Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

НКГБ СССР об антисоветских настроениях среди литераторов во время войны

Оригинал взят у hvac в НКГБ СССР об антисоветских настроениях среди литераторов во время войны

Спецсообщение Управления контрразведки НКГБ СССР "Об антисоветских проявлениях и отрицательных политических настроениях среди писателей и журналистов" (1943 г)

За последнее время <...> со стороны отдельных писателей и журналистов отмечаются различные отрицательные проявления и политические тенденции, связанные с их оценкой международного, внутреннего и военного положения СССР.

Враждебные элементы высказывают пораженческие настроения и пытаются воздействовать на свое окружение в антисоветском духе.

Так, например:

Collapse )

Новое поколение идейных и управляемых идиотов

Оригинал взят у kosarex в Самое важное для меня за последнюю неделю
Итак, разговаривал с одной знакомой. Её дочь поступила в один институт, причем, престижный. Будет филологом. Карьера понятна - редактор издательства и прочие профессии. А теперь внимание.

Курс литературы у них начался не с расширенного изучения классики русской и мировой литературы, а с современных, бездарных, русскоязычных пиитов. Тусовка ненормального Кузьмина. Короче, не Мандельштам, не Пастернак, не Бродский, даже не Маршак, а отрыжка еврейской поэзии. Юдик Шерман (один из псевдонимов Крылова Кости) отдыхает. Он слишком интеллектуален. Даже Витухновская отдыхает. Купили они книгу нужных пиитов, смеялись всей семьёй - муж, она, дочь, даже теща.

Я как-то предсказывал Косте Крылову и объяснял, почему не надо наезжать на Чехова, Булгакова, Салтыкова-Щедрина и прочих столпов русской литературы. Да, ему платили бабки за опускание русской литературы, только и он, далеко не Щедрин и даже не Маршак не будет нужен после опускания. Впрочем, это мы и видим - уже не нужен.

А удары пошли сверху. Само идиотское выступление Вербицкой о необходимости удаления из школьной программы Толстого и Достоевского под предлогом, что они народу не понятны, ставит точки над и. Да любая программа в школе и ВУЗах народу не понятна! Недаром к учебникам математики, физики, химии, литературы, истории и так далее в школах прилагается учитель, а в ВУЗах преподаватели и лекторы. Даже к аспирантам прилагаются научные руководители. Мы же, пардон, не отменяем преподавание английского на том основании, что английский без учебников и преподавателей народу не понятен!

Теперь повторю вкратце, что говорил раньше. Идет четкая дебилизация системы преподавания. Сперва подавалось это как великая мечта для писак среднего уровня - вот опорочим классиков, нас читать и уважать будут, гонорары от книг возрастут. На деле это план по такому понижению уровня писателей, при котором любого дурака и психа можно в классики назначить за самый мелкий прайс. Надоест - найдут нового "классика". Пряников не будет, только для особой швали.

Теперь более подробное пояснение. Цель глубже, чем возомнили писаки, поливавшие вместе с Галковским классиков литературы. Между поколениями решили вбить искусственный клин. Октябрьская резня недаром взросла на почве разрыва образовательного уровня между поколениями. Старое поколение было неграмотным процентов на 80, а большинство молодежи хоть читать, да считать до ста выучилось. В итоге старшее поколение потеряло авторитет, не могло нормально передать опыт, а авторитет у поколения перехватили эсеровские и большевистские терористы. Теперь хотят вбить иной клин, сделать молодежь слишком глупой и неспособной к обучению, чтобы понять старших. Забить головы фоменковщиной, галковщиной и прочей дрянью. Ударили не только по среднему, но и по высшему образованию. Придурков преподают в ВУЗах, чтобы будущие филологи и учителя литературы потеряли критерии качественной литературы. Зачем им Шекспир или Пушкин? Пусть читают Алазона или Кузьмина. Долой Пастернака, пусть он и еврей, но он может сотворить "зло" - невольно показать, как должны звучать хорошие стихи.

Есть естественная разница между поколениями, иное время, иные достижения. Например, молодежь разбирается в компьютерах и массе иных вещей. А есть искусственная разница - теперь уже молодое поколение хотят сделать малограмотным, неспособным к чтению и обдумыванию прочитанного. Причем, явление-то международное. Я ничего не имею против Боба Дилона, но присуждение ему нобелевке по литературе означает, что потенциально хорошим поэтам и писателям не дают хода. Вспомним успех Высоцкого. Он научился писать, поскольку зарабатывал гитарой так, как в самом счастливом сне не снилось потенциально хорошим поэтам и писателям. Они заглохли. Если бы Дилан за счет музыки не зарабатывал бы, он бы тоже заглох.

Но дела литературой не ограничиваются. Недавно я попал в "дурную", еврейскую компанию. Короче, высказался на проза.ру против понижения уровня образования в Израиле. Вот, что мне написали -

Ой, Алексей, как вы правы! Сейчас только министр образования Израиля, лидер религиозно-националистической партии "Еврейский дом" сообщил, что обучение еврейским ценностям в школах намного важнее обучению математики!!! Видимо он прочитал и проникся вашей рецензией. А насчет высшего образования - зачем тратить деньги налогоплательщиков, когда приехало в страну сотни тысяч с высшим образованием! Бесплатно!!!

Понятно, что у нас тоже к этому идут. Понимаю - математика народу не понятна. Будут создавать новую, самовлюбленную интеллигенцию, неспособную понять старшее поколение и двигаться вперед на основе накопленных миром знаний. Оглупление во имя управляемости. Там борьба с отуплением чуть ли не юдофобия, у нас русофобия напополам с юдофобией, а суть одна. Творят новое поколение идейных и управляемых идиотов.

Литературные рабы и коммунистическая реальность

Оригинал взят у kosarex в Литературные рабы и коммунистическая реальность
Начало здесь - http://kosarex.livejournal.com/2544090.html   http://kosarex.livejournal.com/2546215.html

Можно бесконечно долго анализировать конфликты в литературной среде в 20-ых и 30-ых. Подсиживали, писали доносы, пели друг другу панегирики. В конце концов не надо удивляться, что социалистические писаки оказались столь же аморальными, как и власть, которая их породила. Важнее, что такое отношение к искусству и работе в этой сфере сохранилось по сей день. Изменились не столько работники искусства, сколько время. Сейчас меньше читают, больше слушают музыку. Последствия мы видим - мало кому пока приходит в голову искать нового Гумилева или Есенина, чтобы убить их. Зато замочили Талькова и Виктора Цоя. И это не весь список. Власть платит писателям мало, поэтому мордобой между писателями в процессе разборок, кто гениальнее, стал редок. Но, стоило начаться приватизации дач в Переделкино, как резко возросли склоки и даже был скандал по поводу мордобоя. Дачи поделили - народ стал более мирным.

У писателей уныние, никто не мечтает, что власть озаботится созданием особого читателя, восторгающегося из поделками. Никто даже не мечтает давать десять лет без права переписки за отказ считать Дети Арбата гениальным произведением. Но из всех искусств, кроме попсы, для нас важнейшим является кино. Там бабло, там Гусман кидался на Михалкова. Там, стоило Щелкунчику Кончаловского провалиться в прокате, Кончаловский запел о необходимости создания нового зрителя в стиле старого, времен Сталина, готового восхищаться его фильмами. Не спасло зрителя даже то, что он повел себя чисто по-американски, хваленые американцы фильм проигнорировали, российский зритель тоже проигнорировал.

Нельзя понять мир динозавров только по современности, наблюдая варанов с острова Комодо. Нет, надо посмотреть на мир динозавров глазами палеонтологов, когда динозавры оккупировали всю Землю. Именно тогда они проявили себя во всей красе. Тогда мы поймем, что веселая шуточка Витухновской, будто она и Сорокин поставили последнюю точку в русской литературе, дальше конец, ничего стоящего не создадут, была нормой поведения. Нас навеки осчастливили Разгромом Фадеева, Цементом Гладкова, Чапаевом Фурманова, Поднятой целиной Шолохова. Мало? Так нас счастливили, счастливили и осчастливили тысячи писателей, каждый из которых подавал свое произведение как гениальное.

Тут без марксизма не обойтись - ищите бабло, материя первична, сознание вторично, а духовность третична. Власть хорошо платила писателям, отсюда ненависть к Гумилеву, пытки после ареста и расстрел. Есенин приехал избираться на должность главы писательской организации Ленинграда, заглянул к Ахматовой, оставил адрес. Наутро нашли повешенным избитый труп. Близкие Горькова считали и считают, что его отравили или убили каким-нибудь тихим методом. Так он был как собака на сене - должность главы СП СССР была большой кормушкой. Маяковского честно ненавидели за большую квартиру, деньги в кармане, автомобиль у подъезда. Тогда была возможность разгула марксистских инстинктов в стиле - богатое бытие определяет бескомпромиссное сознание. Поэтому зубы были острые, хватка железной, рык оглушал уши. Сейчас мы видим вырождение. Рахитичные кости, вялое тявканье, критики уже сами в волчьи стаи не сбиваются, их сгоняют в нужные точки кураторы. Измельчал писатель, выродился на постперестроечных харчах. Даже Пелевин подрабатывал сочинением торговых слоганов, а потом собрал манатки и умотал в Германию. Последний вспеск нормальной, большевистской злобы был связан только с присуждением Нобелевской Алесеевич. Тут её собратья по политическим взглядам облили её грязью, мол, у неё денег куры не клюют, а нам на водку не хватает. Нет, у многих на водку пока хватает, а на чувство гордости за своё место в обществе и веру в себя денег нет.

Теперь выйдем за рамки диссидентской мысли. Марксизм был куда более капиталистичен в своем мышлении, чем капитализм. Но он имел цель, которая несовместима с капитализмом прошлого и едина с современным постиндустриальным мышлением - сделать элементарные вещи достоянием элиты. Раз бытиё определяет сознание, то гордость писателя за советский строй может быть только отражением внутреннего сознания писателя, гордого за своё место в обществе, бабло в кармане, хорошее жильё, популярность среди женщин, поездки за границу и так далее. Но это как бы секрет для народных масс - нет денег, нет песни. Пусть товарищ Сталин знает, что писатель должен хорошо получать, народ должен думать об изнурительном, подвижническом труде писателя, который оплачивается прежде всего аплодисментами. Писатель - бессеребряник! Он служит массам. А Политбюро ЦК знает, что, посчитывая гонорары в кармане, писатель благодарит партию и хочет продолжить своё служение именно ей, а не массам.

Нечто похожее мы сейчас видим в Интернете с рядом как бы независимых граждан. Они - бессеребряники, пишут во имя идеи, но пишут как угодно власти или игре в оппозицию. Более того, мы видим, как борзописцы бесстыже меняют свои взгляды и политические предпочтения. Из идеи - бытиё определяет сознание - считается, что они получили новые указания или ими манипулируют путем увеличения или уменьшения гонораров. Например, Крылов раньше особо не расписывался в общности с Галковским, но гонорары срезали, пришлось читать частные лекции по философии, пытаться поддержать уровень доходов, тут-то он начал впрямую его одобрять, ведь у Галковского бизнес, он пока на плаву. Поскреби идейность - увидишь материальный интерес.

Советская шиза, то есть страсть секретить очевидное, приводит к естественным сбоям в работе машины власти. Пресловутые деревенщики времен Хрущева и Брежнева это не только следствие оттепели, когда страх убавился, но и следствие падения гонораров писателей относительно общего уровня жизни. Ну и хрен с ними, пущай живут, за такое бабло мочить нет смысла. Отказ от политики создания нового читателя, видящего в тысяче бездарностий тысячу Шекспиров, тоже логичен. Цель это восторженность, но орудие, то есть ссылка миллионов в ГУЛАГ за отсутствие энтузиазма, слишком дорого. Да и жрут писатели много. Лучше западный путь, когда читателей нет и расходов нет, поскольку талантливых писателей нет или есть, но вследствии пресловутого закона Бытиё определяет сознание, пишут они не то, думают не так и даже глядят на мир как-то подозрительно. Получаем очередную шизу - писатель требует внимания, забыв, что писательство уже давно власть не интересует. Все знают, что нужные элементы политического воспитания народных масс можно успешно заложить в рекламу подгузников или стирального порошка. Поэтому нетолерантная реклама китайского стирального порошка для китайцев это скандал на весь мир, а Нобелевская премия по литературе скучна, как ловля блох. Воспользуйся патентованным гигиеническим средством, блохи исчезнут вместе с интересом к Нобелевским премиям и литературе.

Живучесть литературы и польза от неё для общества во многом зависит от её желания и способности рассекречивать очевидное или хотя бы не утверждать, что очевидного не существует. Советская власть сама себя подорвала желанием вечно секретить очевидное. Подрывая себя во имя секретности, она подорвала семью, мораль, способность людей кооперироваться, экономику, цель собственного существования, страну. Гибель советской литературы это только одно из следствий неадекватности советской власти, причем, далеко не главное следствие. У динозавра мозг был размером с грецкий орех. У человека он с полтора килограмма. Но ведь надо использовать мозг именно размером с грецкий орех, чтобы уныло утверждать, что Броненосец Потемкин - лучший фильм всех времен и народов даже в 70-ые, или мыслить Андрея Вознесенского великим поэтом. Но ведь в этом суть политической и литературной шизы - задействуются слишком малые объемы мозга во имя непреклонности. Я как-то писал, что город Глупов мог в карикатурном виде у Салтыкова-Щедрина существовать неопределенное время. Чтобы поставить точку в произведении и истории города Глупова, он был превращен в Непреклонск. Погиб не Глупов, глупость может жить вечно, погиб град Непреклонск. Поэтому мы и смеемся сквозь слезы и наши беды, когда на месте советского Непреклонска, рухнувшим, чтобы превратиться в ельцинский град Глупов пытаются создать некий новый Непреклонск. Но, пардон, превращение ельцинского града Глупова в Непреклонск было записано в самом сценарии краха. Так и с литературой, обрушение советской, непреклонной литературы породило ещё более жалкую, постсоветскую непреклонную литературу, которая не желает рассекречивать очевидное. Советская шиза возродилась в новом виде, в смеси диссиденства во имя власти и охранительства во имя власти.

Потом продолжу.

Массолит

Оригинал взят у kosarex в Продолжу о литературе
Наобещав сами себе небывалый расцвет литературы, большевики проявили обычную для себя манию величия. Ленин обещал в 20-ом комсомольцам, что через 15-20 лет они будут жить при коммунизме. Естественно, Мировую революцию обещали в ближайшие сроки. То она будет со дня на день, то лет через десять (цикл подъема и спада по Марксу равен 10 годам). С точки зрения коммунистов того времени обещать надо было много. Воздушные замки прошлого сменили воздушные города. Шиза рассматривалась как двигатель народного энтузиазма, которая сама себя вперед толкает. А литература требует минимальных вложений - бумага, ручка, чернила и энтузиазм пустого желудка. Когда власть обещала тысячу Шекспиров, это не означало, что она собиралась накормить вся тысячу.

Естественно, всякая шиза подразумевает, что какая-то часть руководства мыслит более реально, даже совсем реально по собственным меркам. Только мерки реальности у транслирующих шизу оказываются смещены. Ленин, например, всерьез рассуждал, что буржуазия сама им продаст веревку, на которой её удавят. Смешно, большевики сделали революцию за счет внешних спонсоров и надеялись их перекупить за счет награбленного в России. Получалось, что большевикам помогали только в силу собственной глупости. Фактически, это вариант старой логики - все дураки, только марксисты умные. Понятно, что и литературой проблем не будет - марксисты самые умные, они напишут самую гениальную литературу.

Но был иной цинизм в расчетах большевиков. Предполагалось, что большевизм породит особого, массового читателя, способного оценить гениальность марксистской литературы. Тут скрыта иная шиза. Оценка качества художественной литературы не стоит в прямой зависимости от идейного сознания читателя. Если вам нужно ломать психику читателя за счет страха от репрессий ЧК, то вы открываете дорогу халтуре. Насилие и психологическая обработка по Ленину являются звеньями одной цепи - сперва принудить, потом убедить. Фактически, речь идет о гипнозе страхом. Марксизм-ленинизм гениален, поскольку иначе вас к стенке поставят и в расход пустят. Это такой же гипноз страхом, как в Средневековье - Христос прав, поскольку священник имеет вас право к ограде приковать, в яму кинуть, а особо несогласных сжечь и запугать остальных. Художественная литература может пользоваться успехами гипноза страхом куда меньше, чем речи вождя партии, партийные документы, приказы. Обилие авторов мешает придать каждому статус святого, Авторы невольно конкурируют между собой, это тоже мешает ореолу святости. Наконец, запуганный читатель отнюдь не самый умный читатель в мире, ему отнюдь не нужна гениальная литература, он её со страху толком не поймет.

Большевики, естественно, поняли указания сразу в двух смыслах - нужна великая литература, а в принципе можно гнать халтуру, иначе получится недостаточно идейное произведение. Правильный читатель будет правильно восхищаться. Я люблю цитировать Маяковского - антисемит Антанте мил, Антанта сборище громил. Так и представляю Блюхера в Китае, подымающего цепи китайцев против китайцев в атаку с воплем "бей антисемитов!"

Но самой главной угрозой для большевистского подхода к литературе были сами большевистские писаки. Они нуждались в объективных критериях качества, чтобы понять, кто из них лучше. И они же отрицали эти критерии качества. Сами же критерии качества можно было взять из двух источников - произведения прошлого и руководящие указания ЦК. Пушкина свергали с пьедестала современности за то, что он не марксист, а руководящие указания ЦК встречались подобострастно, но руководство в литературе мало смыслило. Что делать?

На сторону большевиков перешла часть поэтов и писателей, которые писали ещё до революции. Маяковский, Блок, Горький и даже бездарный поэт Эренбург понимали литературу, но они были вынуждены обнаружить, что имеют дело с целой когортой бездарей. А ЦК ВКП(б) тоже логично рассудило, что дожидаться, пока страх создаст идеального читателя, не стоит. Литература должна давать эффект. Пролетарские писатели были обречены на конфликты друг с другом за место у кормушки. Расстрельный стиль управления диктовал логику отношений. Конкуренция рапповцев и Маяковского напоминает борьбу за то, кто первым уговорит ЧК расстрелять врагов из противоположного лагеря. Писатели обвиняли друг друга в контрреволюционности и подрывали веру читателя в непогрешимость и величие романов и стихов. Критические обзоры иногда напоминали доносы, а иногда склоки на партсобраниях. Создание СП СССР во многом было вынужденной мерой, а не только отражением естественной бюрократизации жизни в СССР.

Сейчас, оглядываясь на величественную советскую литературу, надо признать, что слава была дутой. Дореволюционная литература оказалась более жизнеспособной и популярной даже среди школьников. Пушкина помним, Евтушенко забываем. Большинство советских писателей по сути чисто советскими не являются. Маяковский, Пастернак, Блок, Есенин, Мандельштам, Алексей Толстой, Горький - все они начали писать и научились писать до революции. Булгаков советскую власть ненавидел. Солженицын и Иосиф Бродский себя к советским не причисляли. Советская литература не поднялась выше Симонова и Распутина, причем Распутин советскую власть особо не жаловал. Остаются Симонов да Евтушенко с Вознесенским. Но дутая слава - лучшее подтверждение и доказательство того, что популярность советской литературы в прошлом держалась на эффекте создания особого читателя, чьи мозги загипнотизировали сперва страхом перед ЧК, а затем навесили лапшу на уши. Кончился страх, прекратилась прежняя промывка мозгов, кончился читатель.

Продолжу потом

...под этой крышей скрывается и вызревает целая бездна талантов

Оригинал взят у kosarex в Большевики и литература


Проблема литературной жизни в советской стране заключалась в отношении большевиков к литературе. Мы все учили формулу создания литературы. Она должна быть национальной по форме и социалистической по содержанию. Это позиция шизиков - социалистическое содержание интернационально по сути, а марксизм учит, что содержание диктует форму. Это только кажется, что форма литературы это нечто национальное - один кричит "да здравствует СССР" в тюбетейке, а другой в кепке-аэродроме. Э, нет, так учит марксизм, а литературоведение оперирует такими видами форм как роман, рассказ, поэма и т.д. Уже здесь мы имеем полную шизу в определении. Рассказ и тюбетейка это разные понятия, агитация за социализм - третье. Но этот бред приводит нас к идее социалистического реализма как основного метода советских писателей. Это шиза из иного разряда, поскольку социалистический реализм предполагает наличие также реализма капиталистического, феодального, рабовладельческого, а в будущем соцреализм обязан уступить место коммунистическому реализму. Но нет, социалистический реализм у нас идет в последовательности - классицизм, сентиментализм, романтизм, критический реализм, социалистический реализм. Да, это шиза, причем шиза не учитывает, что масса произведений нельзя четко разделить - тут чисто романтическое направление, а там критический реализм. Вспомним Нос Гоголя - это не критический реализм, а фантасмагория.

Однако, это шиза, которую мы застали после Второй мировой, когда советская литература стала впадать в застой вместе с застоем Брежнева в экономике. А изначально в основе советской литературы лежала иная шиза - шиза большевистского грабежа и шиза большевистской мании величия. Разрушение старой литературы было основано на вполне официальной мании величия. Старое можно и нужно презирать и уничтожать, поскольку большевистские таланты способны на куда большие подвиги, чем прошлые гении от литературы. На полном серьезе говорилось, что социализм создаст тысячи Шекспиров и тысячи Толстых. Откуда взять? Гении повсюду, еврей изначально гениальнее русского, то есть, если дать евреям перья и бумагу, получим гениев, а у нас евреи, вооруженные марксизмом-ленинизмом вместе с остальными народами, чьи лучшие представители тоже вооружены марксизмом-ленинизмом. Дайте им вместо штыков перья, мы получим целые дивизии литераторов, равных Шекспиру и выше Шекспира. Из этого фанфаронства делался следующий вывод - раз Шекспир вызывал потрясение своей гениальностью, то тысячи социалистических Шекспиров потрясут читающую публику и весь мир в тысячу раз сильнее. Это как в мире музыки и пения, если за Козловским бегало несколько сотен истеричных дамочек, которые из-за него, шарахающегося от большинства дамочек в сторону, царапали друг друга ногтями и обливали кислотой, то за тысячами Козловскими побегут сотни тысяч и даже миллионы дамочек, царапающих друг друга ногтями и обливающих кислотой. Вот вам и будет иллюстрация того, как марксизм поднял искусство на недосягаемую прежде высоту. Представили себе эту картину?

Для нас вывод понятен - страна попала в руки психически больных людей, но большевики делали иные выводы, которые тоже не свидетельствовали об их психическом здоровье.

Если захочу, я тебя переведу обратно на туркменский, и все тебя забудут...

Оригинал взят у kosarex в Выгораживать-то не надо
http://oboguev.livejournal.com/820621.html
Я не знаю, кто такой Шостакович у Обогуева, вместо этого у меня по ссылке 404. Но подавляющее большинство национальных поэтов и писателей в советское время реально существовало. Вопрос-то в другом - насколько адекватными могли быть переводы, если сперва национальному поэту с русского языка переводили указание, о чем и как лучше писать, затем при переводе легко меняли смысл и стиль, чтобы хорошо звучало. Когда Джамбул пел "Конституция это солнце, которое восходит..." о сталинской конституции 1936 года, ему объясняли сперва, что такое конституция и зачем она нужна. Дальше начиналось самое любопытное. Есть языки, где стихосложение не требует труда и поэтому особо не ценно. Затем делали подстрочник, то есть переводили обратно на русский или брали обыденные стишата, которые на ином языке мог писать почти каждый, и тоже делали подстрочник.

Дальше нужно сказать то, что хотел скрыть Обогуев. Пресловутые национальные литературы творили в Москве и немного в Ленинграде. Причем такие авторы как Ахматова и, особенно, Пастернак буквально жировали за счет этой халтуры. Пастернак "прославился" за счет перевода чуть ли не 50 грузинских поэтов, которых потом объявили классиками грузинской и советской литературы. На этот жирный кусок была масса претендентов, но Пастернак всех отпихивал, ведь он боролся за любовь Сталина, которому он, кстати, также под своим именем посвятил восторженные стихи. Фокус в том, что переводы оплачивались по ставкам авторских произведений, а переводить с подстрочника проще. Уже после хрущевской денежной реформы ловкачи выгоняли до ста строк перевода в день. Это где-то 500 рубликов при тираже в 50 000 экземпляров. А хороший тираж это 100-200 000. Получали 10 рубликов за строчку с учетом удвоения ставки как члену СП СССР и более. Эти же переводы часто сперва публиковали в журналах. Берется подборка стихов грузинского геноцвали строчек в 300, сперва в нескольких журналах получали гонорарчик в пару тысяч, затем включали в книгу и получали тысячи три.

Другой вопрос - как пристроить всё это богатство. Нужны связи. Я уверен, что традиции проживания русских писателей в провинции, навязанные сверху, среди прочего имеют в основе политику отлучения русских писателей от знания кухни, стряпавшей национальные культуры, и, как следствие, отлучения их от огромных доходов. А ещё были доходы от перевода мировой литературы. Пастернаку можно было переводить Шекспира, Ахматовой можно было переводить древнеегипетские сказки, а русскому поэту Рубцову нельзя, слишком хорошо кушал бы. Поэтому и держали его в Вологде.

Так вот, Пастернак или Ахматова очень мучались, когда делали подобную работу. Они считали - и совершенно справедливо - что совершают двойное преступление. Одно преступление - фальсифицируют подлинную картину. Ради денег и страха иудейски выдают то, чего нет, за якобы существующее. Второе преступление - против их собственного дарования. Они его своей эдакой переводческой деятельностью просто зарывали в землю.

Я лично знал поэта Ярославцева, который редактировал за Пастернаком его стихотворные переводы Рабиндраната Тагора. Так вот, Пастернак ничуть не мучился, а взял перевод в Худлите по блату - очень дружил с заведующим соответствующей редакции. Также Пастернак не мучился, когда ему указали на странность - индийская девушка из простой деревеньки. В Индии деревень и изб нет. Ничего, Пастернак приказал оставить всё, как есть. Качество в таких случаях враг количества, то есть гонорара.

Помните стих? -
Гамзатов без сомнения
Не сын народа древнего,
А плод воображения
Козловского и Гребнева.

Поэты-переводчики Козловский и Гребнев жили в Москве. Именно их способность во имя качества стиха не обращать внимание на то, что хотел сказать Гамзатов, обогатила их лично, а Гамзатова сделала не только богатым, но и знаменитым. В Москве также жил Светлов, прославившейся среди прочего тем, что, когда переводимый им классик туркменской литературы посмел выпендриваться, Светлов прямо в ресторане заорал на классика - если захочу, я тебя переведу обратно на туркменский, и все тебя забудут.

Конечно, все эти переводчики - Пастернак, Козловский, Гребнев, Светлов - любили иногда пустить слезу, дескать, не они дрались за бабло, а просто их упросили перевести халтурные стихи и написать в итоге халтуру. На самом деле, все они дрались за кусок. Ну, а про нас, русских, остается только плакать слезами Радищева - в нас все таланты пропадают! Хотя, кое-что у меня осталось по теме. Это мое впечатление от работы выпускающим редактором с поэтами-переводчиками. Прошу -

Ходят авторы толпою -
Нет от авторов покою.
Каждый вроде именит,
Каждый знает путь в Главлит,
И поют во все гласа
Про леса и небеса,
О любви и об истоме,
Животворном жаре домен.
Вы поймите человека:
Ехал Грека через реку,
Видит Грека - перевод
Дожидается его.
Ты не будь редактор букой,
Переводик сунь-ка в руки
Прояви свой гуманизм -
Покажи, где верх, где низ.
Пусть слова звучат как иксы
Ими я давно проникся.
Побыстрее, я спешу,
Этой темой я дышу.
Слаще самых сладких грёз
Стих везучий - паровоз.
Пожалей же человека,
А не то как Грека в реку!
Мне немножко,
   Хоть бы крошки,
Словно мошке...

   Есть же ложка!

Примечания - знать путь в Главлит, пойдут туда, затем всему издательству вставят пистон за отказ дать халтуру просящему. Проникнуться темой, дышать темой - врать, будто именно данная тема для него зов души. Паровоз - стих про Ленина, партию или прочий политический вздор, обосновывающий необходимость напечать как сам стих, так и разные прочие стихи впридачу. Короче, стих и себя тянет, и остальные стихи.

Теперь о халтуре. Я в своё время очень точно перевел один стих-паровоз с монгольского -

Воистину планета велика,
Хоть вся она видна издалека!

Воистину планета велика,
Хоть наша жизнь и коротка пока!

Но Ленин, он явился на века! -
Воистину планета велика!

Конечно, когда Пастернак штамповал пачками подобную чушь, но грузинского разлива, ему потом хотелось прикинуться невинным мальчиком, который сам не хотел подобное переводить. Хотя, на мой взгляд, во всем есть своя прелесть, замените слово Ленин на Путин, сразу увидите, что старые переводы легко сделать актуальными.

Но давайте признаем очевидное - создание национальных литератур московскими борзописцами принесло много пользы национальным окраинам. Ведь какой-нибудь грузинский писатель, выучив русский, брался переводить "своё" произведение обратно на грузинский, чтобы не выглядеть идиотом, когда будут спрашивать, что он написал. В результате он учился хоть как-то излагать разные мысли, был вынужден обогащать родной язык новыми образами и сравнениями, привыкать к соблюдению правил грамматики. В итоге он становился носителем культуры речи в своём околотке. Сейчас весь этот механизм разрушен, никто не переводит себя обратно ни с русского, ни с французского, национальные писатели просто удивляются, почему нормальные люди их не читают, и ходят окрысившимися на весь мир и Россию в частности. А зря, могли бы почитать мировую литературу, сравнить и поразмыслить, почему их не читают в родных странах.

«Система образования» в СССР

Прочитал книгу (учебное издание) Рябцевой Светланы Леонидовны «Диалог за партой».
Издано в 1989 г. тираж 350 000 экз.
Больше, судя по всему, не переиздавалось.
И не купишь, чего только ныне не продаётся из букинистики, но не сие издание.
Хорошо хоть добрые люди выложили в Рунете.

Итак, Рябцева С. Л. ПЕДАГОГ с большой буквы, учительница начальных классов, кандидат наук, злейший ВРАГ советской «системы» образования.
Очень спокойно и ДОКАЗАТЕЛЬНО она показывает, что советская «система» образования:

а) основана на «методиках» чинуш, и полностью ПРОТИВОРЕЧИТ азам психологии, азам педагогики, азам логики, вообще азам Науки, а потому -

б) УБИВАЕТ у детей любовь к литературе, к поэзии, к чтению, воспитывает у детей лицемерие и тому подобное.

По большому счёту, сие «учебное пособие» это ПРИГОВОР Советскому Союзу.

Читать полностью 20finkov09 в ПОЧЕМУ я считаю, что «система образования» в СССР была ХУЖЕ
средневековой?

скачать книгу https://yadi.sk/i/PucC28m1Vpfqu

ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ О МИХАИЛЕ БУЛГАКОВЕ - 2

Оригинал взят у galkovsky в PS-26. ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ О МИХАИЛЕ БУЛГАКОВЕ - 2


Михаил Афанасьевич с друзьями. Из-за спины выглядывает бесенок Белозерская :) Здесь фотография групповая, Булгаков не выкаблучивается, поэтому похож сам на себя. В двадцатые годы такие люди в Совдепии ещё образовывали слой и среду. У них оксфорд на лице, а они, чудаки, этого не боятся, да ещё по улицам разгуливают. Как будто так и надо! В 30-е «бывшие люди» боялись самих себя, а в 40-х их уже не было. Вымерли. Collapse )

Миф о самой читающей нации.

Оригинал взят у mirovich.media в Миф о самой читающей нации.


А знаете, как звучит один из самых главных мифов, распространяемых поклонниками СССР? Полная формулировка примерно такая — "вот, мол, на бездуховном Западе люди жили богаче и сытнее, но зато советские люди были богаче интеллектуально, СССР был самой читающей страной на Земле".

На самом деле это точно такой же миф, как и изобилие в советских магазинах, порожденный по всем канонам советской пропаганды — мухлёй со статистическими данными, отражающими не там и не то. Что считала статистика в СССР? Считала количество книжек, проданных на душу населения. Грубо говоря, "читаемость" определяли по тоннажу израсходованной бумаги. Действительно, книги в СССР печатались миллионными тиражами, но за дефицитом нормальных интерьерных вещей люди, в основном, покупали их в качестве предметов интерьера и наполнения огромных советских "стенок". Зеленый Куприн и синенький Чехов, красный Некрасов и бежевый Достоевский — всем вам знакомы ряды и килограммы этих книг. Проще говоря, книги были обычной мебелью. Думаю, вы и сами вспомните какую-нибудь старую квартиру, где поставленные в полку Некрасов и Лермонтов даже ни разу не открывались — страницы накрепко слиплись.

И еще нужно сказать несколько слов про "качество" издаваемой миллионными тиражами литературы. Для чего вообще взрослый человек читает? Чтобы узнать что-то новое о мире и о себе, посмотреть шире на многие вещи и, возможно, как-то качественно перестроить свою жизнь (исходя из полученных новых знаний). Любые изменения подобного рода в СССР не приветствовались — а то, чего доброго, рабочий у станка вдруг задумается над своей зарплатой, условиями жизни, статьями расхода бюджетных средств, государственным устройством страны, в которой он живет— да и скинет нахрен советскую власть.

Поэтому что издавалось в СССР? Посмотрите книжные полки в любом бабушатнике и вы увидите, что это просто макулатура, жвачка для ума. Вот примерный список типичной советской домашней библиотеки — я не сильно ошибусь, если скажу, что он охватывает примерно 90% наполнения книжных шакфов:

1. Бесконечные ряды мертвых классиков. "Безопасные" книги, описывающие быт и устройство России XIX века. Читай и радуйся, что в советской стране живешь. К тому времени, как книги попадали в руки читателей, проблемы, описанные в этой литературе, чаще всего давно выдохлись и испарились.

2. Советская художественная литература "профессиональных писателей", вроде Гайдара или Льва Кассиля. Рассказы и повести средненького качества, прославляющие советскую власть. Сюда же можно отнести совесткие говнодетективы вроде "Погоня за призраком" или романы Юлиана Семенова и прочую военно-политическую нудятину.

3. Переводная литература. Главным образом, древние романы западных маргиналов-леваков, описывающих жизнь всяких бомжей и отребья — героями книг были какие-то бесконечные уличные музыканты, нищие и обитатели ночлежек. В СССР это подавалось под соусом "борьбы народа за свои права", при этом никто не издавал и не переводил литературу, описывающую настоящую жизнь "там".

4. Книги-мемуары советских партийных деятелей, вроде "Малой земли" Брежнева. Бредовая писанина, умирающая вместе со своим создателем. Еще сюда можно отнести книги из всяких пропагандистских издательств ("библиотека агитатора") вроде "Крах операции "Полония", рассказывающей о крахе антисоветского мятежа в процветающей советской Польше.

5. Немного сказок народов мира и несколько научных изданий вроде "справочника водителя грузового автомобиля с газовым генератором". В принципе, это единственное, что можно было читать, но общей картины оно не улучшало и никаких новых знаний о жизни не давало.

Вот это, по сути, и есть вся советская библиотека. И это в то время, когда мир зачитывался Кафкой, спорил, кто круче — Камю или Сартр, изучал психоанализ и кибернетику. И ушел, в конце концов, вперед. А СССР остался в плену своих собственных мифов. В начале девяностых с падением "железного занавеса" бывшие советские граждане, питающиеся до этого десятилетиями умственной жвачкой, массово кинулись в разную эзотерику, мистику и религию, появилось куча всяких "магов, целителей и экстрасенсов" — это та цена, которую пришлось заплатить за годы нечитания настоящей литературы.

Так что "самая читающая нация" — это очередной советский миф. Не было никакой "читающей нации".

Были полки, полные макулатуры.

__________________________________________

Понравился пост? Расскажите о нем, нажав на кнопочку ниже:


К предыдущему посту о сожжении книг

Оригинал взят у kosarex в К предыдущему посту о сожжении книг
http://kisi.deu.edu.tr/murat.goc/451.pdf
Зашел в Интернет по собственной ссылке и обнаружил, что не могу скачать полностью рассказ Рея Бредбери 451 по фарангейту. Везде требуют денег. Деньги как заслон. При этом СССР присоединился к конвенции в 1973 году. Рассказ был написан и опубликован в 1953 году. То есть, это у нас придумали некие беззаконные авторские права, чтобы люди не читали классику или платили деньги.

А тут самое главное. Разорваны отношения людей, по которым вы можете узнать, что стоит или не стоит читать. Всякие придурки пиарят либеральных халтурщиков, чтобы мы их читали, плевались и потом полностью отказались от чтения. Это самая настоящая диверсия против культуры под видом "рынка", когда у нас дерут деньги за то, что не имеют права брать деньги.

Теперь посмотрим с иного бока. Я, конечно, полез в Яху и нашел себе бесплатно английский вариант. Но у нас не все читают на английском. Да и многим читающим не помешает старый вариант на русском, поскольку до перестройки к качеству перевода было иное отношение. Мы живем вот в этом ужасе, где нас отучают читать, а иной мир, мир английского и иных языков, не отучают читать! Россия по мракобесию перегнала всю планету!

Прибавьте к этому уничтожение библиотек. Прибавьте оскудение в них выбора книг. Наше общество ещё не осознало, что перед нами то явление, которое можно назвать самым настоящим заговором против нашего права быть культурными, образованными людьми. Но процессы налицо. Сперва нас уверяли, будто книги не нужны, поскольку в Интернете есть и будет всё. Выждали, пока народ не избавился от части книг, стали уничтожать свободный доступ не просто к книгам сего дня, а к классике, к книгам дающим пищу для ума и понимания нашего мира.

И обратите внимание, насколько все в ЖЖ задавлены, насколько устали бороться с наймитами системы, что протест во благо культуры, как русской культуры, так и общемировой культуры, практически не слышен. Мы слышим только голоса мелких, продажных личностей, поющих совсем о другом.

Пара слов насчет пресловутой преуспевающей еврейской и русской общественности. Зачем она мне, если она не может заступиться даже за Рея Бредбери? Зачем она мне, если она позволяет отлучать нас через некие авторские права от пьес Островского или Чехова? В таком случае я сам себе общественность, хотя бы потому, что я сам себя слышу, слышу свое несогласие с отлучением от мировой культуры.

В ответ на нынешнюю политику власти я объявляю личную забастовку. Ни одной книги современного блатного писателя я читать не буду. Из русскоязычного и русского буду читать только то, что написано и издано до августа 1991 года. Никаких букеров и антибукеров, никаких книг членов СП РФ. Не посмотрю ни одного фильма Михалкова и Кончаловского даже советского времени. Никаких фильмов Эльдара Рязанова, снятых после 1985 года. Как вы ко мне, так и я к вам. Не куплю ни одного журнала. Не пойду ни на один концерт российской попсы от Макаревича до Шнура и прочих граждан.

Россия во мгле. Российский Интернет это второе издание большевистского мракобесия в сравнении с остальным Интернетом.