения. В период Революции 1905 – 07 член Саратовского Совета РД. В 1906 арестован, выслан в Тобольскую губернию.

В 1908 бежал в Германию, окончил экономический факультет Мюнхенского университета (1912), переехал в Англию. В мае 1917 возвратился в Россию. С 19 мая работал в аппарате Петроградского Совета РСД, участвовал в ряде профсоюзных съездов и конференций. 27 июня на Всероссийской конференции профсоюзов выступил с докладом о примирительных камерах (учреждения, имеющие целью разрешение трудовых споров между нанимателями и рабочими путём соглашения).

К Октябрьской революции отнёсся отрицательно.

На Чрезвычайном съезде РСДРП (о) (30 ноября – 7 декабря) выступил 5 декабря с докладом о рабочем контроле (контроль порождает анархо-синдикалистские иллюзии, партия должна вести борьбу против рабочего контроля за государственную систему регулирования экономической жизни); избран в ЦК партии.

На 1-м Всероссийском съезде профсоюзов (январь 1918) выступил против централизации руководства профсоюзами и, в частности, заявил:

"...большинство рабочих сейчас увлечено большевистскими лозунгами, увлечено иллюзиями, оно, может быть, искренно верит, что эта революция не есть революция буржуазная, а является революцией социалистической. Они, эти массы, становятся глухи к тем увещеваниям, которые раздаются по их адресу со стороны... меньшинства, остающегося на старых позициях" ("1-й Всероссийский съезд профсоюзов", П., 1918, с. 10).

1 февраля 1918 писал в приветствии журналу "Русское Богатство" (в связи с его 25-летием):

«Теперь растоптана душа социалистической интеллигенции, ибо её вере в народ самим же народом нанесён бесконечно тяжкий и мучительный удар. И под влиянием этого удара смерть и разложение внесены в её ряды: одни, полные отчаянья и боли, судорожно пытаются плыть против течения, другие отходят в сторону и замыкаются в состоянии тупой апатии, третьи – раздражённые и обиженные "неблагодарностью" масс уходят в стан явных и тайных врагов народа... Что случилось? Случилось то, что часто бывает в истории: реальная жизнь обманула ожидания идеологов, она оказалась совсем не такой, какой её воображают себе люди мысли, слова и поэтические вдохновения» ("Минувшее. Исторический альманах", т. 1, М., 1990, с. 308).

На 4-й Всероссийской конференции профсоюзов(март 1918) избран в состав президиума конференции, в своём выступлении отрицал социалистический характер Октябрьской революции.

Когда эсеры решили открыть заседания Учредительного Собрания на территории, освобождённой от Советской власти, Майский предложил ЦК РСДРП "послать в Самару полномочную делегацию ЦК, которая вне пределов Советской России могла бы оказывать известное влияние на эсеровскую политику по ту сторону фронта" (Майский И.М., Демократическая контрреволюция, М.-П., 1923, с. 12).

ЦК меньшевиков отклонил это предложение.

31 июля 1918 Майский выехал из Москвы в Казань, 7 августа город был занят войсками Комитета Учредительного Собрания (Комуча), и Майский вступил в контакт с лидерами эсеров.

Вскоре переехал в Самару, где в правительстве Комуча стал управляющим ведомством труда в Директории.

15 августа это было санкционировано Областным комитетом меньшевиков, но в сентябре Майский был выведен меньшевистским ЦК из своего состава и исключён из РСДРП.

После разгона А.В. Колчаком Комуча Майский уехал в экспедицию в Монголию.

В 1919 порвал с меньшевиками, в феврале 1921 вступил в РКП(б).

С 1922 на дипломатической и научной работе. Академик АН СССР с 1946.

8 февраля 1953 арестован, освобождён в 1956, восстановлен в партии.

Citato loco: Международные отношения. Политика. Дипломатия. XVI-XX вв. Сборник статей к 80-летию академика И.М. Майского, М., 1964


ivan-mihaylovich-mayskiy-1

Майский В. (настоящие имя и фамилия - Иван Михайлович Ляховецкий) (19.1.1884, Кириллов Вологодской губернии - 3.9.1975, Москва), дипломат, академик АН СССР (1946).

Сын военного врача. Учился на историко-филологическом факультете Петербургского университета (в 1902 исключен).

Образование получил в Мюнхенском университете (1912).

В 1903 вступил в РСДРП, меньшевик. Участвовал в революционной работе в Самаре и Саратове.

В 1908 эмигрировал в Швейцарию, а затем в Германию, в 1912 - в Великобританию.

В мае 1917 вернулся в Россию, работал в аппарате Петроградского совета.

В 1918 во время существования "Самарской директории" занимал здесь пост управляющего ведомством труда.

В сентябре 1918 выведен из состава ЦК и исключен из РСДРП.

После разгона "учредилки" А.В. Колчаком уехал в Монголию.

В 1919 "порвал с меньшевизмом" и в феврале 1921 вступил в РКП(б).

С 1922 - на дипломатической работе. В 1929-1932 полпред в Финляндии.

В 1932- 1943 посол в Великобритании.

В 1936-1939 представитель СССР в Комитете по невмешательству в испанские дела, где пытался не допустить помощи со стороны западных стран войскам генерала Ф. Франко (при том, что СССР проводил не только поставки революционной армии, но и направление в Испанию воинских соединений под видом "добровольцев", а также осуществлял руководство всеми "интернациональными бригадами").

После нападения Германии на СССР стал одним из самых популярных в Англии людей.

В 1941 участвовал в переговорах о поставках по ленд-лизу.

В 1941-1947 кандидат в члены ЦК ВКП(б). В 1943-1946 зам. наркома иностранных дел СССР.

Одновременно в 1943 Майский был назначен председателем Международной репарационной комиссии, занимавшейся подсчетом размеров контрибуции с Германии и ее сателлитов, а затем и выплатой репараций (в т.ч. демонтаж германских заводов etc.).

Одновременно преподавал в различных вузах, в т.ч. в МГУ (1948-1953).

Участвовал в работе Крымской и Потсдамской конференций. 

Академик АН СССР с 1946. Перед арестом – научный сотрудник Института всеобщей истории АН СССР.

Арестован 19 (по другим данным, 24) февраля 1953, просидел под следствием и после суда два с половиной года в тюрьме. Обвинение – по статье 58, пункт 1а (измена родине).

“Это было ужасно, — делился воспоминаниями Иван Михайлович с легким налётом отчужденности. — Меня допрашивал сам Берия. Бил цепью и плеткой.

Требовал, чтобы я сознался, что все время работал на Интеллидженс сервис.

И я в конце концов признал, что стал английским шпионом.

Думал, что если не расстреляют, то сошлют, оставят в покое.

Но меня продолжали держать в подвалах Лубянки. Не прекращались и допросы.

Из них я вскоре понял, что речь, собственно, шла не только обо мне, что Берия подбирался к Молотову..."

По предположению А.М.Некрича, процесс над Майским должен был стать прелюдией к суду над В.М.Молотовым.

При свержении Берии Майский назван в закрытом письме ЦК КПСС агентом Берии и английским шпионом, которого Берия якобы хотел сделать министром иностранных дел.

ВК ВС СССР в закрытом заседании 10 июня 1955, обвинив Майского в служебных преступлениях (ст. 109 УК – злоупотребление властью), приговорила его к 6 годам лишения свободы.

В ответ на просьбу о помиловании Президиум Верховного Совета СССР 22 июля 1955 амнистировал Майского и освободил его от наказания, а затем приговор суда был отменен.

Исключен из академиков в 1953, восстановлен 16 декабря 1955 Президиумом АН

Автор мемуаров "Воспоминания советского дипломата, 1925-1945 гг." (М., 1971), а также большого числа работ по истории Испании и внешней политики (“кто помогал Гитлеру” etc.).

Записка руководителя Комиссии Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) СССР по возмещению ущерба, нанесенного Советскому Союзу гитлеровской Германией и ее союзниками, И.М. Майского народному комиссару иностранных дел В.М.Молотову по вопросам будущего мира и послевоенного устройства

Из записки:

..Что касается Англии, то в ее груди будут жить сразу две души. Характер социально-экономической системы и общность культурно-исторических традиций будут толкать Англию в сторону Америки, но как раз Америка будет выступать ее могущественным врагом и конкурентом на мировом рынке, в области колоний, гражданской авиации, торгового флота и т.д.

Наоборот, интересы борьбы за свои мировые позиции будут толкать Англию в сторону СССР, но разница в характере социально-экономической системы и в культурно-исторических традициях будет создавать трудности в сближении между обеими странами.

В такой обстановке Англия, вероятнее всего, пойдет по столь привычному ей пути политического маклерства и станет играть американской картой против СССР и советской картой против США.

Она постарается также всеми доступными ей средствами отыскивать компромиссы по различным конкретным вопросам со своим грозным заокеанским соперником, и весьма вероятно, что на этом пути она сможет добиться значительных (хотя бы и временных) успехов.

Ибо Англия далеко превосходит США в том, что является одним из важнейших факторов в борьбе мировых сил. - в наличии огромного исторического опыта и великолепно тренированных кадров для проведения нужной ей международной политики. Логика вещей найдет себе подкрепление и в некоторых процессах, обещающих в не очень отдаленном будущем привести к власти более прогрессивные элементы, чем это было доныне.

Исходя из только что указанного, я склонен думать, что 20-летний союзный договор, заключенный между СССР и Англией в 1942 г. имеет реальную базу для своего укрепления и развития в послевоенный период.

Я склонен также думать, что СССР в этот период будет заинтересован в сохранении Англии как могущественной державы, в частности, он будет заинтересован в наличии у Англии сильного морского флота, ибо такая Англия может нам понадобиться для балансирования перед лицом империалистической экспансии США (могущественной сухопутной державой Англия никогда не будет. - для этого ей не хватает традиций, навыков, склонностей, надобности).

И, хотя в ближайшие послевоенные годы едва ли приходится ожидать каких-либо особо для нас неприятных сюрпризов со стороны Вашингтона, за это нельзя ручаться в более отдаленном будущем...

Конечно. США не являются могущественной сухопутной державой в нашем понимании этого слова и едва ли когда-либо станут таковой. В этом отношении у них много общего с Англией.

Конечно, между СССР и США залегли два океана, которые делают нашу страну относительно неуязвимой даже для американской авиации (по крайней мере, в первый послевоенный период).

Однако, отнюдь не исключено, что. если бы в более отдаленном будущем между СССР и США возникли какие-либо острые противоречия.

Америка могла бы создать для СССР немало серьезных затруднений. Так. например, она могла бы начать различными способами стимулировать возрождение Германии и Японии после того разгрома, который названные страны потерпят в результате нынешней войны.

Они могли бы также начать сколачивать антисоветский блок в Европе, используя для этого, например, такие страны, как Франция. - особенно если бы Франция располагала сильной сухопутной армией. Еще опаснее был бы союз США с Китаем, острием своим направленный против СССР.

Американская техника плюс китайская живая сила смогли бы стать большой угрозой для Советского Союза.

Излишне говорить, что такая опасность исключается для ближайшего послевоенного периода, в течение которого разоренному, ослабленному, плохо слаженному Китаю придется думать лишь о залечивании своих тяжелых и мучительных ран. Но кто знает, как сложится ситуация лет через 20 - 25?..”

10 января 1944 года

Из телеграммы  полпреда СССР в Великобритании И.М.Майского в НКИД СССР 3-4 июля 1940 г:

“..Черчилль интересовался событиями в Бессарабии и спрашивал, что это означает: возврат к империализму царских времен?

Я разъяснил ему истинный смысл наших действий. Черчилль внимательно выслушал и затем с усмешкой сказал: "Может быть, Вы и правы. Но если Ваши действия даже продиктованы не старым царем, а новым советским империализмом, - что с того, у меня нет возражений".

“..Черчилль стал горячо доказывать, что если бы Англия оказалась разбитой, то Гитлер затем всю свою мощь обрушил бы на СССР.

В связи с этим он рассказал следующую историю:

16 июня вечером, сразу же после отставки Рейно, Лаваль, окруженный несколькими другими политическими деятелями, сидел в ресторане в Бордо. За соседним столиком сидел известный американский журналист Никербокер. Лаваль пригласил Никербокера присоединиться к своей компании. Когда американец это сделал, Лаваль спросил Никербокера, что он думает о намерении правительства Петена начать переговоры о перемирии? Никербокер с горячностью ответил: если Франция еще будет продолжать борьбу, то в конечном счете с помощью Англии и США она восстановит свое положение в мире.

Но если Франция сдастся сейчас на милость Германии, она навсегда погибла как великая страна. На это Лаваль возразил: "Вы плохо понимаете, что в настоящее время происходит. Гитлер ничего не имеет против Франции. Гитлер ненавидит большевиков, и он ждет лишь благоприятной обстановки для того, чтобы нанести им смертельный удар. А мы ему в этом поможем".

Я выслушал Черчилля и ответил: "Можете быть уверены, СССР сумеет о себе позаботиться во всякое время и при всякой обстановке"…”



Tags: совок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments