Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Конфуций, Лао-цзы и другие ...



Зачастую люди удивляются, узнав, что Конфуций, Мэн-цзы, Лао-цзы и прочие китайские мыслители не были стойкими приверженцами традиций, в чьих учениях говорилось бы о том, что высшее благо заключается в выборе для себя определенной социальной роли. Не были они и мирными мудрецами, проповедующими гармоничное сосуществование с природой. Их, скорее, можно причислить к числу любознательных и радикальных философов, разрушающих устои своего общества.
Collapse )

О преподавании логики в школе

Логика — это наука о том, как надо думать. Однако в нашей системе образования думать запрещено. Можно только читать и запоминать то, что написано в учебниках и утверждено программой образования. Если кто-нибудь забыл, то он обязан снова заглянуть в учебник и выучить. Поэтому в данную систему образования наука логика не вписывается.
Насколько важна формальная логика. Формальная логика — это цемент, скрепляющий все остальные знания. Логика на самом деле "учит учиться". Тогда почему логику, несмотря на всю её феноменальную полезность, не преподают в школах и ВУЗах.
На этот вопрос существует логичный ответ. Логику не преподают по тем же причинам, по которым рабам нельзя владеть огнестрельным оружием. Опасно.
Ведь на чём строится вся идеология современной школы? На авторитете. Детей учат не доказывать свои утверждения, а "обосновывать" их как на зоне. Получается два конкурирующих метода аргументации. Первый через логику. Второй через авторитет (написано в учебнике или так сказал учитель).
С точки зрения логики доказательство через авторитет — это логическая ошибка. Вот как это выглядит в жизни. "Да ты кто такой, чтобы спорить со мной, кандидатом наук!" Для современной российской науки это вариант нормы. Даже, если учитель захочет, чтобы его ученики логически думали, ему этого не сделать. Ученик обязан выучить, ответить и получить оценку. Думать в таком процессе запрещено. Какая уж тут индивидуальность. А роль учителя сводится лишь к тому, чтобы всё, что утверждено программой образования, ученики хорошо вызубрили. А на экзамене ЕГЭ это будет проверено.
Люди в массе своей перестали доказывать, просто потому, что последовательно мыслить уже не умели. Да и потребности в этом давно уже не было. Всё было утверждено программой образования. Если забыл выученное, то необходимо снова взять учебник и выучить.
отсюда

Основа марксизма — диалектика. Этот философский метод основан на изыскании противоречий в реальности. В рамках марксизма был разработан диалектический материализм, утверждавший примат материи над сознанием. Большевистская философия учила, что развитие мира — это продукт формирования или разрешения противоречий.

В такой ситуации логика, наука о правилах мышления, как часть философии оказалась не к месту в государстве победившего марксизма-ленинизма

Ведь законы и методы логики позволяют выявлять противоречия в любом «единственно правильном учении». Уже с конца 1910-х годов логику стали называть не иначе как цитаделью метафизического мышления, несовместимой с диалектикой. Логику обвиняли в ее буржуазной природе, вступающей в противоречие с пролетарской наукой. Современный философ Александр Карпенко метко заметил, что логика террора не оставляла место для логики.

В начале 1920-х годов большевики окончательно решили «философский вопрос». Всех неугодных гуманитарных ученых было предложено выслать из страны. В 1922 году состоялся «философский пароход» — серия организованных большевиками акций по выдворению из страны философов, богословов, социологов и литераторов.

Любое философское учение и направление, не вписывающиеся в рамки диалектического материализма, изгонялось. «Из новостей, ошеломляющих разум, могу сообщить, что Надеждою Крупской и каким-то М. Сперанским запрещены для чтения Платон, Кант, Шопенгауэр, Владимир Соловьев, Ницше, Лев Толстой», — писал Максим Горький в 1923 году. На несколько десятилетий философия в России практически прекратила свое существование.

отсюда

«Я открываюсь под конец». Как Британия правит Европой

Оригинал взят у civil_disput в «Я открываюсь под конец». Как Британия правит Европой
британия

Весной 1945 года Адольф Гитлер говорил своим военным, что мир не знал более странного союза, чем союз против Гитлера. Но понимал ли немецкий стратег, что он создал этот союз собственными руками? Его решение начать еще одну войну на востоке настолько противоречило интересам Германии, что казалось Сталину невероятным, – ведь главным противником обеих стран была Англия!

Аксиоматичный образ русской стратегии предложил Алексей Ефимович Едрихин, писавший под псевдонимом Вандам*. Эта стратегия рассматривала Германию в качестве друга, а не врага:

«Упираясь тылом во льды Северного океана, правым флангом в полузакрытое Балтийское море и во владения Германии и Австрии, а левым в малопригодные для плавания части Тихого океана, Великая Северная Держава имеет не три, как это обыкновенно считается у нас, а всего лишь один фронт, обращенный к югу и простирающийся от устья Дуная до Камчатки. Так как против середины фронта лежат пустыни Монголии и Восточного Туркестана, то наше движение к югу должно было идти не по всей линии фронта, а флангами и преимущественно ближайшим к центру государственного могущества правым флангом, наступая которым через Черное море и Кавказ к Средиземному морю и через Среднюю Азию к Персидскому заливу, мы, в случае успеха, сразу же выходили бы на величайший из мировых торговых трактов — так называемый Суэцкий путь».

Я еще буду ссылаться на выводы генерал-майора Едрихина в дальнейшем, а пока отмечу, что его германофилия и его же англофобия практически исключали какую-либо угрозу нашим соседям в Европе со стороны России.

Это не была лишь частная точка зрения. Со времен Венского конгресса 1813 года и созданного его решениями Священного союза мир на западе и натиск на юг были именно аксиомами русской внешней политики. Почему же наше дружелюбие было отвергнуто – не Англией, против которой оно было направлено – но соседями, Германией и Австрией, которым, как мы сами полагали, мы ничем не угрожали? И чьи действительные интересы, как считали русские планировщики, были несовместимы с английскими интересами.

Collapse )



Шарль Монтескье. О воспитании в деспотическом государстве

Как в монархических государствах воспитание стремится вселить в сердца дух высокомерия, так в деспотических государствах оно старается их унизить. Оно должно быть проникнуто духом рабства. Хорошо, если в этом духе воспитаны здесь и начальствующие, ибо в этом государстве всякий тиран в то же самое время и раб.
Безоговорочное повиновение предполагает невежество не только в том, кто повинуется, но и в том, кто повелевает: ему незачем размышлять, сомневаться и обсуждать, когда достаточно только приказать.
В деспотических государствах каждый дом — отдельное государство. Поэтому задача воспитания, заключающаяся главным образом в том, чтобы научить искусству жить с другими людьми, там очень ограничена: она сводится к тому, чтобы вселить в сердца страх, а умам сообщить познание некоторых самых простых правил религии. Знание там было бы опасно, соревнование гибельно, что же касается добродетелей, то, по мнению Аристотеля, нет ни одной добродетели, которая была бы свойственна рабам; все это очень суживает задачи воспитания в этом строе.
В известном смысле воспитание там совсем отсутствует. Надо лишить человека всего, чтобы дать ему нечто, и сначала сделать из него дурного подданного чтобы потом получить хорошего раба.
Да и зачем старагься там воспитать хорошего гражданина, чуткого к общественным бедствиям? Ведь любовь к государству может увлечь его к попыткам ослабить бразды правления, и если это ему не удастся, то он погубит себя; а если удастся, то он рискует погубить и себя самого, и государя, и государство.

Чаша цикуты

Оригинал взят у hvac в Чаша цикуты

Sokrates был осужден на смерть по обвинению в "введении новых богов" (нечестие) и растлении  молодёжи.

За то, что, своими интеллектуальными провокациями, стремился уничтожить в общественном сознании иллюзию демократии.

Его убила демократия.

Collapse )

ZOG и идеология "дивного нового мира"

Оригинал взят у hvac в ZOG и идеология "дивного нового мира"

Who is John Galt?

Сергей Голубицкий

Крест — это символ пытки.
Я предпочитаю знак доллара —
символ свободной торговли
и свободного разума.

Айн (Алиса) Рэнд (Розенбаум)

image

Название нашего эссе позаимствовано из романа "Атлант расправил плечи" американской писательницы Айн Рэнд. Книжка не шуточная - превышает по объему "Войну и мир" ровно в полтора раза. Первую тысячу страниц различные персонажи в различных обстоятельствах постоянно спрашивают друг друга: "Кто такой Джон Голт?" И недоуменно пожимают плечами. За пятьдесят страниц до окончания Джон Голт все-таки материализуется и тут же становится главным героем. Что касается сюжета, то он напоминает развитие производственной темы в книжках социалистического реализма. Со знаком минус.

"Что за чепуха?! - возмутится читатель. - Какой-то Голт, Атлант… Да и Рэнд эта - откуда взялась?" Когда три года назад я впервые услышал это имя, то подумал точно так же. Тем более что услышал его в невероятном контексте: Библиотека Конгресса США провела обширный социологический опрос, пытаясь определить, какая книга оказывает самое глубокое влияние на американцев. Первое место, разумеется, заняла Библия, а вот второе… «Атлант расправил плечи»! Глазам своим не поверил. Что же это делается?! Вроде бы дипломированный филолог, да чего уж там — кандидат наук, и специализация подходящая - современная романная поэтика, а ни о какой Айн Рэнд за сорок лет жизни слыхом не слыхивал. Что за наваждение?Collapse )

Сitato loco