Alex Dietrichstein (glavbuhdudin) wrote,
Alex Dietrichstein
glavbuhdudin

Что мы знаем о крепостном праве в России?

Оригинал взят у vasiliy_eremin в Что мы знаем о крепостном праве в России?
Автор и источник https://byrnas.livejournal.com/37938.html

Что мы знаем об истории крепостничества в России? В реальности, не так уж много. В советское время всем вдалбливали, что Российская Империя была страной рабов и господ, что все крестьяне были крепостными и являлись самым забитым и бесправным сословием в России, что они влачили жалкое существование и во всем зависели от своего господина помещика. Помещик, в свою очередь, имел якобы право сотворить со своим имуществом, к которому приравнивались крепостные крестьяне, все, вплоть до убийства и не понести за это ни какого наказания. Но так ли это было на самом деле? Разберемся по существу.



Во первых, не все крестьяне принадлежали помещикам и попадали под определение крепостных. Согласно исследованиям русского историка Ю.В.Готье в 1796 году крепостных на территории центральной части России всего насчитывалось 5 700 465 душ мужского пола, что составляло 53 % от всей тогдашней численности крестьян и 5 миллионов государственных крестьян. Таким образом, на протяжении 18 века крепостные крестьяне составляли чуть более половины в общей массе великорусского крестьянства.

Были в Российской империи и целые провинции, по своей территории, превосходившие многие европейские государства, где крепостного права не было вообще - это Поморье, Приморье и Сибирь. Интересно также и то, что на западных территориях Российской империи процент крепостного населения был гораздо выше, чем в самой России. Так, к примеру, в Прибалтийских губерниях численность крепостных доходила почти до 85% от всего крестьянского населения.

В 19 веке количество крепостных крестьян стало быстро сокращаться в связи с переходом в другие сословия, так только за период с 1816 по 1856 гг. в другие сословия перешло свыше 1 млн. крепостных крестьян мужского пола.

Последняя, проведенная почти перед самой крестьянской реформой ревизия 1857 года, насчитала в России 62,5 млн. человек населения, из них крепостных крестьян было 23 млн. крестьян, что составляло 34 % от всего населения страны. Таким образом, к моменту отмены крепостного права людей относящихся к крепостному сословию в Российской империи было меньшинство, всего 1/3 от всего населения.

Из множества художественных произведений русских классиков, воспоминаний современников и других исторических источников, в особенности советского периода, нам известно множество описаний бедственного, буквально нищенского существования русского крепостного крестьянства. Однако существуют, оказывается, и другие воспоминания современников. Многие иностранцы из тех, кто бывал в крепостнической России, отмечали, что в 18 веке уровень жизни крестьян России был выше, чем во многих странах Западной Европы. Так, по наблюдениям французского путешественника Жильбера Рома, проехавшего по Сибири в 1780 гг., сибирский крестьянин жил лучше своего французского собрата. Англичанин Джон Паркинсон отмечал, что русские крестьяне одеваются намного лучше, чем простой народ в Европе.

Интересны также воспоминания русских офицеров по итогам заграничных походов русской армии в 1813 — 1814 гг. Будущие декабристы и офицеры восхищались демократическими порядками Европы, однако наряду с этим были явно шокированы и удивлены нищетой местного крестьянства по сравнению с русским.

Капитан английского флота Кокрейн, путешествовавший по России 4 года писал в 1824 г. «положение здешнего крестьянства куда лучше состояния этого класса в Ирландии». Кокрейн отмечал в России «изобилие продуктов, они хороши и дешевы», упоминал «огромные стада» в обычных деревнях. Другой английский путешественник в 1839 году вспоминал, что русские мужики живут намного лучше, чем низшие классы не только в Ирландии, но также в Англии и в Шотландии.
В те времена, оказывается, иметь корову крестьянину в Европе был признак роскоши, а в России наоборот, не иметь коровы означало крайнюю бедность.

А. С. Пушкин отмечал: «Фонвизин, в конце 18 в. путешествовавший по Франции, говорит, что, по чистой совести, судьба русского крестьянина показалась ему счастливее судьбы французского земледельца. Верю...»

В самый пик крепостничества - а это был 18 век - повинности, которыми облагался русский крепостной крестьянин не являлись для него особо тягостными. Подушная подать платилась всем миром, барщина была определена законом, печально известный оброк для большинства крестьян оказывается, не был разорительным. Правда, не везде была такая благостная картина, были и исключения. Например, на территориях, которые находились возле Москвы и Петербурга, где дороговизна столичной жизни усиливала поборы помещиков со своих крестьян.

Особенно колоритными были повествования русских революционных деятелей, близких к народникам, из числа призывавших Русь к топору, о бесправности крепостных крестьян, о помещиках, которые якобы безнаказанно мучили и убивали крестьян сотнями, а то и тысячами. Так ли это было на самом деле?

Да, права крепостных крестьян были ограничены по сравнению с другими группами населения, однако крепостной крестьянин мог быть истцом и свидетелем в суде, присягал на верность царю, имел право с согласия помещика переходить в другие сословия.
По словам одного из крупнейших современных историков Б. Н. Миронова, «вопреки распространенному в литературе мнению, крестьяне и юридически и фактически вплоть до 1861 г. имели право жаловаться на своих помещиков и активно им пользовались».

В отличие от многих «передовых и просвещенных» стран тогдашней Европы, где например, в той же Польше, убийство крепостного вообще не считалось государственным преступлением и подлежало только церковному наказанию, законы России защищали жизнь и имущество крестьян от помещиков. «Убийство крепостного рассматривалось как тяжкое уголовное преступление».
Еще начиная с середины 17 века специальное Соборное Уложение от 1649 г. разделяло меру ответственности помещика за неумышленное и предумышленное убийство крестьянина. В случае неумышленного убийства, к примеру, в драке, дворянин подвергался тюремному заключению до специального распоряжения царя. При предумышленном убийстве крестьянина виновного казнили, независимо от социального происхождения. В правление Елизаветы Петровны, когда смертная казнь в России была фактически отменена, дворян, виновных в смерти своих крестьян, обычно отправляли на каторгу. Так что царское правительство довольно внимательно следило за отношениями помещиков и крестьян, пресекая при этом всяческий беспредел.

Екатерина II в 1775 г. уполномочила даже своих генерал-губернаторов преследовать помещиков за жестокое обращение с крестьянами вплоть до конфискации имений и передачи их в управление опекунским советам. Александр I в 1817 г. указал за произвол помещиков предавать их суду и брать имения под опеку казны. Из исторических источников известно, что только за период с 1834 по 1845 годы царское правительство привлекло к суду 2838 дворян и осудило из них 630 человек.
В правление Николая I в опеке находилось ежегодно около 200 имений, взятых за плохое обращение помещиков с крестьянами. Правительство постоянно регулировало отношения помещиков и крестьян.
Наказание несли и крестьяне, так за тот же самый период с 1834 по 1845 гг. в России было осуждено 0,13 % крестьян за неповиновение своим помещикам и почти такое же число 0,13 % помещиков за превышение власти над крепостными крестьянами.

Спорны также и подробности отмены крепостного права входе проводимой в 1861 г. реформы, версии большевиков о том, что потеряли в основном в ходе освобождения только крестьяне, был явно политизирован. Факты говорят о том, что крестьяне получили в ходе реформы 1861 г. в среднем 4, 8 десятин на душу муж. пола, или по 14, 4 десятин на двор (1 десятина составляла примерно 1,1 гектара). Прожиточный минимум для крестьянской семьи составлял в 1870 гг. 10 — 11 десятин на двор. Таким образом, в целом полученной земли хватало.

По словам французских историков, «несмотря на все ограничения, русская реформа оказалась бесконечно более щедрой, чем подобная же реформа в соседних странах, Пруссии и Австрии, где крепостным была предоставлена совершенно голая свобода, без малейшего клочка земли».
В связи с перечисленными фактами невольно возникает вопрос, а почему тогда в революцию 1917 года, большевики выдвинули лозунг «Землю крестьянам!», если у крестьян и так была своя земля?
К 1916 г. в результате продаж у помещиков осталось только 40 млн. десятин земли, причем значительной частью это были земли с лесом. Когда в 1918 г. крестьяне разделили между собой эти 40 млн. десятин помещичьей земли, то есть, реализовали известный лозунг большевиков "земля - крестьянам", то выяснилось, что крестьянские наделы выросли незначительно и большого значения эти земли не сыграли. После захвата власти сами большевики откровенно заявляли, что лозунг захвата помещичьих земель не имел «серьезного экономического значения», а был поднят для поднятия крестьян против законной власти. В целом, характеризуя начало 20 века профессор Гарварда Ричард Пайпс отмечал, что в отличие от государств Европы Англии, Испании, Италии, Франции, где подавляющая часть земли находилась в руках крупных землевладельцев, до революции 1917 г. «Россия ... была классическим примером страны малых крестьянских хозяйств». По итогам столыпинской аграрной реформы помещичьи хозяйства утеряли хозяйственную значимость, непосредственный производитель - крестьяне - в 1916 году засевали (на собственной и арендуемой земле) 89,3 % земель и владели 94 % сельскохозяйственных животных.

Получается, революции 1917 года русскому крестьянину вообще были ни к чему, по результатам этих революций он потерял все то, что получил от "кровавого самодержавия".

Дополнительные материалы по теме:
Мифы и реальность дореволюционной деревни http://interserfer.blogspot.com.by/2011/01/blog-post_30.html

Tags: Российская империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments