Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Прорывная советская технология - тырить всё, что плохо лежит

Оригинал взят у systemity в Всепланетные экстракторы всего хорошего. Воровали всё, что можно было своровать

О ЧЁМ НЕ ПРИНЯТО ГОВОРИТЬ ИЛИ ЛИЦЕНЗИОННОЕ ВОРОВСТВО

08.05.2017


Меня абсолютно не интересует моральный аспект сколько и чего из чужих технологий "внедрил" СССР у себя. Труднее вразумительно пояснить факт того, что даже обладая всем спектром передовых мировых технологий своего времени, СССР так и не смог представить ничего путного перед началом Великой Отечественной войны, а успех лучших образцов советской технической мысли, определивших исход войны, базируется лишь на их необычайной массовости на фоне технологического и ресурсного истощения врага.

- лицензии на английские турбореактивные авиадвигатели "Нин" и "Дервент" СССР купил в 1948г (Прим.90*)
- оптический авиационный прицел ОПБ-4С являлся копией американского прицела "Норден" (Прим.83*)
- советский автобус ЗИС-154 с 1946г выпускался по лицензии General Motors на автобус TDH-3610. Также по лицензии этой фирмы выпускался в СССР троллейбус МТБ-82Д и трамвай МТВ-82- прототипом советского армейского трехцветного фонаря стал немецкий аналог Daimon-2213 модели 1939г
- советский бинокль Б8х30, что выпускался в СССР с 1947г, был копией немецкого бинокля Karl Zeiss Jena Deltrentis 8х30 модели 1920г
- пылесос Lewyt-40 с 1954г выпускался в СССР как "Москва"
- шведский фотоаппарат Hasselblad 1600F модели 1948г СССР с 1957г выпускал под маркой "Салют"
- немецкий турбореактивный двигатель Jumo-004 от истребителя Me.262 послужил основой для авиадвигателя НК-12 и НК-12МП стратегического бомбардировщика Ту-95, а также Ту-142, Ту-95МС и Ан-22
- танковый призменный перископический прибор кругового обзора МК-4 был скопирован с английского оригинала в 1943г (Прим.75*)Collapse )

А это - мой личный опыт наблюдения за советским научным внедрением
ворованного: "Ручкой по яйцам - http://www.proza.ru/2010/12/13/327"




Кафка

Оригинал взят у loboff в Кафка
Порой такие рассказы пробирают куда больше, чем даже лагерные ужасы:

"Отакар Швец работал под страшным давлением. Это был грандиозный проект, в котором участвовало свыше шестисот человек. 23 каменщика в три смены тесали глыбу весом 52 тонны, команда геологов и статиков просчитывала, сколько бетона нужно загнать под памятник и т.д. А у Швеца над душой стояли гебисты и политики.

Сначала они решили, что солдаты стоят слишком близко к Сталину, словно арестовывают его. Пришлось отодвинуть солдат от Сталина. Потом какому-то гению пришла в голову идея, что Сталин слишком велик, чтобы быть одного роста с другими фигурами, и нужно изменить пропорции, как на рельефах египетских фараонов. Пришлось увеличить Сталина. От Швеца всё время кто-то что-то требовал, вплоть до сменившего Готвальда президента Запотоцкого, который был каменщиком по основной профессии и, конечно же, лучше всех знал, как нужно ваять гигантские статуи.

Всё этом происходило на фоне непрекращающихся политических процессов (от 12 до 18 тысяч осуждённых в год). Между тем соседи перестали здороваться со Швецем, а в его окна кто-то несколько раз бросил камни. А он был тихим, непробивным, склонным к депрессиям человеком. Сначала покончила с собой его жена, а потом и он сам.
"

О судопроизводстве РИ и СССР

Стоит разобраться, что такое советская правовая система, которую наша реальность все более напоминает. Во второй половине ХХ века дискуссия о ее природе велась не только в русскоязычных кругах, но и за рубежом. Итогом стало появление в сравнительном правоведении понятия «советская правовая семья», так как советское право ни на англосаксонское, ни на континентальное, ни на собственно русское право не походило. Заметный вклад в раскрытие подлинной сущности советского права принадлежит Олимпиаду Соломоновичу Иоффе — видному профессору кафедры гражданского права в Ленинградском университете, то есть той самой кафедры, которая подарила нам обоих президентов XXI века. В начале 80-х годов он вынужденно эмигрировал за рубеж и там совместно с Питером Мэггсом написал книгу «Советское право в теории и жизни» (Soviet Law in Theory and Practice), где на многочисленных примерах показывал уникальность правоприменения в Советском Союзе. Суть его заключалась в том, что законы могли быть отставлены в сторону во всех случаях, когда их строгое и объективное применение не устраивало политическое руководство СССР.

Легче всего это продемонстрировать, сравнив порядки в СССР с дореволюционными. Были ли у царского режима враги, которых хотелось осудить и отправить в места не столь отдаленные с полной гарантией? Были. Осуждали ли их? Осуждали. Но как это делали? Обычные суды Российской империи — это и общие суды, и окружные, и судебные палаты, и тем более мировые суды низшей инстанции, возникшие в результате реформы 1864 года,— не использовались в политических целях. Если самодержавной власти хотелось добиться осуждения политических преступников, то по высочайшему повелению дело переводили или в военный суд (вместо обычного), или прибегали к вовсе исключительным мерам, которые были в арсенале тогдашнего правительства в условиях усиленной или чрезвычайной охраны: можно было без суда и следствия на некоторый срок выслать замешанное в крамоле лицо из губернии. В условиях революционного террора в 1906–1907 годов использовались военно-полевые суды. Ужасно? Критике этих порядков посвящена львиная доля революционной публицистики, однако здесь упускается из виду важный момент: политические решения не продавливались руками обычных судов. Более того, в тех случаях, когда политически важное дело попадало все же в судейские руки (и по умолчанию рассматривалось присяжными), его итог далеко не всегда устраивал правительство. Поэтому правительство изобретало различные окольные пути, включая внесудебные. В этом факте парадоксальным образом как раз выражалось уважение «царизма» к закону и реальная независимость судей.
Читать дальше

Об офицерской чести в Красной армии

http://www.aif.ru/online/longliver/98/19_01

Лучше всего вот эта цитата из приказа Командующего Западным Фронтом, генерала армии, Героя Советского Союза Д. Г. Павлова:
"Опыт первого дня войны показывает неорганизованность и беспечность многих командиров, в том числе больших начальников. Думать об обеспечении горючим, снарядами, патронами начинают только в то время, когда патроны уже на исходе, тогда как огромная масса машин занята эвакуацией семей начальствующего состава, которых к тому же сопровождают красноармейцы, то есть люди боевого расчёта… Раненых с поля боя не эвакуируют, отдых бойцам и командирам не организуют, при отходе скот, продовольствие оставляют врагу…"

Начало ВОЙНЫ, а красные командиры бросают боевые части и подразделения на охрану конвоев с награбленным имуществом и членами своих семей. Правильно, иначе толпа семьи растерзает, имущество разграбит.

Это поведение мелких мафиозных боссов, а не офицеров.

Советская пирамида: почему вклады граждан СССР были фикцией

Как иностранные специалисты понаехали в СССР



От мигранта до экспата: как иностранные специалисты понаехали в СССР — в "Коммерсанте" пересказывается общая история привлечения рабочей силы с Запада в СССР, показаны реальные условия труда, конфликты, сложности и так далее. Есть и количественная оценка:

По экспертным оценкам, в конце 1933 года в СССР трудилось около 35 тыс. иностранных специалистов, долевой состав был таким: 17% — инженеры, 18% —– средний персонал и примерно 65% — рабочие.
Collapse )

Логика внутренней войны

...репрессии по своей природе непрочны. Входя сами по себе в область стратегии, все их составляющие (пропаганда, полицейский контроль, внутренняя политическая разведка) непрестанно разъедаются теми же реакциями, которые они вызывают; репрессии разрушают сами себя и требуют постоянных дополнительных усилий, чтобы не скатиться к бессилию и не приводить к обратным результатам. Пропаганда опровергает саму себя по мере того, как вчерашние хвастливые заявления опровергаются нынешней реальностью; полицейский контроль с течением времени стремится к ослаблению именно потому, что режим кажется прочным, — и эта самоуверенность приводит к тому, что он начинает слабеть. Внутренняя политическая разведка действует успешно до тех пор, пока секретность не станет неотъемлемой частью любой оппозиционной деятельности, что подрывает ценность информаторов.Collapse )