Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Categories:

Культурный код заблокирован

Оригинал взят у galkovsky в В12. ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ О ПУШКИНЕ - 12

Люди, точнее силы, пришедшие к власти в России после 1917 года, русских и русскую культуру ненавидели, но элементарные задачи колониального управления заставляли их сохранять язык (для оболванивающей пропаганды и коротких приказов), для языка надо было также сохранять языкознание, филологические нормы и, в той или иной степени, литературу. К сожалению для этих сил, литературоцентричность русского мира, столь облегчившая задачу полного подчинения русских, одновременно создавала непреодолимые трудности для перерождения русской нации в народ третьего мира. Сохранили язык => сохранили филологию => сохранили литературу => сохранили историю и культурную преемственность => сохранили Россию и русский народ.

Русские, зациклившись на литературе в 19 веке, и создав себе этим в 20 веке неимоверные трудности, одновременно как будто понимали, что их мир обречен на фатальную неудачу, аналогичную гибели античности, и сделали всё возможное и невозможное, чтобы генетический и культурный код нации был абсолютно подготовлен к выживанию в постнуклеарном вакууме. Русская культура это не дома, памятники, механизмы, дороги, технологии. Русская культура это слово. Слово это последнее что забывает человек, и первое что он вспоминает, приходя в сознание. Литературная цивилизация очень живучая.

«В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это - Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества.
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова».


После этого стихотворения Гумилёва мгновенно убили. Но пчёлы русских слов продолжали жужжать в небе. С ними бросились бороться, сделали реформу орфографии, изменяли алфавит, были проекты полного уничтожения русского языка и перехода на эсперанто, 15 лет русский упорно готовили к переводу на латиницу. Но всё это была стрельба из пушки по насекомым. Негодяи были приговорены к изощрённейшему мучительству: свою отвратительную дрянь они были вынуждены произносить на Великом, Совершенном, а к началу 20-го века и Изощрённом русском языке. Который самим фактом своего существования превращал все их «мысли» в буффонаду. Вот почему Ленин был картавым, Сталин говорил по-русски с фантастическим акцентом, Хрущёв придуривался на деревенском суржике, Брежнев чмокал и гекал, а Горбачёв нёс казацкую околесицу. Всё что они говорили, невозможно было сказать по-русски. На худой конец надо было заикаться, как Молотов или Рыков.

Для полуобразованных евреев, кавказцев и прочих украинцев русский создавал неразрешимую проблему. Представьте, что в Алжире, Ливии или Танзании говорят только на французском, итальянском и английском. Это огромная проблема, а при наличии старой «метропольной» инфраструктуры – проблема неразрешимая. Ведь на языке не только говорят. На языке думают. Мысли – их структура, качество и даже интенсивность, - в значительной мере задаются степенью развития языка.

Разумеется, у людей, изнемогавших в непосильной борьбе с отвратительным русским языком, особую ненависть вызывал Пушкин. Вначале по краеугольному камню стали бить кувалдами, по всей стране прошла компания дискредитации «дворянского рифмоплёта». Булгаков стал осознавать себя русским литератором летом 1920 года, когда Владикавказ заняли красные и первым делом устроили дискуссию о ненужности и вреде Пушкина. Выступление Булгакова 1 июля на диспуте с докладом в защиту поэта и есть начало деятельности Булгакова-писателя.

Владислав Ходасевич в своей знаменитой речи на пушкинском вечере в доме литераторов в феврале 1921 года, сказал, что наступает затмение, и в грядущей ночи имя Пушкина послужит паролем, по которому образованные люди будут узнавать друг друга. В это же время умирающий Александр Блок написал своё последнее стихотворение, оно было посвящено Пушкинскому дому:

«Пушкин! «Тайную свободу»
Пели мы вослед тебе!
Дай нам руку в непогоду,
Помоги в немой борьбе!

Вот зачем такой знакомый
И родной для сердца звук –
Имя Пушкинского Дома
В Академии Наук.
Вот зачем, в часы заката
Уходя в ночную тьму,
С белой площади Сената
Тихо кланяюсь ему».


У истоков Пушкинского дома стоял крупный учёный Борис Модзалевский. Именно благодаря Модзалевскому в Петербург попала коллекция Александра Отто-Онегина. Онегин был незаконнорожденным сыном Александра II, в его судьбе большое участие принимал Жуковский, тоже бастард. Пушкинский дом, как и самого Пушкина советская власть, в конце концов, решила сохранить, поэтому Модзалевский отделался кратковременной отсидкой в тюрьме ГПУ. Его обвинили… в воровстве. Сына Модзалевского, крупного филолога-пушкиниста, в 1948 году убили и выбросили с поезда Москва-Ленинград.



Александр Онегин.




Борис Модзалевский

Следующим директором Пушкинского Дома стал историк и академик АН Сергей Фёдорович Платонов. В 1929 году судьба столкнула его с неким «Фигатнером».

Помните анекдот:

- Я не могу нормально жить и работать, из окна моей квартиры видна женская раздевалка.
– Так от вас ничего же не видно?
– Да, а вы на шкаф залезьте!

Директор Пушкинского дома на шкафу стал вести бессмысленные разговоры с каким-то тупым ублюдком. Это коронный номер русских – встреча и общение людей, которые не должны встречаться. Никогда. Просто плевок в сторону «Фигатнера» это уже культурный сбой, ЧП. Просто видеть таких субъектов, хотя бы мельком и в зеркале – НЕ НУЖНО. В нормальном обществе платоновы и фигатнеры не общаются друг с другом совершенно – в этом и состоит одна из основных функций культуры. Сначала Платонов стал жаловаться: «Уберите от меня этого полуинтеллигента, я не понимаю, о чём он говорит». А «Фигатнер» говорил очень много. Например, что Платонов с преступными целями сохранил в Пушкинском доме подлинник отречения Николая II. А его десять лет «ищут пожарники, ищут милиция, ищут фотографы в нашей столиции». Платонов, принимая на хранение в академический архив массу документов, принял с очередной порцией бумаг и странное «отречение», по всей видимости, копию или прямую фальшивку, сделал пометку в картотеке и забыл. Фигатнерам показалось заманчиво сделать из этого факта, во-первых, подтверждение легенды с отречением, а во-вторых, изобразить Академию наук паучьим гнездом отвратительных русских погромщиков-монархистов.

Начались допросы, тюрьмы, издевательства над детьми. На одном из допросов Платонов, устало приложив ладонь к глазам, сказал:

- Понимаешь, еврей, мне 70 лет, а тебе 30. Поэтому я не доживу, до того дня, когда русский крестьянин свернёт тебе твою глупую азиатскую башку. А ты доживёшь.

Платонов умер через два года, а ещё через пять подмели Фигатнера со товарищи.



1937 год. Фотография на память для архива «Пушкинского дома». «Юрий» «Петрович» Фигатнер. Образование низшее, уголовник. После революции член Президиума ЦКК ВКП(б) – «совести партии».



Платонов был образованнейшим человеком, но русские плохие историки. В его курсе лекций эпоха двоевластия 1825-1831 года никак не описывается, похоже, он не понимал, что тогда происходило. Что ещё хуже, в платоновском курсе, - достаточно подробном, - польское восстание 1831 года не упоминается вообще. Подобная поразительная наивность неизбежно должна была закончиться задушевными разговорами на шкафу. «Ты этого хотел, Жорж Данден».

Дальше Пушкинским домом стали заведовать коммунистические каменевы и луначарские, а потом пришла и советская генерация.



Алексей Бушмин.

Например с 1955 года с перерывами тридцать лет Пушкинский дом возглавлял Алексей Сергеевич Бушмин. Всё как полагается: родился в селе Левая Россошь, закончил Воронежский ветеринарный институт, затем военно-политическую академию имени Ленина. Филолог от Бога, куда там Набокову. Салтыковым-Щедриным всю жизнь занимался, особенно его «сказками». «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью».

Однако вернемся к Арзамасу. В благополучно усохшем арзамасском ответвлении пушкинского мифа наша цивилизация потеряла могущественнейший культурный инструмент - аппарат филологического искажения и подавления несовершенной и дефективно развивающейся русской личности.

Механизм диктатуры интеллектуальной аристократии (или аристократов-интеллектуалов) начал давать сбои в 40-х годах XIX века, когда, по иронии судьбы и появилась сформировавшаяся национальная литература. Приводные ремни стали рваться в 60-е годы, дальше отчуждение нарастало. По мере своего развития, великая русская литература всё более отчуждалась от великого русского государства, хотя до последнего момента в составе российских литераторов было много аристократов (Толстые, Набоков). Но эти аристократы уже были настроены против своего государства и не считали себя его частью. Возникшая связь не была закреплена: «Арзамас-2», не перешел в «Арзамас-3», «Арзамас-4», «Арзамас-5», «Арзамас-16». А первый лицейский выпуск сам дрогнул в традиции и не передал её последующим лицеистам, сведя всё к элементарной протекции закрытой привилегированной школы. Которая была важна, но не могла заменить собой Легенды.

Однако, не смотря на то, что всех этих людей уничтожили, схема организации осталась. Из-за литературного характера отечественной культуры её можно возродить. Искусство вечно, поэтому всегда возможно возрождение. Потенциал Пушкина не был выработан до конца, но он сохранен.



Таких людей в России сто лет назад расстреляли по спискам. Брали справочник «Выпускники Императорского лицея» с домашними адресами и телефонами, и расстреливали.

Русская литература успела стать частью национального образования и через это элементом культурного кода нации. Всё получилось. Этот сегмент культурного кода не работает. Но сам код есть. «Пушкин с нами».
Tags: совок
Subscribe

  • США и сталинская «бензоколонка»

    Одним из мифов сталинизма является байка об «успешной самостоятельной индустриализации СССР». В частности, адепты вышеупомянутой церкви верят в…

  • О привычке «мыслить категориями XIX в.»

    Оригинал взят у salery в post Четверть века назад находилось достаточно людей, уверовавших в наступление эры некоего «нового мышления»…

  • Прэлестно...

    В Москве откроют бесплатную киношколу для инвалидов В киношколе "Без границ" смогут обучаться люди с нарушением опорно-двигательного аппарата,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments