Category: литература

Вот на этом невысказанном предположении

и держится хрупкий механизм нашего молодого народовластия...
(Пелевин. Империя V)




Дело не только в откровенности Грефа, дело в слушателях. Дураки думают, что они избранные, поэтому Греф им правду шептнет на ушко. Умные поймут, что Греф их тоже попытается обмануть, как бы перепутав с рядовым населением. Вот на этой вере дураков, что их, как избранных, за нос не водят, и держится вся система управления через обман.


Оригинал взят у kosarex в Герман Греф, похоже, забыл о том, что идёт прямая трансляция

Даже у китайцев реакция на российскую жизнь проста - неуютно, жестокая жизнь.

Оригинал взят у kosarex в Должны быть пределы наезда на западенцов
http://kornev.livejournal.com/413419.html
Советская власть постоянно запрещала русскому народу адекватно реагировать - на нас наехали, мы тоже имеем право наехать. Я смотрю на проблему по-кавказски - если на меня наехали, то я имею право наехать, но в рамках наезда. При этом имею право наехать не немедленно, а когда мне удобно. Но есть границы наезда. Это не только вопрос силы наезда, но и личного права не создавать себе иллюзии. Не надо думать, что беларусская и украинская интеллигенция а) ненавидит русскую интеллигенцию б) ненавидит Россию больше, чем ей в этом потворствовала советская власть, да и ненависть присутствует далеко не у всех.

Проблема не в некой полонизации, а в праве на некие ценности, которые могут совпадать или не совпадать. Сперва разберемся, что такое провинциализм. Провинциализм это форма ухода от антикоммунальности, которая выдается за коммунальность. Вы живете в отдельном мирке и считаете, что к вам лезть нельзя, в одних случаях в принципе лезть нельзя, в других случаях надо договариваться. Например, провинциалы образуют некий литературный кружок для себя, а не для популяризации столичных авторов или авторов из других провинций. Они для себя что-то пишут и даже лезут на чужую территорию, мол, читайте нас. В этом смысле беларусская или украинская провинция ничем не отличаются от новосибирской, петербургской или башкирской. Разница ощущается только в Москве, поскольку москвичам негласно запрещено именно в силу имперского мировоззрения иметь свою, московскую литературу - свои журналы с невидимой надписью "членам иных провинций вход воспрещен", свою читающую публику. Есть только московская, еврейская литературная тусовка. Русская тусовка осуждается. Из этого в провинциях делают соответствующие выводы - а) к нам можно лезть всяким бездарям и талантам б) нас можно игнорировать в) на нас можно покрикивать, мол, вы, москвичи, нам должны, публикуйте, пиарьте и т.д. То есть, на вопрос - кто создает сепаратизм? - ответ простой, вы сами его создаете. Сами, причем даже не понимаете естественность сепаратизма.

Эстонцы в своё время правильно говорили - нельзя жить в коммуналке. Но я поставлю вопрос несколько иначе - энное количество людей зарабатывает по 1000 рублей в день. Большинству дают 500 рублей в день. Является ли человек, имеющий 2000-4000 рублей в день частью системы? Ответ прост - да, является, поскольку большинству дают по 500 рублей в день, чтобы другие имели намного больше. То есть, чеченский, таджикский, западенский и прочие национализмы только до определенной степени являются самодостаточными, во многом они являются следствием запрета на русский национализм и право русских на свой труд, на самоуважение, на свои тусовки и так далее. Подъем нерусских национализмов является прямым следствием унижения русских как нации. В таких случаях остается пожать плечами и сказать - да, вы ни хрена не можете поделать с тем же западенским национализмом, но это ваша проблема. Более того, если начать поддакивать нашим охранителям, то хуже будет. Западенцы не дураки, они сходу поймут, что я на них наехал в силу приказа, а не в силу собственных национальных чувств. Ответом может быть только всплеск ненависти, а не диалог. Правда, в ряде других случаев тоже может быть всплеск ненависти, но там хоть можно будет говорить о диалоге через ненависть, а тут всё ясно - диалога быть не может, диалог может быть с личностью, а не просто с функциональной единицей.

Все российские, охранительные вспышки ненависти и любви нелепы, как лай собаки по команде фас. С собакой нечего беседовать, дай в морду хозяину или пошли куда подальше. Точно также с рядом западенцов нет смысла говорить. Есть смысл сказать кремлянам или тельавивцам, мол, если вы спонсируете Дмитро Корчински, то вы нам противны, есть смысл сказать Петру Порошенко, мол, уйми своих собак. Слушать собачью брехню на тему - они независимы, они нас ненавидят - нет смысла. Куда интереснее вопрос о провинциализме.

Если мы возьмем российский провинциализм в наше время, то он недалеко ушел от Ревизора Гоголя. Тяжело жить в московской коммуналке, но в провинциальном болоте часто ещё тяжелее жить. Всё контролируется и подавляется. В провинции проблемы с мыслящими людьми не только потому, что таланты бегут в Москву. Думать тяжело, как ни подумай, окажешься неугоден, если не пишешь нечто примитивное. Все эти распутины и астафьевы по сути только через московский рубль получили право писать. Причем, они всё равно тупы своей провинциальностью. Советская власть очень ловко устроила, подавляя русскую, московскую литературу на корню. Нет центра общения. Шолохов сидел на Дону, чтобы вокруг него не образовалась тусовка людей, видящих современность. Современность это Москва, поскольку здесь собраны люди с высшим образованием, современные производства, здесь конктакты с заграницей и иными культурами. Значит, здесь русском не место. Сиди в провинции, наблюдай, как сеют гречку, как Ванька ухаживает за Манькой, дыши деревенским воздухом, но не сопоставляй с Москвой, а через Москву не сопоставляй с другими местами. Москва это место, где должны жить туркменские, азербайджанские, еврейские, украинские и прочие писатели. Они должны писать как бы от всей страны, то есть, среди прочего, от лица русского народа.

Провинциальная реакция на это могла быть только одна - сильнее проводить в жизнь принцип провинция только для своих, жить своей жизнью, а столицу рассматривать только, как источник благ, если не приглашают на всесоюзный уровень. Диалог с психически больными людьми бесполезен. Как может западенец возлюбить Россию, если в России не любят русских и русскую культуру? А дальше начинался национализм как стремление не попасть в общее болото, не жить по Ревизору Гоголя. Если в провинции народ не против права любить прежде всего своё, то для них стоит работать. Простой обмен - ты им, они тебе. Если только через национализм ты можешь уменьшить затхлость провинциальной, болотной жизни, то да здравствует национализм, дающий право иметь свою киностудию, своих мультипликаторов, своих писателей, своих мыслителей, да и просто своих вольнодумцев в стиле - мы не обязаны вечно выслуживаться. В итоге СССР получил массу удивительно однотипных мыслителей - Грузия кормит всю Россию, Эстония кормит всю Россию, Москва хочет превратить Львов в свой сырьевой придаток, порядочная петербуржанка с удовольствием работает на панели, но не унизится до случайного секса или брака с москвичом, без туркменского хлопка вся Россия загнется. И не случайно Корнев в ответ на мой пост, что перед нами типичная совковая реакция, срочно получил критику и начал выражать несогласие. Вся эта схема держится на вынесение за скобки элементарного обстоятельства - если у кого-то 500 рублей, то имеющий 5000 это часть системы.

Сейчас мы имеем в России нечто совсем ужасное. Гуманитарной интеллигенции как чего-то единого в принципе нет. Есть процветающая и даже не слишком процветающая часть, которая работает на ФСБ или, особенно евреи, работающие на непосредственно еврейские организации. Есть остальная интеллигенция, которая устала просить подачки. Это как бы внутренняя провинция, которая теперь устраивается чисто по-провинциальному - для нас, даже если мы живем в Москве, Москвы как бы нет. Есть Мараты Мусины, есть Фурсовы, есть какие-то бездарные журналы с бездарными светочами. Тратить на них время - себя унижать. Недаром даже Макаревича народ уже не стремится слушать, а известного офицера КГБ и наркомана Высоцкого слушает между делом. Не наш народ. Я как китаист с интересом узнал про Малявин, бывшего руководителя моего диплома, что он - гэбист. Понятно стало, как он стал аспирантом ИСАА. Нормальная карьера - стукач, член партии, билет офицера резерва КГБ, далее право на научную карьеру. А другой карьеры русскому не положено, то есть на словах можно, а на деле нельзя, всерьез не воспримут. И вы хотите, чтобы западенцы возлюбили эту культуру и сочли её русской? Культура это Ревизор, это свадьба Кречинского, это Мастер и Маргарита с горящим ресторанам У Грибоедова. Культура это выбор между - пошли вы нафиг и ненавижу сволочей.

Я смотрю на любителей на проза.ру. Есть четкое деление - блатные, рассчитывающие на блат и ушедшие в свой мирок. Я из последних - пишу для себя. Литконкурсы для дураков. В ЖЖ баню безжалостно всяких хамов и троллей. Для меня пресловутая интеллигенция вроде Галковского существует и не существует одновременно. Он - гэбист, он официальный москвич, а я московский провинциал. Иногда могу посмотреть, что в официальной Москве твориться, но, как и западенец, не считаю себя частью Москвы. Но ведь так ведут себя уже миллионы. Можно иногда прочитать что-то из Пелевина или Сорокина, но нельзя не заметить, что это психопаты с сексуальными отклонениями. Далее просто как в песне - мне налево, вам направо, ну и до свидания. Если завтра они исчезнут, моя жизнь не обеднеет. В этом смысле мы все западенцы, мы все беларусы. У всех есть свой мирок. Все мы понимаем, что у нас по 500 рублей, чтобы у вас всегда было по 5000. Но вы ползаете на брюхе, а нам нет смысла ползать на брюхе, потому что ползать на брюхе унизительно.

Наконец, надо посмотреть на общую жизнь в стране. Жизнь-то специфическая. Даже у китайцев реакция на российскую жизнь проста - неуютно, жестокая жизнь. Человек пытается уйти в свой мирок, а на него орут - не имеешь право. Мигалки это ерунда, но они символ, что нормально могут жить только блатные. Литература или публицистика тоже не главное в жизни, но они символ, что нормально могут жить только блатные. Рестораны не главное - но они тоже комфортны для блатных и некомфортны для большинства. Машина - не главное, но опять-таки, крутому комфортно на дороге, обычному водителю не очень. Чувствуете? Всё надо объявить не главным в жизни, включая женщин. Потому что женщины реагируют не на культуру, образование и некие таланты, а прежде всего на бабло. На Востоке Украины сейчас бунтуют, поскольку западенцы и киевляне постарались устроить Востоку страны совковый ад. Но, если РФ включит Восток Украины в свой состав, они, как и крымчане, скоро будут вас ненавидеть. У нас нет коммунальности, то есть нормального сосуществования людей в виде некой общности. У нас есть антикоммунальность.

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ЛОНДОНЕ - 131 (АХМАДУЛИНА)

Оригинал взят у galkovsky в 670. БЕЛОЧКА


Умерла Белла Ахмадулина.

Ахмадулина была знаковой фигурой советской культуры и как нельзя лучше выражала её «декоративно-прикладной характер». Collapse )

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ЛОНДОНЕ - 82 (ЕРОФЕЕВ)

Мистер Оливер Реди родился примерно в 1977 году, окончил Оксфорд. Во время учёбы организовал студенческий «Русский клуб», в котором пытался имитировать стиль жизни советской интеллигенции (водка, преферанс, просмотр фильмов Тарковского и Котёночкина, низкокачественные пельмени и голубцы). На третьем курсе стажировался в Мордовском университете. Оливер обратил на себя внимание несколько лет назад, когда с целью сбора материала для чернушечной пьесы «Месяц мёртвого солнца» кочевал по Ямалу с ненецкой семьёй.
Collapse )